Зайцева адвокат омск

Адвокат Гамбурга назвал эксперта Зайцева «кадастровым хиромантом»

Сергей Донченко, пытаясь доказать несостоятельность доводов эксперта, в сердцах выпалил: «Либо я дурак, либо вы все неразумные».

Сегодня в рамках рассмотрения уголовного дела отстраненного вице-губернатора Юрия Гамбурга был приглашен эксперт Александр Зайцев, который участвовал в оценочной экспертизе земель в 2013 году в скандально известной Чукреевке.

— На основании тех документов, что были нам предоставлены, было исследовано 4 источника. Исследование этих источников было более, чем достаточно, чтобы провести оценку. Противоречий выявлено не было, — рассказал Зайцев.

Эксперт сообщил, что исследование проводилось на основании Правил землепользования и застройки, утвержденных решением Омского горсовета №201 от 10 декабря 2008 года, Приложения №1 к Правилам и данных публичной кадастровой карты и генерального плана Омской области.

Сергей Донченко и Юрий Гамбург

Отметим, что недавно в ходе прокурорских проверок выяснилось, что карта градостроительного зонирования Омска не соответствует действительности и давно неактуальна. Более того, порядка тысячи существующих в городе и области зон не внесено в государственный кадастровый учет. Однако именно по ней ранее была проведена оценочная экспертиза сотрудником СУ СК РФ по Омской области Александром Чуклиным. По его версии, стоимость проданных земель в Чукреевке и, соответственно, урон, нанесенный областному бюджету, составляет 400 млн рублей.

Впрочем, по версии стороны защиты, в силу нахождения двух открытых скотомогильников земли обесцениваются как минимум в сто раз и составляют порядка 4 млн рублей. Вместе с тем Зайцев, участвовавший в 2013 году в оценке земель близ скотомогильников, по мнению адвокатов, написал цифры «от фонаря», указав за земельный участок 26 млн вместо 2 млн.

В связи с тем, что карта была признана недействительной, у стороны защиты возник вопрос, как эксперт смог установить нахождение исследуемого участка на карте, если он даже не поставлен на кадастровый учет.

— Все они [источники] имеют достаточно серьезное основание, и, по большому счету, любого из этих документов экспертам бы хватило, чтобы ответить на вопрос, — подчеркнул Зайцев.

— Извините, Ваша честь, я обращаю ваше внимание, эксперт глупость говорит просто! Если у вас карты нету или карта недействительна, как Вы можете определить, где участок расположен и в какой территориальной зоне? Вы сможете это определить, глядя на Луну? — напирал на эксперта Донченко.

— Именно из-за этого были исследованы не один, а несколько источников, — вяло отвечал Зайцев.

— Да Вам один источник говорит, что карта территориального зонирования города Омска недействительна. Вот где на ней расположен участок? Хиромант Вы что ли? — в сердцах выпалил адвокат, после чего добавил: «Либо я дурак, либо вы неразумные».

Судья Полищук, выслушав обе стороны и показания эксперта, пришел к выводу, что суд обязательно пригласит Александра Зайцева еще раз, как только будет детально рассмотрена карта градостроительного зонирования.

Ирина Зайцева

Зайцева Ирина Антоновна,

08.01.1969г.р., уроженка Русско-Полянского района, беспартийная

Выступление Александра Грасса на региональных праймериз

Омичи ежедневно десятки раз спрашивают о моих взглядах. Политических, экономических, социальных, жизненных. Безусловно, одной фразой здесь не ограничишься, а времени

Для того и кремний, чтобы проверить нас на прочность

«У нас вчера вечером расклеили листовки по всем подъездам, что, оказывается, за нашими домами за Стрельникова (я живу на Заозерной) на

Добавить информацию
в банк данных

Рейтинг «ТП»

ДАЙ СВОЮ ОЦЕНКУ…

СУДЬЕ
ПРОКУРОРУ
ПОЛИЦЕЙСКОМУ
АДВОКАТУ
НОТАРИУСУ
ЮРИСТУ
ПРАВОЗАЩИТНИКУ
АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ
ЧИНОВНИКУ
СУДЕБНОМУ ПРИСТАВУ
НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ

Очередная передача взятки у «Флагмана» теперь потопила верхушку омской транспортной полиции

Опер ОЭБ и ПК Омского ЛУ МВД Иван СТАДНИКОВ признал свое задержание операми УФСБ законным, но попросил суд переквалифицировать его действия с вымогательства крупной взятки на служебное мошенничество

13 сентября судья Центрального районного суда Инна ЕРМОЛАЕВА провела первое судебное заседание по обвинению бывшего оперуполномоченного отдела экономической безопасности и противодействия коррупции (ОЭБ и ПК) Омского линейного управления МВД России Ивана СТАДНИКОВА. Экс-офицеру транспортной полиции инкриминируют превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ) и получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ). Подсудимый, который находится под домашним арестом и был доставлен в суд приставом, свою вину признал частично.

Накануне заседания два не связанных друг с другом источника журналистов «КВ» попросили обратить внимание на этот судебный процесс. Первый кратко пояснил, что «фээсбэшники провели хорошую операцию по задержанию борца с коррупцией». Второй собеседник, наоборот, отметил, что «фээсбэшники не доработали». По его мнению, задержанный молодой опер «берет все на себя» – и он верхушка айсберга, «недаром половина начальников транспортной полиции сразу поувольнялась».

Напомним, 16 июня 2017 года губернатору Виктору НАЗАРОВУ был представлен новый начальник Омского линейного управления МВД России – полковник полиции Александр КАЙЗЕР. Куда при этом девался предыдущий руководитель Владимир ЦЕЛЬКО, возглавлявший это подразделение 10 лет, информации не было. Сотрудники правоохранительных структур, знакомые с ситуацией, подтвердили весенний исход начальников из омской транспортной полиции.

На официальном сайте Омского ЛУ МВД России, по данным на 18 сентября, в разделе «Прием граждан» кроме нового начальника Александра КАЙЗЕРА значатся еще 18 руководителей – из них 12 как временно исполняющие обязанности. В пресс-службе транспортной полиции пояснили, что весной Владимир ЦЕЛЬКО перевелся в Омскую академию МВД РФ, а начальник ОЭБ и ПК Тарас РАСАЛОВСКИЙ и начальник следственного отдела Александр БУТЕНКО ушли в отставку по выслуге лет. Для подробного ответа по кадровым перестановкам в управлении предложили написать официальный запрос.

Еще один любопытный момент. Защищают Ивана СТАДНИКОВА сразу три адвоката Альберт ЗАЙЦЕВ, Александр ЖЕЛЕЩИКОВ и Екатерина БЕСПАЛОВА. Последняя, подполковник юстиции в отставке, еще два года назад руководила Омским следственным отделом на транспорте Западно-Сибирского СУТ СК России. Отметим, именно этот отдел расследовал уголовное дело ее подзащитного.

В начале судебного заседания гособвинитель, старший помощник омского транспортного прокурора Василий ПУГАЕВ, внес ходатайство судье о продлении срока ареста на автомобиль Toyota Land Cruiser, который заканчивался 14 сентября. Машина фактически принадлежит подсудимому и может быть использована судом для обеспечения материального наказания в случае вынесения обвинительного приговора. Защитники и подсудимый парировали: внедорожник куплен на деньги родителей Ивана СТАДНИКОВА и зарегистрирован на его мать.

Судья Инна ЕРМОЛАЕВА удалилась на 11 минут в совещательную комнату, где приняла решение: ходатайство гособвинителя удовлетворить, срок ареста на автомобиль продлить до вынесения приговора по уголовному делу. После чего Василий ПУГАЕВ, к слову, обычно представляющий прокуратуру в гражданских процессах, в течение 25 минут зачитывал обвинительное заключение.

По версии следствия, офицер транспортной полиции через посредника потребовал 1,5 млн рублей от соучредителя ООО «Вегас» Льва ЗАЛЕВСКОГО, занимающегося поставкой и продажей нефтепродуктов, за прекращение проведения оперативных мероприятий в отношении его компании.

В пятницу, 13 января 2017 года, Иван СТАДНИКОВ написал рапорт на имя замначальника Омского ЛУ МВД России – начальника полиции Омского ЛУ МВД России Игоря ЧУБАРЕВА, который предварительно утвердило непосредственное руководство опера. Надо понимать, это начальник ОЭБ и ПК Омского ЛУ МВД России Тарас РАСАЛОВСКИЙ. Знал о проведении молодым опером спецмероприятий в «Вегасе» и начальник Омского ЛУ МВД России Владимир ЦЕЛЬКО. Подробности станут известны в ходе дальнейших судебных заседаний.

Согласно рапорту оперу было разрешено проводить гласные и негласные оперативно-розыскные мероприятия в отношении руководителей компании «Вегас» и, в частности, на их теплоходе ТН-710, который находился в устье реки Шиш. С 17 января Иван СТАДНИКОВ начал осуществлять уже гласные мероприятия: запросил нужные ему документы, изъял судовой журнал теплохода, взял образцы нефтепродуктов и опечатал топливные резервуары нефтетрейдера. В результате этих действий компания «Вегас» в дальнейшем фактически не могла осуществлять финансово-хозяйственную деятельность, в том числе исполнять договорные отношения перед контрагентами по поставке нефтепродуктов. Затем Иван СТАДНИКОВ через посредника – своего знакомого БИКБУЛАТОВА – предложил Льву ЗАЛЕВСКОМУ восстановить статус-кво за 1,5 млн рублей, можно частями.

Дальнейшие действия фигурантов проходили уже под негласными мероприятиями оперативников УФСБ России по Омской области.

13 марта Лев ЗАЛЕВСКИЙ в офисе на улице 2-я Амурская передал 500 тысяч помеченных рублей посреднику, который отдал полицейскому 400 тысяч рублей, оставив остальные себе в качестве вознаграждения. Оба фигуранта были задержаны контрразведчиками сразу после дележа денег – около торгово-офисного комплекса «Флагман».

По мнению гособвинения, Иван СТАДНИКОВ получил крупную взятку, а должностные полномочия превысил – опечатывая топливные резервуары компании. На это дело оперуполномоченный не имел права даже с подписанным рапортом. По подсчетам следствия, в результате действий полицейского компания лишилась возможности получить прибыль порядка 5 млн рублей. После зачтения обвинения судья предоставила короткое слово подсудимому.

– Я не превышал свои должностные полномочия. Событие (преступления) признаю, но я не согласен с квалификацией. Прошу суд переквалифицировать на часть 3 статьи 159 (мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения. –Прим. ред.), – пояснил свою позицию Иван СТАДНИКОВ.

20 сентября, состоится второе судебное заседание.

Отметим в этом деле также исторический момент – официально зарегистрированную первую коррупционную передачу денег 10 лет назад в комплексе «Флагман».

29 сентября 2015 года Центральный райсуд за мошенничество в особо крупном размере назначил 3 года условно соучредителю ТОК «Флагман» Геннадию СУШКОВУ. В суде было установлено, что еще в 2007 году он предложил предпринимателю за 18 млн рублей оказать помощь в получении разрешения на строительство в центре Омска. Первые оговоренные 9 млн рублей коммерсант передал СУШКОВУ в офисе «Флагмана».

Добавим, ровно год назад следователи регионального СУ СК предъявили обвинение в крупной взятке за незаконное продление срока договора аренды земельного участка на Левобережье действующим и бывшим начальницам отделов из департамента имущественных отношений мэрии Омска Светлане ПАРАДЕЕВОЙ, Елене ГУСЕВОЙ, Надежде ЖУРОВОЙ и Фаризане БЕРЕЖНОЙ. Последняя была задержана 8 сентября 2016 года при передаче ей главой строительной фирмы последней части взятки – 300 тысяч рублей – в кафе «Флагмана».

Подробности этих дел можно найти на нашем сайте KVnews.ru.

Первая публикация — в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 20 сентября 2017 года

Подвешивание в «стакане», ток и танцы голышом – заключенный рассказал о пытках в омской колонии

Освободившийся на днях из омской исправительной колонии №7 Руслан Сулейманов рассказал адвокату «Руси сидящей» Вере Гончаровой о том, как его пытали надзиратели. Это далеко не первые свидетельства от заключенных о пытках в этой колонии. Материал опубликовал информационный ресурс «Сибирь.Реалии».

В 2016 году в омскую исправительную колонию №7 был этапирован Павел Ф., подзащитный адвоката, члена правозащитной организации «Русь сидящая» Веры Гончаровой. Фамилию заключенного она не называет – «ему еще сидеть». Поскольку омская ИК-7 имеет дурную репутацию, Гончарова решила заранее направить в колонию несколько запросов, чтобы было понятно: «человек не бесхозный». Год назад она навестила своего подзащитного в колонии, и тогда казалось, что ему удастся отбыть свой срок без особых злоключений.

После Нового, 2018 года, Павел сообщил адвокату о том, что его в колонии избили. Травмы зафиксировать не удалось – из медсанчасти так никто и не пришел, несмотря на все его просьбы. Гончарова попросила местного, омского, адвоката выяснить, что происходит. Тот ответил, что ее подзащитный направлен на очередной профилактический осмотр в больницу, и с ним все в порядке.

А 1 мая с Гончаровой по просьбе ее подзащитного встретился Руслан Сулейманов, только что освободившийся из Омской ИК-7. Он специально заехал в Москву по дороге в Дагестан и рассказал следующее:

«Я познакомился с Павлом, когда поступил в областную больницу №11, примерно в январе 2018 года, я проходил переосвидетельствование для получения инвалидности. Мне известно о применении пыток от него самого, а также я слышал, как его выносили на руках или на простынях, потому что у него отказали ноги, он не мог идти, даже надеть носки. Это я понял по репликам сотрудников, потому что моя камера находилась рядом с камерой Павла», – сообщил Сулейманов.

Сулейманов хотел не просто поговорить – он сделал официальное заявление. Гончарова провела адвокатский опрос по всей форме, на специальном бланке – согласно Уголовно-процессуальному кодеку России, это один из способов получения юристом доказательств.​

«. Каждый из прибывших вместе со мной 17 осужденных должен был съесть ложку гречневой каши. С одной и той же ложки, специально заготовленной для этого мероприятия. Кроме того, что это является нарушением элементарных правил гигиены, сотрудниками СИЗО-1 данное действие преподносилось как обряд или унизительная церемония поступления новичка для отбывания наказания. В случае если человек отказывался есть кашу с этой ложки, его толкали на матрац с подушкой, которая была пропитана мочой. Я тоже отказался есть кашу с этой ложки, после чего с меня сняли спортивные штаны, бросили на матрац и стали кашу ложкой засовывать мне в задний проход.

Я сопротивлялся, после чего мне высыпали всю тарелку каши между ягодиц, чтобы причинить мне максимальное унижение. Затем черенок швабры мне стали засовывать в задний проход, что причиняло мне боль и унижение. Тогда я стал наносить себе порезы в области живота и шеи, чтобы остановить издевательства. Четверо сотрудников СИЗО меня схватили и удерживали, а один из них начал мочиться на мои раны, приговаривая, что это нужно для дезинфекции”, – рассказал Гончаровой Сулейманов о происходящем в колонии ИК-7.

​– Пытки были прекращены именно потому, что Руслан нанес себе порезы: трупы никому не нужны, – говорит Гончарова. – Я спрашивала, какую оказали медпомощь, оказалось, намазали зеленкой. Руслан написал заявление, но примерно через полмесяца ему принесли отказ в возбуждении уголовного дела. В нем было изложено, что он совершил членовредительство, поскольку не хотел отбывать наказание в Омске, поэтому состава преступления не усматривается. Обжаловать не решился: ему объяснили, что, во-первых, никакая корреспонденция из ИК-7 не уходит, во-вторых, если он будет жаловаться, то все это будет повторяться ежедневно.

Руслан Сулейманов сейчас находится в Дагестане, на связь пока не выходит.

Руслан посоветовал адвокату, когда приедет в колонию, обратить внимание на верхние перекладины в камерах-«клетках»: они все истерты.

– Как выяснилось, подвешивание в «стакане» – пытка, достаточно распространенная в ИК-7. «Стакан» – это такая узкая клетка, в которой возможно только стоять, – объясняет Вера. – Применяется за неисполнение любых требований сотрудников.

От Руслана требовали, чтобы он прокукарекал, причем в это время на нем сидели двое надзирателей. Четко запомнил, что 6 июля 2017 года в 16.45 по омскому времени его выволокли в отдельное помещение, надели на голову полиэтиленовый мешок… Он просил не бить хотя бы по левой лопатке, где была травма, вызвавшая нарушение двигательной активности руки. Впоследствии получил инвалидность, которую присвоили в омской больнице №11, куда вывозят заключенных.

– Руслан рассказывает, что пытали его не только физически. Один из надзирателей топтал Коран и бил его открытой ладонью. Руслан говорит, что просил бить хотя бы кулаком – у мусульман это меньшее унижение. Причем делал это, по словам Руслана, тоже мусульманин, он даже назвал имя сотрудника: Шадубек Хаджибекович Мохтамбеков. Но от открытой ладони следов практически не остается… Я просила описать устройство для пыток током, но Руслан, почти потерявший сознание, только в тумане видел, как притащили провода. К счастью, ему удалось избежать тогда пытки электричеством – зашел старший надзиратель, Иван Тиде, сказал, что хватит. Это тоже распространенная процедура: клеммы цепляют на разные части тела, особенно больно, когда на соски и половые органы.

Кроме этих «воспитательных моментов» в колонии используются другие. Допустим, «корпус 90»: перемещение в позе, которая обычно применяется для пожизненно заключенных. При поступлении в карантин раздевают догола и приказывают… танцевать «медляки» парами. В баню водят в трусах по длинному коридору, в котором температура такая же, как на улице. А на улице в Сибири бывает и до –50 градусов. Причем могут оставить на какое-то время в том же «стакане». Есть заключенный, сотрудничающий с администрацией, видимо, от отчаяния. Его вызывают, он расстегивает ширинку, и заключенному объясняют: если не выполнит требование, придется «сделать приятное». В тюремной системе понятий это сразу переводит человека в низшую касту, – рассказывает со слов Сулейманова Гончарова.

Почему омский защитник, которого Гончарова попросила проведать ее подопечного в колонии уже после избиения, ничего не заметил, она объясняет так:

«Местные адвокаты, видимо, не очень хотят ссориться с представителями системы, от которых зависит, в том числе, и их работа. Когда мой подзащитный Павел был направлен в Омск, пришлось долго искать независимого и честного защитника. Первое, что пришло в голову – члены Общественной наблюдательной комиссии. Но узнала, что один из ее руководителей был начальником Омского СИЗО-1, тоже печально известного. Система общественного контроля, к сожалению, потерпела крах – на последних выборах в ОНК вошли большей частью представители силовых структур. Понятно, что это делается ради того, чтобы сохранить закрытость системы. Очень трудно привлечь кого-то к ответственности, зафиксировать следы незаконного воздействия. Система покрывает сама себя. И разрастается. В Мордовии таксист вез меня со станции «Потьма» и показывал достопримечательности: справа женская колония, слева мужская, там – особого режима. Работать больше негде, колонии становятся градообразующими предприятиями».

В мае 2013 года другой бывший заключенный этой же омской колонии, Руслан Губанов, выложил на ютуб ролик, в котором также рассказал о том, как его пытали надзиратели. Он называл фамилии, в том числе и начальника колонии Михаила Михайлищева, который по сей день в том же кресле.

Руслан Губанов теперь живет в Москве. Говорит, что его выступление помогло, но лишь на какое-то время, пока шли проверки.

«Эти звери притихли, а потом все стало, как и было, – говорит Губанов. – Я не знаю точно, что нужно, чтобы что-то сдвинулось. Лишь могу предположить, что надо постоянно освещать все те зверства, происходящие в омском управлении. Действительно очень мало тех, кто рассказывает про пытки, и причин тут несколько. Это и страх, и неверие в то, что можно что-то изменить. И сами садисты-палачи постоянно повторяют, что Москва и даже Путин их «крышует». Бред?! Я думаю, да, но не без толики правды – без поддержки руководства УФСИН такие зверства невозможно вытворять безнаказанно, а им пока все сходит с рук. Но я не перестаю верить, что это «пока» рано или поздно кончится».

Омская колония №7, по мнению Гончаровой, используется «для ломки» заключенных. Причем проявляется это даже в мелочах. Адвокат вспоминает, как вместе с Ольгой Романовой, руководителем «Руси сидящей», она посещала эту колонию в прошлом году. После встречи с подзащитным Ольга Романова отправила заключенному передачу:

«В передаче, которую сделала Ольга, все продукты испортились, как написал подзащитный, – рассказывает она. – Якобы в целях безопасности все консервы проткнули насквозь, шампуни, зубные пасты были вылиты в целлофановые пакеты. Вся гигиена и еда – в хлам, хотя передачи в колониях особого режима и без того принимают нечасто: один-два раза в год. Система УФСИН неплохо финансируется, и вообще колония не из бедных: заключенные изготавливают кованые изделия, сувенирное оружие, очень благоустроенная территория. Но приобрести сканер для просмотра содержимого не могут. Или не хотят. Я довольно долго общалась с оперативником, сопровождающим меня по колонии, спросила его, почему вскрываются письма от адвоката, хотя это разрешается по закону только в случае неопровержимых доказательств, что готовится преступление или побег, и то после вынесения соответствующего постановления начальника колонии. Он ответил так: потому что «а вдруг вы – любовница заключенного».

Теперь по показаниям Сулейманова Вера Гончарова сделала все возможные обращения в Следственный комитет и прокуратуру. Планирует в ближайшее время отправиться в Омск, чтобы узнать о судьбе своего подзащитного и «привлечь к ответственности садистов».

«Бороться с этим можно, только добиваясь наказания виновных, – говорит Гончарова. – Хотя бы одно-два дела. Ведь все становится только хуже. Это фашизм какой-то. Ожидать, что заключенный исправится, что, собственно, и является целью системы исполнения наказаний, бессмысленно. Адвокаты знают: если человека привлекли даже по самому абсурдному обвинению, то добиться оправдания практически нереально. Доказать непричастность человека к инкриминируемому ему преступлению все сложнее, даже когда это очевидно. Судьи фактически выполняют функции обвинителей. Оправдательных приговоров становится все меньше: по статистике, за 2017 год их около 0,01 процента. И большинство оправдательных приговоров, как бы мало их ни было, все равно отменяются вышестоящей инстанцией. И намного чаще, чем обвинительные. Система штампует приговоры и отправляет на зону, чтобы и так послушная масса населения стала еще более управляемой, не требуя никаких прав и свобод».

В апреле 2014 года омская правозащитница, эксперт фонда «За права заключенных» Ирина Зайцева отправила телеграммы президенту, генеральному прокурору, председателю СК России с одним текстом:

«В ЛИУ-2 г. Омска массово насилуют и избивают заключенных. 17 человек «зондер-команды» являются такими же заключенными. Имея особый режим содержания, они мигрируют по всем колониям Омска для карательных операций по приказу начальника УФСИН. Просим срочно вашей помощи по устранению беспредела и наказания виновных».

Год назад, в марте 2017 года, с ее помощью 65 заключенных омских колоний №6, 7, 9 и ЛИУ-2 написали коллективную петицию об ужасных условиях содержания и физических методах воздействия на осужденных. Три раза Ирина подавала заявления в прокуратуру на бездействие прокурора области Анастаса Спиридонова.

«В стандартных правилах обращения с заключенными, принятых в 1955 году на Конгрессе ООН, обозначено, что целью и оправданием приговора к лишению свободы является в конечном счете защита общества и предотвращение угрожающих обществу преступлений, – говорит она. – В Омской области – три СИЗО и 14 колоний, в каждой из которых содержится 1,5–2,5 тысячи заключенных. Более 80 процентов освободившихся из них возвращаются назад. Российская система исполнения наказаний не исправляет, а калечит. УФСИН – это своего рода «государство в государстве», и единственный способ борьбы с методами, там практикующимися, гласность и общественный контроль. Конечно, не ОНК, большинство сотрудников которой так или иначе связаны с системой. Это должны быть люди, заинтересованные не в сокрытии преступлений, а в создании достойных условий жизни. Добиваться проверок непросто, но я хочу, чтобы из тюрем выходили люди, способные изменить свою жизнь, а не озлобленные существа. Что будет с забитыми и униженными осужденными, когда они выйдут на свободу? Беспредел – это страшно».

Кто кого: правозащитница Зайцева против «СуперОмска»

Известная омская общественница Ирина Зайцева предъявила иск на 1 500 000 рублей к интернет-ресурсу, который в своей редакционной статье, как считает активистка, вылил на нее «море сомнительного компромата».

На этой неделе в Первомайском районном суде города Омска состоялось первое судебное заседание по иску гражданки И.А.Зайцевой к сайту «СуперОмск» (судья Майра Валитова).

Судя по всему, уже «разминка» сторон показала, что процесс предвещает быть сложным и долгим. Правозащитница в обоснование своих исковых требований заявила уже только в этот судодень трех свидетелей (и это далеко не все «козырные карты» истицы). Ее процессуальные оппоненты просили суд о назначении лингвистической экспертизы и о привлечении в качестве соответчика автора ранее анонимной статьи. Не обошлось и без первого скандала. Но об этом ниже.

Вилами на воде

Как мы уже информировали читателей, поводом для весомого иска Ирины Зайцевой послужила статья, размещенная в марте прошлого года на местном интернет-ресурсе «СуперОмск». Как считает правозащитница, в редакционном материале без авторства утверждалось, что, действуя в интересах неназванных иностранных покровителей, она занимается в Омске дестабилизацией устоев российского государства, действующей местной власти, профессионально и за деньги занимается провокационной деятельностью. Все изложенное редакцией СМИ, по мнению истицы, не только не соответствует действительности, но и оскорбляет ее честь, достоинство и деловую репутацию, негативно сказалось на отношении к ней как знакомых, так и малознакомых граждан.

Кроме того, как выразилась госпожа Зайцева уже в ходе судебного заседания, «в публикации существенно искажены факты и события из моей частной жизни», а некоторые пикантные и зрелищные пассажи «вообще не соответствуют действительности или притянуты за уши».

Все эти «моменты» местная активистка просит суд признать порочащими сведениями, выплатить ей компенсацию морального вреда, по решению суда обязать редакцию дать опровержение и удалить из сети интернет не санкционированные ею фотоизображения и недостоверную информацию.

За свои моральные и физические страдания, а также изрядно пострадавшую деловую репутацию истец требует выплатить ей денежную компенсацию в полтора миллиона рублей.

Ни в какие ворота

Это, если кратко, обоснование иска из уст самой заинтересованной правозащитницы. Юридически обоснованно позицию своей доверительницы выразил взявший слово адвокат – Евгений Забуга.

По мнению юриста, вся статья носит компрометирующий и оскорбительный для истицы тон. С подбором соответствующей лексики, оборотов, сравнений и фактов, которые не имеют к героине повествования никакого отношения. И далее – по опубликованному на сайте тексту.

Так, в частности, его доверительница, госпожа Зайцева, считает ложью, что в марте 2015 года организовывала у здания местного УФСИН на ул.Орджоникидзе, 86 «импровизированный пикет». Считает оскорбительным для себя эпитет «скандально известная» или прямое упоминание ее как «провокатора». В шоке женщина и от обнародованных «данных редакции», что «истиной причиной организации подобных акций в Омске являлось желание Зайцевой способствовать досрочному освобождению брата-уголовника, с которым она, по слухам, как можно скорее хотела разделить трехкомнатную квартиру». Уже в рамках начавшейся судебной коллизии истица объяснила свое искреннее негодование.

– Мой брат освобожден по решению Верховного суда РФ в 2012 году, а моя правозащитная деятельность, о которой идет речь в статье, приходится на более позднее время. Все это не более чем домыслы авторов. Никакой трехкомнатной квартиры я с братом не делила. И вообще у меня ее никогда не было, я всю жизнь прожила в частном доме на Северных. Сплошное вранье и клевета, – корректно возмущается непрофессионализмом официального СМИ госпожа Зайцева.

С ног на голову

Также является неправдой и оскорбительна для нее и другая фактура «СуперОмска». Митинг с «мертвыми поросятами» в 2011 году у регионального Минсельхоза правозащитница не организовывала, как утверждает сайт, и вообще на нем даже не присутствовала.

«Агентом влияния» прозападника Льва Пономарева никогда не являлась. Членство в «Фонде в защиту осужденных», которым ее попрекают, с 2012 года не продляла и никогда не использовала обнародованные «корочки» (и вообще, где их взяли и были ли такие в действительности?!). Ни перед кем никогда за свою публичную деятельность она не отчитывалась и не получала за это «ни рубля, ни доллара, ни цента».

Это сладкое слово «свобода»

Доводы ответчика (представитель А.С. Злобин) по всему спектру предъявленных несоответствий и репутационных огрехов свелись к тому, что «пусть факты и не соответствуют действительности, но оскорблением они не являются, так как не свидетельствуют о том, что истица нарушила действующее законодательство РФ».

Дескать, ну и что из того, что она способствовала освобождению брата-уголовника?! Как порочит ее честное имя якобы участие или неучастие в санкционированном властями митинге с мертвыми поросятами?! Подумаешь, разделила с родственником несуществующую трехкомнатную квартиру, это же не противоречит закону?! И собственно на любой довод стороны истицы юрист «СуперОмска» излагал ту же достаточно спорную логику: пусть и не соответствует действительности, но ведь не порочит! При этом представитель ответчика активно ссылался на одно из известных постановлений Верховного суда РФ. Не знаю уж что, логика юриста или его правовое обоснование, шокировали председательствующую, но в этот момент судья Майра Валитова внимательно смотрела на господина Злобина широко открытыми глазами. Не исключено, что она поставила себя на место «оскорбленной госпожи Зайцевой» и думала, не дай бог, попасть под такое видение «свободы слова».

Созвучно и в тему случайно подмеченной мной знаковой сцене прозвучала и реплика адвоката Забуги.

– Мне кажется, что ответчик своеобразно и некорректно трактует понятие «свобода слова». Напомню, что эта категория важна, нужна, необходима, тем более в нашем сегодняшнем обществе, но она заканчивается там, где начинаются права и свободы другого субъекта или гражданина. Без этого мы все погрязнем в хаосе.

Фото – в студию!

Следующим форпостом профессиональной дуэли стали нематериальные блага личности, к которым, в частности, относятся изображения истицы, обнародованные редакцией сайта в спорной статье без разрешения гражданки Зайцевой и без каких-либо ссылок на иное их авторство. Именно поэтому адвокат Евгений Забуга озвучил следующее исковое требование: удалить с сайта все шесть фотографий с изображением «героини».

В обоснование своих доводов от истицы прозвучали следующие аргументы: фото сайту не предоставляла, разрешение на публикацию не давала, откуда взялись ее изображения, не знает. Хотя одно из предположений было высказано.

Воздвигнутый сайтом на пустом месте «импровизированный пикет» госпожи Зайцевой у здания местного УФСИН снимали на камеру сотрудники этого ведомства. Тюремное начальство и общественница давно и взаимно неровно дышат друг к другу. Возможно, именно так фото с приема высокопоставленного руководителя УФСИН из столицы перекочевало в редакцию, потому что никто из местных журналистов на момент цифровой фиксации рядом с Зайцевой и ее спутницами не находился. Есть у истицы и фото сотрудника УФСИН, производившего видеосъемку с закрытой на тот момент от посетителей территории Управления.

Ответчик попытался мотивировать факт публикации тем, что сделано фото было «в общественном месте», что специально оговорено законодателем. Но контрдовод юриста Забуги был, как мне показалось, более весомым:

– Я понял, о чем ведет речь ответчик, видимо, про статью 152.1, но чуть ниже имеется уточнение 152. 2, где прямо указано, что нужно разделять такие понятия, как «общественное место» и «главный объект изображения». Я думаю, что не нужна особая экспертиза или мнение специалиста, чтобы визуально определить, кто и что изображено на спорном фото: здесь истица, крупным планом, одна. И более ничего вразумительного не видно.

Чтобы как-то освежить правовую дискуссию сторон и пригласить в нее читателя, я спросил разрешения госпожи Зайцевой разместить спорное фото, она любезно согласилась. «Если это нужно для установления истины», – добавив.

Что в имени твоем?!

И еще один дискуссионный момент судебного заседания я бы выделил особо. Как я понял из выступления ответчика, отстаивая позицию своего доверителя, редакции СМИ, на расширенное толкование критики в адрес конкретного гражданина, сторона ссылалась на ряд гражданских дел, рассмотренных в Страсбурге и обосновавших расширенные границы допустимой критики в отношении публичных лиц и общественно значимых тем.

Адвокат Забуга оппонировал тем, что дела Европейского суда по правам человека, на которые ссылается ответчик, проходили без участия России как стороны спора.

– Мне кажется, некорректно бездумно использовать ценности и правовые отношения, принятые на Западе, и слепо переносить их на нашу реальность. В Голландии, например, разрешены наркотики и легализована проституция, и что теперь?! Давайте оперировать нашими правовыми механизмами и институтами…

Сам подтекст, идеология спора весьма показательна: редакция сайта, обвинявшая местную правозащитницу в насаждении прозападных ценностей, в обоснование своей позиции апеллирует к… Страсбургу, тогда как «деструктивная» и «провокационная» Зайцева признает приоритет российских законов и устоев. Мне кажется, что это очень даже символично.

Суд поправили

Судя по суду, обмен любезностями между сторонами затянулся, и судья Валитова одним махом хотела было поставить в процессе точку: отложить продолжение процесса на конец сентября. Вышел скандал. Судья «забыла» уточниться у сторон, а не имеются ли у них какие-либо ходатайства. Поэтому после спича адвоката Забуги на предмет неукоснительного соблюдения ГПК РФ всеми участниками процесса без исключения и замечаний по шести пунктам нарушений со стороны председательствующего заседание было продолжено. Сторона истца заявила опрос свидетеля. Их было в коридоре трое, но для соблюдения паритета интересов суда и сторон решено было в этот день заслушать показания только одного человека. В коридоре уже нервно похаживали, заглядывая в зал, участники следующих судопроизводств.

Кстати, свой вопрос суду, пользуясь оказией, задал и я. Как, простите, понимать решение судьи Валитовой, что «прессе фотографировать в зале суда разрешено», но «публиковать фото только с разрешения сторон» (с какого? Письменного, устного, а может, нотариально заверенного)? Может, тогда нужно сначала узнать мнение сторон на этот счет, а потом разрешать? Или все-таки разрешение суда на фотосъемку обязательно для исполнения сторонами? Мне кажется, что в местном судомедиапространстве этот вопрос уже назрел, потому как какое-либо единообразие у судей на этот предмет отсутствует. Если так можно выразиться, кто в лес, кто по дрова.

Взяла все на себя

Галина Ильченко, жительница села Верхний Карбуш Троицкого сельского поселения Омского района Омской области, ознакомившись со своими процессуальными правами и дав подписку «говорить суду правду», сообщила следующее.

Госпожу Ирину Зайцеву она знает с 2013 года. Видела всего пару раз в жизни. В 2011 году она и еще группа местных жителей в количестве 15-ти человек организовали у стен министерства сельского хозяйства продовольствия правительства Омской области санкционированный пикет, на котором и фигурировали упомянутые в статье «СуперОмска» «мертвые поросята». За этот «атрибут» и отвечала персонально свидетель. На митинге, собравшем около 30 человек, она Зайцеву однозначно не видела.

Представитель ответчика попытался дезавуировать показания свидетеля, указав на несоответствие: если познакомились только в 2013-м, то в 2011-м женщина не могла визуально знать Зайцеву и не могла должным образом идентифицировать истицу на предмет того, была она на митинге или не была.

Свидетель явно была не готова к такому повороту мысли, даже предположила, что, может быть, Зайцева и проходила где-нибудь мимо, «я же не могу этого знать». Но, оправившись от мыслительной перегрузки, все-таки дала суду вполне внятный ответ: среди организаторов данной акции Зайцевой совершенно точно не было. Что, судя по всему, и требовалось доказать на данной стадии процесса истцу.

Береги честь… всегда!

На этом и завершился первый судодень. Следующее судебное заседание назначено на 30 сентября. На нем стороны должны увидеть и услышать автора скандального материала. По предположению юриста Злобина, это может быть журналист «СуперОмска» Дмитрий Олейник. Еще несколько свидетелей своей гражданской и общественной невиновности приведет в суд госпожа Зайцева. Осталось без разрешения суда ходатайство ответчика о проведении языковой экспертизы текста в ОмГУ имени Достоевского. На мой взгляд, ситуация складывается в пользу истицы.

Наблюдая со стороны за данным судебным процессом, я подумал, что его внутренний смысл и содержание станут многим более внятны, если, например, переложить редакционные принципы «СуперОмска» на его владельцев и идеологов Андрея Ткачука и Сергея Старовойтова. Интересно, понравится им следующий пассаж: «Два братка из Омска организовали от нечего делать до желания подзаработать митинг на Болотной площади в Москве. Хотя за этим скрывалось желание продать столичные пятизвездочные апартаменты их покровителя Суркова, продавшегося Западу». Все по Закону и чесноку? А главное,

Это интересно:

  • Презентация про права и обязанности ребенка ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ РЕБЕНКА. Разграничить понятия «права» и «обязанности» Воспитывать уважение к правам других Систематизировать имеющиеся у учащихся. - презентация Презентация была опубликована 5 лет назад […]
  • Порча личного имущества по неосторожности Порча имущества по неосторожности Порча имущества – это умышленное или по неосторожности причинение вреда чужой собственности, которая имеет материальное выражение и ценность. В соответствии с современным законодательством […]
  • Срочно продам земельный участок тюмень Купить земельный участок в Тюмени - 658 объявлений Сегодня 08:44 | Купить участок большой площади в Тюмени Перевалово, КП Озёрный. Участок ИЖС, земли населенных пунктов, ровный, газ , электричество, дорога асфальт от трассы+70 […]
  • Исковое заявление о принятии наследства по завещанию Примеры заявлений о принятии наследства Главным этапом, определяющим начало оформления наследственных прав, является написание соответствующего заявления. Такой документ имеет определенную форму и составляется по конкретному […]
  • П 5 ст 169 нк рф Аудит, бухгалтерские и сопутствующие услуги в Перми Мы увидим Ваши перспективы! Последние новости 03.08.2018 Суд: наличие признаков "транзитной" фирмы – не повод для отказа в приеме декларации Компания представила по ТКС […]
  • Октавий арендовал земельный участок сроком на 10 лет Брачно-семейное, наследственное право по Институциям Гая и Своду Юстиниана. Вопросы для разрешения кейс-стади по теме: Основная цель этой работы — научить понимать смысл положений Институций Гая и Дигест Юстиниана, […]
  • Судебная практика ст112 ч1 ук рф Судебная практика ст112 ч1 ук рф Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав […]
  • Заявление в налоговую на выписку из егрюл образец Как можно получить выписку из ЕГРИП для ИП в налоговом органе? Выписка из ЕГРИП обычно требуется индивидуальному предпринимателю по разным причинам: для участия в тендере, заключения договоров, открытия счетов, получения […]