Защита авторских и смежных прав в сети интернет

Научно-
образовательный
портал IQ

Функция информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет, фактически заключается в передаче информации. Этим и обусловлена особенность отношений, возникающих с применением сети Интернет: все они тесно связаны с передачей информации. В этой связи, необходим баланс между авторским правом и свободой распространения и получения информации. Об этом говорится как специалистами в области гражданского права (права интеллектуальной собственности), так и специалистами в области публичного права (уголовного права).

Проблема защиты прав интеллектуальной собственности в сети Интернет и противодействие таким деяниям носит комплексный характер, что обусловлено следующими причинами:

1. Правонарушения происходят не только в сети Интернет, но и других информационно-телекоммуникационных сетях, к которым, в частности, относятся сети подвижной радиотелефонной связи.

2. С использованием таких сетей совершаются самые различные правонарушения:

  • плагиат;
  • незаконная торговля объектами прав интеллектуальной собственности;
  • торговля контрафактной продукцией через Интернет-магазины.

3. Объектами правонарушений являются самые различные объекты прав интеллектуальной собственности.

4. Правонарушения носят транснациональный характер.

5. Рассматриваемые правонарушения зачастую сопровождаются другими опасными деяниями: распространение вредоносных программ, нарушение правил обработки персональных данных, распространение спама и других.

Методы защиты от нарушений прав интеллектуальной собственности определяются комплексностью их характера.

Мы остановимся на двух основных моментах, требующих скорейшего решения.

Технические меры защиты

Статьи 48-1 Закона «Об авторском и смежных правах» содержит требование принятия технических мер защиты авторского права и смежных прав, однако до сих нет никакой ответственности за невыполнение этих требований. Поэтому необходимо до конца продумать эти изменения. Указанные статьи отвечают передовым тенденциям в развитии международного права в сфере авторского права, в частности ст. 11 Договора ВОИС по авторскому праву, в которой говорится о соответствующей правовой охране и эффективных средствах правовой защиты существенных технических средств, используемых авторами в связи с осуществлением их прав.

Кроме того, указанные требования коррелируют с Директивой ЕС 2001/29/ЕС от 22 мая 2001 г. «О гармонизации определенных аспектов авторских и смежных прав в информационном сообществе». Однако, данная Директива делает существенный шаг дальше, чем корреспондирующие положения Договора ВОИС. В соответствии с Директивой запрещается не только обход таких технических мер защиты, но и производство или продажа оборудования, предназначенного для такого обхода. В этом же направлении пошел российский законодатель в ст. 48-1 закона об авторском праве.

Под техническими средствами защиты авторского права и смежных прав согласно п. 1 ст. 48.1 Закона понимаются любые технические устройства или их компоненты, контролирующие доступ к произведениям или объектам смежных прав, предотвращающие либо ограничивающие осуществление действий, которые не разрешены автором, обладателем смежных прав или иным обладателем исключительных прав, в отношении произведений или объектов смежных прав.

В п. 2 ст. 48.1 Закона сформулирован запрет на обход технических средств защиты авторских и смежных прав.

Однако анализ упомянутых выше положений, в целом эффективных для защиты интересов правообладателей, приводит к неутешительному выводу о том, что они пока представляют собой холостой выстрел в направлении потенциальных правонарушителей.

Во-первых, эти положения не подкреплены ссылками на соответствующие санкции за их нарушение.

Во-вторых, такие санкции, равно как и составы правонарушения, согласно особенностям, российского права должны быть сосредоточены в КоАП РФ и в УК РФ.

Изначально при подготовке законопроекта была закреплена норма, согласно которой за совершение действий, направленных на обход технических средств защиты авторских и смежных прав, наступает такая же ответственность, какая предусмотрена законодательством РФ за нарушение авторских и смежных прав.

Такая норма, естественно, вызвала возражения при ее обсуждении и была исключена из законопроекта, поскольку в КоАП РФ (ст. 7.12) и УК РФ (ст. 146) закреплены иные составы правонарушения. Кроме того, разработчиками законопроекта не представлены были проекты соответствующих изменений и дополнений в КоАП РФ и УК РФ, которые учитывали бы специфику технических средств защиты авторского права и смежных прав.

Круг замкнулся. Лоббированные профессиональным сообществом нормы о запрете обхода технических средств защиты авторского права и смежных прав повисли в воздухе, так как не могут применяться на практике.

Поэтому, считаем необходимым вносить изменения, касающиеся именно ответственности, а не останавливаться на второстепенном вопросе толкования «технологические» или «технические» средства лучше. Тем более что, в документах ВОИС, как и в законодательстве европейских стран также используется термин «технические средства».

Ответственность Интернет-провайдеров за нарушение авторских прав.

Актуальный вопрос для России – ответственность Интернет-сервис провайдеров за нарушения авторских прав.

Вопрос ответственности имеет важный международный подтекст. Поскольку Интернет не имеет границ важно, чтобы сходные подходы к регулированию данного вопроса были приняты во всем мире. Необязательно, чтобы эти подходы были идентичными: они могут различаться в зависимости от конкретных обстоятельств и правовых традиций любой конкретно взятой страны. Но для устойчивого развития глобальных сетей и электронной коммерции, они должны быть взаимно работоспособными. Этот вопрос был предметом рассмотрения на рабочем семинаре ВОИС в 1999 г., который исследовал национальные и региональные правовые рамки, системы уведомления и снятия и возможности международной гармонизации.

В Директиве Европейского Союза по электронной коммерции установлено исключение ответственности за действия по техническому копированию (кэширование), в частности, при условии, что Интернет-провайдеры, совершая такое копирование, не изменяют содержание передаваемой информации, или, узнав о незаконности содержания передаваемой информации, предприняли своевременные действия для предотвращения доступа к такой информации. Данное положение Директивы ЕС по электронной коммерции было реализовано во Франции, например, при помощи закона «О доверии в цифровой экономике» от 21 июня 2004 г., который реформировал режим ответственности Интернет-провайдеров и ввел следующую статью в кодекс почтовых и электронных сообщений:

«Любое лицо, осуществляющее автоматическое переходное и временное хранение информации, единственной целью которого является эффективная передача данных заказчикам услуг, не несет ни гражданско-правовой, ни уголовно-правовой ответственности за хранение такой информации, при условии если Интернет-провайдер:

1) не изменяет содержание информации, соблюдает правила по осуществлению доступа к информации и правила по обновлению информации, не препятствует нормальному и законному использованию технологий по получению информации;

2) принимает своевременные меры по удалению хранимой информации или закрытию доступа к ней при обнаружении незаконности содержания информации, о чем Интернет-провайдеру становится известно в связи с тем, что информация была удалена у источника передачи данных, или доступ к ней был закрыт, или если судом было принято решение о закрытии доступа к информации или ее удалении».

Во Франции также запрещено возлагать на Интернет-провайдеров обязанность по общему надзору за содержанием информации, кроме случая, когда судом был вынесен приказ об осуществлении строго определенного и временного надзора.

В соответствии с согласованным заявлением в отношении статьи (8) Договора ВОИС по авторскому праву «простое предоставление физических средств, позволяющих сделать или осуществляющих сообщение, само по себе не является сообщением в смысле настоящего Договора или Бернской конвенции». Поэтому действия Интернет-провайдеров не могут пониматься как доведение до всеобщего сведения, иначе это возложит на Интернет-провайдеров обязанность проверять всю информацию, проходящую через их инфраструктуру или хранящуюся на ней.

Исполнение такой обязанности, во-первых, представляется трудно исполнимым. Во-вторых, наличие такой обязанности фактически превратит Интернет-провайдеров в цензоров сетей, если только, конечно, в законе не будут закреплены однозначные и детально разработанные положения о том, в каких случаях Интернет-провайдеры имеют право на удаление файлов, незаконно содержащих объекты авторского права. При отсутствии такого условия обязанность Интернет-провайдеров контролировать информацию на своих серверах создаст угрозу нарушения конституционных принципов: запрещения цензуры и права свободно распространять информацию любым, не запрещенным законом способом (ст. 29 Конституции РФ). Аналогично операторы подвижной радиотелефонной связи не имеют право проверять телефонные разговоры, т.к. это будет нарушением тайну связи (статья 63 ФЗ «О связи»). Федеральным законом от 27 июля №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», аналогично французскому закону, вводится общее ограничение ответственности Интернет-провайдеров (статья 17):

«В случае, если распространение определенной информации ограничивается или запрещается федеральными законами, гражданско-правовую ответственность за распространение такой информации не несет лицо, оказывающее услуги:

1) либо по передаче информации, предоставленной другим лицом, при условии ее передачи без изменений и исправлений;

2) либо по хранению информации и обеспечению доступа к ней при условии, что это лицо не могло знать о незаконности распространения информации».

Однако нормы этого закона, не распространяются на отношения, связанные с правовой охраной результатов творческой деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации. Но это не мешает транслировать подобное положение в Закон «Об авторском праве», либо в закон «О связи», в зависимости от выбранной модели регулирования.

Все зарубежные законодательные акты различаются в части того, посвящены ли они только авторскому праву, или используют «горизонтальный подход», т.е. правило, возлагающее ответственность на провайдеров услуг вне зависимости от оснований, по которым материал незаконно передавался. Горизонтальный подход охватывает не только нарушения авторского права, но и другие законы, такие как законы о клевете или нецензурных высказываниях.

У.В.Зинина
Материалы Интернет-конференции «Право и Интернет»

Защита авторских и смежных прав в сети Интернет

Интернет имеет трансграничный характер, который невозможно примирить с территориальным характером прав интеллектуальной собственности. Большинство проблем связано с «внетерриториальным» использованием объектов права интеллектуальной собственности при сохранении их территориального характера. Сайт в Интернете доступен для всех пользователей Сети, независимо от их географического положения.

Совершенствование правовых норм в отношении охраны интеллектуальной собственности, введение ограничений на пользование этой информацией, взимание платы за пользование может привести к тому, что Интернет из «общемировой энциклопедии» превратится в коммерческую сеть с узким кругом пользователей. Такое положение вещей называют «цифровой дилеммой».

Современное законодательство по охране авторских и смежных прав в Интернете основано на концепции возможности эффективной охраны прав интеллектуальной собственности в цифровой среде без коренного изменения позитивного авторского права. В настоящее время большая часть информации, размещаемой в Интернете, охраняется авторским правом и смежными правами. Основные объекты охраны — компьютерные программы и базы данных.

Защита компьютерных программ по законодательству об авторском праве была установлена в 1972 г. на Филиппинах. В США в 1980 г. принят закон, предусматривающий охрану компьютерных программ авторским правом. Аналогичные законы действуют в Венгрии, Индии, Великобритании, Франции, Японии. В других странах считается, что компьютерные программы находятся под охраной, для которой не требуется изменения законодательства об авторском праве, так как перечень охраняемых произведений не носит исчерпывающего характера.

В 1978 г. ВОИС одобрила Типовые положения по охране программного обеспечения вычислительных машин. В 1991 г. была принята Директива Совета ЕЭС, регулирующая правовую охрану программного обеспечения.

Понятие «компьютерная программа» охватывает «подготовительные материалы, полученные в ходе ее разработки, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения». Таким образом, охране подлежат нелитеральные компоненты программы — аудиовизуальные отображения, т.е. последовательность, структура и организация программы, выводящиеся на экран (пользовательский интерфейс).

Помимо исходного текста, объектного кода и аудиовизуальных отображений компьютерной программы, правовой охране подлежат элементы, традиционно охраняемые авторским правом: название произведения и подготовительные материалы. Название программы охраняется, если оно оригинально и отражает творческую самостоятельность автора. Название компьютерной программы часто защищается правообладателем путем ее регистрации в качестве товарного знака.

Остальные элементы компьютерных программ являются неохраняемыми. Важнейший из них — алгоритм компьютерной программы, т.е. сжатым образом зафиксированная идея, по которой должен работать компьютер. Алгоритм — основной структурный компонент программы. Однако правовая охрана не распространяется на идеи и принципы, лежащие в основе компьютерных программ или баз данных. Охране подлежит конкретная реализация алгоритма в виде конкретной программы.

База данных — это объективная форма представления и организации совокупности данных, систематизированных таким образом, чтобы эти данные могли быть найдены и обработаны с помощью компьютера. В большинстве стран базы данных традиционно охраняются авторским правом как разновидность сборников (произведений, в которых осуществлена подборка материала по определенным критериям и определенным образом произведена организация материала). Авторским правом база данных защищается, только если она была создана творческим трудом.

В 1996 г. в ЕС принята Директива о правовой охране баз данных, предусматривающая защиту баз данных авторским правом и средствами института защиты sui generis. Объекты защиты — базы данных, подобранные и организованные самостоятельным интеллектуальным трудом автора, и произведения, входящие в состав баз данных. Критерий «авторского собственного интеллектуального труда» — «оригинальность» произведения.

Защита sui generis предоставляется базам данных, созданным нетворческим трудом, если в их подбор, удостоверение и представление сделаны качественные и количественные инвестиции.

Базы данных, созданные творческим трудом, охраняются в ЕС национальным авторским правом на основании критериев охраноспособности, установленных в Директиве. Институт sui generis в некоторых государствах применяется непосредственно, а в некоторых только определяет условия охраноспособности баз данных.

В США базы данных защищаются авторским правом, институтом коммерческой тайны, контрактным правом, нормами о защите от недобросовестной конкуренции и неосновательного обогащения.

Правовая потребность охраны интеллектуальной собственности в Интернете привела к принятию в рамках ВОИС международных соглашений, учитывающих влияние информационных технологий на охрану авторских и смежных прав: Договор ВОИС по авторскому праву (1996) (ДАЛ) и Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам (1996) (ДИФ). Данные Договоры — своеобразный ориентир для разработки правовых норм по охране авторских и смежных прав в Интернете. В доктрине эти соглашения называют «Договоры ВОИС по Интернету».

Нормы, содержащиеся в Договорах ВОИС, можно подразделить на группы:

— охрана новых объектов авторского права (компьютерных программ и баз данных);

— предоставление дополнительных прав (право на распространение, право проката) авторам и обладателям смежных прав;

— охрана авторских и смежных прав в цифровых сетях.

В большинстве государств право на распространение относится только к распространению материальных копий произведения. Кроме того, к праву на распространение применяется доктрина исчерпания прав — если экземпляры произведения правомерно введены в гражданский оборот, допускается их дальнейшее отчуждение без согласия автора и выплаты авторского вознаграждения.

Договоры ВОИС исходят из неприменимости права на распространение в цифровой среде, указывая на то, что данное право применяется только в отношении материальных, «осязаемых» объектов. Невозможность применения права на распространение в цифровой среде подчеркивается в Директиве ЕС о гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе (2001).

В ходе разработки Договоров ВОИС отмечалось, что невозможно запрашивать согласие автора на воспроизведение при каждом открытии страницы в Сети (при этом происходит копирование страницы в оперативную память компьютера). При передаче информации в Интернете происходит ее промежуточное копирование в памяти сервера, через который осуществляется выход индивидуального пользователя в Интернет. Если обязать владельца сервера запрашивать согласие правообладателя на промежуточное копирование, сервер будет вынужден прекратить работу, в результате чего окажется невозможным доступ пользователей к Сети.

В Договор ВОИС по авторскому праву не включены нормы, посвященные праву автора на воспроизведение в цифровых сетях. Стороны приняли Согласованное заявление к ст. 1(4) Договора: «Право на воспроизведение, установленное статьей 9 Бернской конвенции, а равно изъятия из указанного права, допустимые в соответствии с ней, полностью применимо в цифровой среде, в особенности в случае использования произведений в цифровой форме. Понимается, что хранение произведения в цифровой форме в электронном средстве сообщения представляет собой воспроизведение в соответствии со статьей 9 Бернской конвенции».

Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам предоставляет исполнителям и производителям фонограмм «исключительное право разрешать прямое или косвенное воспроизведение. любым способом и в любой форме». Договор по исполнениям и фонограммам не устанавливает специальных ограничений, применяемых в цифровой среде, а только указывает, что изъятия из охраны не должны противоречить нормальному использованию исполнений и фонограмм или необоснованно ущемлять законные интересы исполнителей и производителей фонограмм.

Договоры ВОИС — одни из первых нормативных правовых актов, предусматривающих правовую охрану технологических средств, т.е. любых технологий или устройств, предназначенных для предотвращения любых действий, которые не были разрешены правообладателем. Договоры установили обязательство государств-участников предусмотреть «правовую охрану и эффективные средства правовой защиты от обхода существующих технологических средств, используемых авторами в связи с осуществлением их прав по настоящему Договору или по Бернской конвенции, и ограничивающих в отношении их произведений действия, которые не разрешены авторами или не допускаются законом». Участвующие в Договорах страны обязуются закрепить в национальном законодательстве запрет на обход технологических средств, используемых правообладателями для охраны своих прав.

Защита авторских прав в интернет-среде

Последние годы были богаты на законодательные новеллы в сфере интеллектуальной собственности, которые коснулись прежде всего информации в сети Интернет и телекоммуникаций. Изменения в общем соответствуют общемировому тренду по усилению борьбы с пиратством в сети Интернет, однако не всегда направлены на соблюдение баланса интересов правообладателей, пользователей и информационных посредников.

«Антипиратский закон»

Федеральный закон от 02.07.2013 № 187-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях», получивший неофициальное название «Антипиратский закон», вступил в силу 1 августа 2013 года.

«Антипиратский закон» определил порядок ограничения доступа к информационным ресурсам, посредством которых осуществляется распространение аудиовизуальных произведений с нарушением интеллектуальных прав правообладателей.

Отныне правообладатель в случае обнаружения в информационно-телекоммуникационных сетях фильмов или информации, необходимой для их получения с использованием таких сетей, которые распространяются без его разрешения или иного законного основания, вправе обратиться в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти с заявлением о принятии мер по ограничению доступа к информационным ресурсам, распространяющим такие фильмы или информацию, на основании вступившего в силу судебного акта.

Предусмотрена возможность досудебного урегулирования претензий правообладателей. Так, если оператор связи в добровольном порядке исполнил требование правообладателя об удалении спорного контента, он освобождается от ответственности перед правообладателем.

В случае если в досудебном порядке не удается достичь соглашения, правообладатель вправе обратиться за защитой своих прав в судебном порядке. При этом на время судебного разбирательства доступ к сайту блокируется.

Законом № 187-ФЗ также предусмотрена возможность вечной блокировки интернет-сайта: с момента вступления указанного Закона в силу суд вправе принять решение о постоянном ограничении доступа к интернет-сайту, на котором неоднократно и неправомерно размещалась информация, содержащая объекты авторских и (или) смежных прав, или информация, необходимая для их получения с использованием информационно-телекоммуникационных сетей.

В дальнейшем в связи с принятием Федерального закона от 24.11.2014 № 364-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» действие «Антипиратского закона» распространено практически на все объекты авторских прав, кроме фотографий.

Интересно отметить, что с момента принятия «Антипиратского закона» существенно возросло число исков со стороны правообладателей о нарушении авторских прав. В качестве одного из самых ярких примеров можно привести дело по иску издательства «Эксмо» о «пожизненной» блокировке торрент-трекера rutracker.org. Как видно из материалов дела, причиной «пожизненной» блокировки стали книги писателей А. Громова и Д. Донцовой, неправомерно размещенные на интернет-ресурсе.

Таким образом, «Антипиратский закон» предоставляет авторам и иным законным правообладателем широкий перечень инструментов по защите своих прав прежде всего в сети Интернет.

Управление правами на коллективной основе

Особым субъектом авторского права являются организации, осуществляющие коллективное управление авторскими и смежными правами.

Как установлено положениями ст. 1242 ГК РФ, авторы, исполнители, изготовители фонограмм и иные обладатели авторских и смежных прав в случаях, когда осуществление их прав в индивидуальном порядке затруднено или когда допускается использование объектов авторских и смежных прав без согласия обладателей соответствующих прав, но с выплатой им вознаграждения, могут создавать основанные на членстве некоммерческие организации, на которые в соответствии с полномочиями, предоставленными им правообладателями, возлагается управление соответствующими правами на коллективной основе (организации по управлению правами на коллективной основе).

Создание таких организаций не препятствует осуществлению представительства обладателей авторских и смежных прав другими юридическими лицами и гражданами.

Организации по управлению правами на коллективной основе могут создаваться для управления правами, относящимися к одному или нескольким видам объектов авторских и смежных прав, для управления одним или несколькими видами таких прав в отношении определенных способов использования соответствующих объектов либо для управления любыми авторскими и (или) смежными правами.

Интересно отметить методику работы подобных организаций. Зачастую в подтверждение факта использования объектов авторских и смежных прав истец предъявляет аудио- или видеозапись, сделанную им во время концерта, который он посетил в качестве рядового зрителя. При этом деятельность указанных организаций вызывает множество вопросов как со стороны пользователей, так и, как ни парадоксально, со стороны авторов произведений, чьи права подобные организации призваны защищать.

В частности, с момента появления подобных организаций в разы возросло количество исков, подаваемых ими от имени авторов. При этом если раньше большинство подобных исков судами удовлетворялось, то в последнее время намечается иная тенденция, направленная на защиту прав прежде всего добросовестных пользователей.

Так, в рамках рассмотрения Судом по интеллектуальным правам прецедентного дела № А40-25230/13 суд разрешил магазинам не платить зарубежным исполнителям за музыку. Речь идет о композициях, которые были записаны до 26 мая 2003 года. Такое решение российский Суд по интеллектуальным правам принял по итогам рассмотрения иска Всероссийской организации интеллектуальной собственности к ретейлеру. Заявитель требовал от ответчика компенсировать 500 тыс. руб. за публичное исполнение 11 фонограмм западных исполнителей в сети магазинов. Как видно из материалов дела, поводом для обращения с исковым заявлением послужили факты публичного исполнения фонограмм различных зарубежных исполнителей в торговом центре ответчика.

Спорные объекты интеллектуальных прав, правообладателями которых являются иностранные физические и/или юридические лица, в силу ст. 1321 ГК РФ не подлежат правовой охране на территории РФ, за исключением случаев, предусмотренных международными договорами. Положения Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (заключена в г. Риме 26.10.1961) (далее – Римская конвенция), применимой к спорным правоотношениям, обратной силы не имеют. Согласно ч. 2 ст. 20 Римской конвенции ни одно договаривающееся государство не обязано применять положения данной конвенции к исполнениям или передачам в эфир, которые имели место, или фонограммам, которые были записаны до вступления данной конвенции в силу в отношении этого государства.

Как установлено ст. 4 ГК РФ, акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие, за исключением случаев, прямо предусмотренных соответствующим актом.

С учетом изложенного Суд по интеллектуальным правам указал, что Римская конвенция не имеет обратной силы. Таким образом, на территории РФ охраняются лишь те исполнения и записи фонограмм, которые имели место после 26.05.2003.

При этом истцом не было предоставлено каких-либо доказательств, подтверждающих введение спорных объектов в гражданский оборот на территории РФ после указанной даты. Кроме того, истец в принципе не доказал наличия у него права на подачу подобного иска от имени правообладателей соответствующих произведений.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2006 № 15, истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком. Однако истцом указанные факты подтверждены не были.

Как следует из вышеизложенного, основное бремя защиты авторских прав в сети Интернет лежит на информационных посредниках, в то время как конечные пользователи остаются совершенно в тени, хотя они в принципе и определяют основной спрос на контрафактный контент; вполне очевидно, что, если исключить из пиратского сайта контрафактный контент, такой сайт гарантированно перестанет существовать 1 .

В заключение необходимо отметить, что при регулировании такой стратегической сферы, как авторские права в сети Интернет, необходимо соблюдать баланс интересов правообладателей, владельцев интернет-сайтов, провайдеров хостинга, операторов связи, а также конечных, то есть обычных пользователей, непосредственно использующих произведения.

1 Еременко В.И. Совершенствование законодательства в сфере защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях // Законодательство и экономика. 2015. № 8.

Это интересно:

  • Как заполнить декларацию 3 ндфл по продаже квартиры Как заполнить декларацию 3 ндфл по продаже квартиры Навигация по сайту Главная Инструкции и примеры по заполнению 3-НДФЛ Задание условий Сведения о декларанте 3-НДФЛ на автомобиль Недвижимость и земля Продажа […]
  • Договор купли-продажи материалов с физическим лицом Гражданско-правовой договор с физическим лицом Гражданско-правовой договор с физическим лицом — соглашение, заключаемое по правилам ГК РФ. Рассмотрим, в чем особенности такого договора. Суть и виды договоров гражданско-правового […]
  • Вычет 2-ндфл на двоих детей 2-НДФЛ в 2017 году: стандартные вычеты на ребенка При расчете налога на доходы физических лиц существует немало вычетов. Они бывают стандартные, имущественные социальные и иные. При заполнении формы 2-НДФЛ необходимо […]
  • Какие документы нужны на алименты в казахстане Какие документы нужны для подачи на алименты - полный перечень Какие документы нужны для подачи на алименты зависит от взаимоотношений родителей ребенка, ведь алименты могут выплачиваться как добровольно, так и по решению суда. […]
  • Лицензия на такси без открытия ип Разрешение (лицензия) на такси. Как и где получить лицензию на такси в Санкт-Петербурге Стоимость услуги по оформлению разрешения на перевозку в такси – 3 900 руб. Срок оформления лицензии на такси до 30 дней Срок действия […]
  • Как заполнить декларацию пожарной безопасности Образец заполнения декларации пожарной безопасности У нас было несколько просьб разместить на нашем сайте образец заполнения пожарной декларации. Эта статья должна удовлетворить все просьбы, потому что здесь мы публикуем три […]
  • Учет больничного листа по беременности и родам Максимальный размер больничного листа в 2017-2018 годах Максимальный размер больничного листа в 2017-2018 годах определяется исходя из нескольких параметров. И хотя методика расчета в целом не изменилась, минимальная и […]
  • Материнский капитал по владимирской области сумма Региональный материнский капитал во Владимире и Владимирской области в 2018 году Региональный материнский капитал во Владимире и Владимирской области учрежден Законом Владимирской области от 29 декабря 2011 года N127-ОЗ "О […]