Вещественные источники доказательств

§ 5. Вещественные доказательства

Вещественные доказательства — это предметы материального мира, запечатлевшие в себе видимые и невидимые изменения своих состояний и свойств и передающие информацию о подлежащих установлению обстоятельствах уголовного дела в процессе собирания, проверки и оценки доказательства.

Сущность вещественного доказательства, в отличие от всех иных источников доказательств, содержащих словесное описание тем или иным лицом какого-либо обстоятельства, состоит в непосредственном материальном отображении, имеющих доказательственное значение для дела.

Определяя вещественные доказательства как предметы, которые могут служить средством к установлению существенных для дела обстоятельств (ст. 83 У ПК), законодатель в то же время выделяет несколько групп таких предметов, наиболее часто встречающихся в следственной и судебной практике. К ним относятся следующие предметы, могущие быть вещественными доказательствами: а) орудия преступления — это все те предметы, которые использовались преступником для реализации общественно опасной цели (преступного результата), независимо от основного назначения предмета. К ним могут относиться: орудия убийства (нож, пистолет, кастет, стилет и т.д.); предметы, посредством которых совершались хищения (сварочный аппарат, использованный для вскрытия металлических хранилищ или преград; отмычки, примененные для вскрытия различных запирающих устройств; поддельные документы, использованные для неправомерного (преступного) завладения ценностями; орудия браконьерства в отношении запрещенных к охоте или для воднодобывающего промысла сухопутных и водных обитателей фауны — огнестрельное и холодное охотничье оружие, капканы, сети, переметы, бредни и т.п.; б) предметы, которые сохранили на себе следы преступления. К ним могут относиться, например, одежда со следами крови или повреждениями, возникшими в процессе совершения преступления; предметы с огнестрельными или образовавшимися в результате взрыва повреждениями; вскрытая дверь при квартирной краже, сейф со следами взлома и т.п.; в) предметы, которые были объектами преступных действий. Здесь имеются в виду предметы, на которые было направлено преступное посягательство, например, угнанный автомобиль; похищенные деньги, ценные бумаги, иные материальные ценности, вещи; оружие, наркотические вещества и т.д.; г) деньги и иные ценности, нажитые преступным путем (обнаружение в тайнике жилища обвиняемого, ценности, являющиеся предметом взятки, и т.д.).

Круг предметов, могущих получить статус вещественных доказательств, заранее определить невозможно, что и нашло свое отражение в формулировке ст. 83 УПК: “. все другие предметы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчению ответственности”. К подобным источникам могут быть, например, отнесены: предметы, несущие следы подготовки преступления; свидетельствующие о пребывании обвиняемого в месте совершения преступления; следы принадлежащей ему обуви; предметы упаковки частей тела; следы ремонта помещения, транспортного средства, в котором (или с помощью которого) совершено преступление, и т.д.

Документы служат вещественными доказательствами, если они были объектом преступных действий, служили средствами их подготовки, совершения или сокрытия или если на них остались следы преступных действий. Если же значение документа по делу определяется справочными или удостоверительными данными, он является доказательством в смысле ст. 87,88 УПК.

Для того чтобы тот или иной материальный объект приобрел значение вещественного доказательства, должны получить процессуальное оформление факт и все обстоятельства обнаружения предмета, имеющего значение вещественного доказательства. Чаще всего рассматриваемые предметы обнаруживаются и изымаются в ходе следственных действий (осмотров, обысков, выемки, освидетельствования и т.д.). В этих случаях факт их обнаружения и изъятия фиксируется в протоколе данного действия.

Предметы могут быть представлены обвиняемым, потерпевшим, другими участниками процесса, гражданами (ст. 70 УПК). Это обстоятельство также должно быть оформлено соответствующим протоколом.

Наконец, указанные предметы могут быть направлены следователю (суду) предприятиями, учреждениями и организациями (ст. 70 УПК), что также должно быть удостоверено соответствующим официальным документом (например, сопроводительным письмом).

Предмет, имеющий значение вещественного доказательства, должен быть осмотрен, подробно описан и, по возможности, сфотографирован (ст. 84 УПК). Осмотр данного предмета может быть произведен в ходе того следственного действия, при котором он обнаружен и изъят. И в этом случае результаты осмотра фиксируются в протоколе соответствующего следственного действия.

Осмотр может быть произведен и как самостоятельное следственное действие — осмотр вещественного доказательства. В этом случае его результаты оформляются отдельным протоколом. В подобных ситуациях, таким образом, факт и обстоятельства обнаружения предмета фиксируются в протоколе одного следственного действия (например, смотра места происшествия), а факт и результаты его осмот pa — в протоколе осмотра. Однако и в первом протоколе признаки предмета должны найти такое отражение, чтобы не возникало сомнений, что в последующем осматривается именно он, а не иной.

Предмет приобретает статус вещественного доказательства на основании решения о приобщении его к делу в качестве вещественного доказательства, которое оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора, судьи или определением суда (ст. 84 УПК). Указанные процессуальные акты выражают решение органов, ведущих производство по делу, об относимости данного предмета к делу и означают его поступление в исключительное распоряжение органа, в производстве которого находится уголовное дело.

Целью проверки вещественных доказательств является подтверждение их подлинности и неизменности их свойств с момента получения. В связи с этим могут проверяться и условия их хранения (ст. 84, 85 УПК).

Оцениваться вещественные доказательства всегда должны в совокупности с другими доказательствами и прежде всего с документами, в которых фиксируются обстоятельства их изъятия и результаты исследования материальных объектов, благодаря чему “немые свидетели” и начинают “говорить”.

Меры, принимаемые в отношении вещественных доказательств при разрешении уголовного дела, определены ст. 86 УПК.

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Брянская Е.В. Аргументирующая сила доказательств при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции: монография / Е. В. Брянская. – Иркутск : Изд-во ИГУ, 2015. – 193 с.

Глава 4 ЮРИДИЧЕСКАЯ СИЛА ОТДЕЛЬНЫХ ИСТОЧНИКОВ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ. ПРОБЛЕМАТИКА НЕДОПУСТИМОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

4.2. Вещественные доказательства и их смысловое содержание

Вопрос о доказательствах и доказывании в уголовном процессе издавна привлекал внимание дореволюционных и современных процессуалистов России. На эту тему написаны тысячи фундаментальных работ, учебников, практических пособий, статей.

Крупные и принципиальные изменения в уголовном процессуальном праве касаются и вещественных доказательств.

Обновление норм о доказательствах неизбежно в условиях усиления функции судебной власти, ее независимости и построения уголовного судопроизводства на основе принципа состязательности. Непосредственное отношение к понимаю, что такое вещественные доказательства имеет общее понятие доказательств по уголовному делу сформулированное в ч. 1 ст. 74 УПК РФ. Ими являются любые сведения, в соответствии с которыми суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Именно такие сведения представляют собой содержание любого доказательства.

По мнению большинства современных ученых, это определение доказательств является правильным. Мы попытаемся раскрыть некоторые особенности вещественных доказательств, а именно те моменты, которые вызывают трудности при исследовании и оценке вещественных доказательств.

Так, в основе классификации доказательств на личные и вещественные лежит механизм формирования источника сведений о фактах. Личными доказательствами считаются все сведения, исходящие от людей: показания обвиняемых, подозреваемых, свидетелей, потерпевших, заключения и показания экспертов, заключения и показания специалистов, а равно протоколы соответствующих следственных и судебных действий. Общим для такого рода доказательств является психическое восприятие и переработка живым человеком определенных событий и передача сведений о них в языковой форме.

В научной литературе существует немало позиций по поводу определения, что такое вещественные доказательства. Например, В. К. Бобров в качестве вещественного доказательства рассматривает материальные носители доказательственной информации [1] . В. А. Михайлов полагает, что вещественные доказательства – это материальные предметы (вещи), которые носят на себе следы преступления и вообще вмещают в себя данные для его выяснения [2] .

Л. Т. Ульянова под вещественными доказательствами понимает предметы материального мира, сохранившие свойства, способные устанавливать обстоятельства, имеющие значение для дела, собранные, проверенные и оцененные в установленном законом порядке [3] .

Мы придерживаемся аналогичной позиции и полагаем, что вещественные доказательства – это любые объекты материального мира, обладающие признаками или свойствами носителей доказательственной информации, полученные и приобщенные к уголовному делу в установленном законом порядке.

Вещественные доказательства являются очень ранним видом судебных доказательств. Они с древних времен широко использовались в русском процессе. Им придавалось большое значение при рассмотрении судебных дел. Следует отметить, что в ст. 3 договора Руси с Византией говорилось о большом значении явных, видимых следов преступления «да елико яве будеть показания явленными, да имеють верное о тацех явлении». Доказывание с помощью вещественных доказательств, как правило, было связано с косвенными уликами, оперирование которыми могло быть успешно только при надлежаще развитой общей теории доказательств. Система же доказательств в древнерусском процессе была неразвита. Возбуждение уголовных дел происходило по инициативе потерпевших. Разбирательство дела носило характер спора, в котором признание обвиняемым или ответчиком требований потерпевшего или истца устраняло необходимость дальнейшего судебного рассмотрения дела и представления доказательств [4] .

В современном законодательстве к вещественным доказательствам относятся любые предметы, если они обладают определенными качествами (ч. 1 ст. 81 УПК РФ).

Во-первых, предметы, которые служили орудиями преступления. Под ними следует понимать любые материальные объекты, специально изготовленные, приспособленные или найденные на месте, которые были использованы для подготовки или совершения преступления, а также для сокрытия его следов. К орудиям преступления, в частности, необходимо относить, например, нож, которым было совершено убийство; топор, которым взломали замок входной двери при совершении кражи.

Во-вторых, предметы, которые сохранили на себе следы преступления. К ним относятся материальные объекты, на которых отобразилось воздействие события уголовного правонарушения. Такими предметами, например, являются одежда с огнестрельными повреждениями, взломанный замок от входной двери.

В-третьих, предметы, на которые были направлены преступные действия. Под ними понимаются конкретные вещи, на которые было непосредственно направлено преступное посягательство, к примеру, похищенные вещи, автомобиль.

В-четвертых, имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем. К ним, в частности, относятся: дорогостоящие предметы, купленные на похищенные деньги; наличные деньги, сырье и изделия из драгоценных металлов и камней; иные ценные вещи, приобретенные от сбыта похищенного имущества или в результате преступной деятельности.

В-пятых, иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела. К ним могут быть отнесены предметы, забытые или брошенные преступником на месте происшествия (если только они не относятся к орудиям преступления или предметам преступного посягательства).

Основным признаком отнесения предмета к вещественным доказательствам являются отражение преступного события внешней и внутренней структурой этого предмета и передача доказательственной информации в виде следов, доступных непосредственному наблюдению.

Для того чтобы объект материального мира получил статус вещественного доказательства по уголовному делу, законодательством предусмотрены процессуальные правила его оформления (ч. 2 ст. 81 УПК РФ). Кроме того, чтобы предметы реальной действительности признать вещественным доказательством, нужно учитывать, что они должны отвечать таким свойствам (или признакам), как относимость, допустимость, достоверность и достаточность.

Относимость доказательств определяет их способность устанавливать обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, а также иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Таким образом, относимым является любое доказательство, которое способно своим содержанием устанавливать обстоятельства, которые являются важными для производства по уголовному делу.

В уголовно-процессуальном законодательстве отсутствует формализованный перечень требований, при соответствии которому доказательство будет признано относимым. Это вряд ли возможно, поскольку при производстве по каждому уголовному делу нельзя определить исчерпывающий перечень сведений, которые имеют значение для его рассмотрения и разрешения.

Достаточно обширный перечень требований, которые делают доказательства относимыми, выработан уголовно процессуальной наукой.

К относимым принято причислять доказательства, которые могут быть использованы, по крайней мере, для одной из следующих целей: 1) для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания; 2) для обнаружения других доказательств; 3) для установления промежуточных обстоятельств, совокупность которых позволяет, в конечном счете, установить обстоятельство, входящее в предмет доказывания; 4) для дублирующего установления фактов и обстоятельств, уже установленных другими доказательствами в целях проверки и усиления надежности системы доказательств данной версии; 5) для опровержения фактов, относящихся к другим версиям, выдвинутым по уголовному делу; 6) для проверки полноты и достоверности собранных доказательств путем исследования условий их формирования, передачи, хранения [5] .

Допустимость доказательств выражается в законности способа и порядка их получения, а также процессуального оформления. Допустимые доказательства должны отвечать следующим обязательным условиям.

Во-первых, они должны быть получены в результате деятельности уполномоченных на то должностных лиц и государственных органов (например, следователем по находящемуся в его производстве уголовному делу, дознавателем в порядке выполнения поручения следователя о производстве отдельных следственных действий и т. п.).

Во-вторых, доказательства должны быть получены из предусмотренного законом источника (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Не могут служить доказательствами по уголовному делу анонимные заявления, слухи, информация, полученная в результате применения оперативно-разыскных мероприятий, без проверки ее следственным путем.

В-третьих, доказательства должны быть получены в установленном законом порядке. Даже если сведения были получены из законного источника, но с отступлением от регламентированной УПК РФ процедуры, допустимость доказательственного материала ставится под сомнение.

В-четвертых, доказательства должны быть зафиксированы способом, предусмотренным уголовно-процессуальным законом. Если это чьи-то показания, то они должны исходить от лица, обладающего статусом соответствующего участника процесса. Если доказательственная информация устанавливается с помощью предметов и документов, то они должны быть надлежащим образом процессуально оформлены (зафиксированы в протоколе следственного действия, при производстве которого были обнаружены) и приобщены к уголовному делу [6] .

Если доказательство не отвечает хотя бы одному из вышеперечисленных требований, можно признать его недопустимым. Поскольку, согласно ч. 2 ст. 75 УПК РФ, к недопустимым доказательствам относятся доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, такие доказательства, в соответствии с ч. 1 этой же статьи, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, образующих предмет доказывания.

Достоверность доказательств выражается в их соответствии действительным обстоятельствам произошедшего события. Признать доказательство достоверным может любое должностное лицо уголовного судопроизводства, однако от имени государства признать доказательство таковым может лишь суд. Обвинительный приговор не может быть основан на доказательствах, достоверность которых вызывает сомнение. Противоположностью достоверных доказательств являются недостоверные сведения, которые ввели в заблуждение органы и должностных лиц уголовного судопроизводства.

Достаточность доказательств выражается в способности установить при помощи данных доказательств все без исключения обстоятельства, подлежащие доказыванию (ст. 73 УПК РФ), а также иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

Достаточными являются доказательства, которые позволяют вынести по уголовному делу законное, обоснованное и мотивированное решение. Хотя в ч. 1 ст. 88 УПК РФ речь идет о достаточности всей совокупности доказательств для разрешения уголовного дела, критерий достаточности доказательств надлежит применять и в процессе принятия иных решений (о привлечении лица в качестве обвиняемого, о прекращении уголовного дела, о направлении уголовного дела в суд с обвинительным заключением или обвинительным актом и др.).

Все вещественные доказательства обычно делят на первоначальные и производные. Первоначальные – это первоисточник сведений о подлежащем установлению факте. Производные – это доказательства, содержащие сведения, взятые из другого источника. Тот или иной предмет может приобрести значение вещественного доказательства по уголовному делу, например, вследствие взаимодействия его как следовоспринимающего объекта с лицом, причастным к происшествию, или с орудием преступления.

Специфика производных вещественных доказательств заключается в том, что они передают отдельные свойства первоначального вещественного доказательства, поскольку в ряде случаев получение производного вещественного доказательства может быть сопряжено с разрушением первоначального, невозможностью его повторного осмотра.

Изъятие и приобщение к делу таких предметов иногда оказывается практически невозможным ввиду их громоздкости, хрупкости и т. п. Поэтому и прибегают к их моделированию, к получению производного доказательства. При этом, конечно, не имеется в виду создание какого-то нового вещественного доказательства. Так, изготавливая слепок, следователь лишь переносит в него как в модель следа информацию о признаках и свойствах определенного, уже существующего предмета [7] .

В этой связи В. Т. Варфоломеева точно определяет, что применительно к вещественным доказательствам есть несколько видов моделей: макеты, рисунки, слепки, оттиски, фотоснимки и т. д. В основе формирования таких моделей, как макеты и рисунки, лежит субъективное восприятие признаков моделируемого объекта, что существенно влияет на полноту и точность воспроизведения его признаков. Даже в тех случаях, когда рисунки выполняются путем обводки контуров предмета (через стекло, просвечиванием и т. п.), эта точность весьма относительна. Такого рода модели, как правило, не могут служить идентифицирующими объектами в
экспертном исследовании вещественных доказательств. Совершенно иное значение имеют слепки, оттиски и фотоснимки.

Полученные путем контактного моделирования, они являются по своей сущности производными вещественными доказательствами, и именно эти модели используются обычно в идентификационных судебно-экспертных исследованиях. Заметим, что большинство современных авторов данные предметы относят к иным документам. Указанные модели можно разделить на три группы: 1) полученные следователем непосредственно с вещественных доказательств при проведении следственных действий; равно как и сами вещественные доказательства, они служат для установления идентифицируемого объекта; изготовленные с соблюдением процессуальных норм, такие модели могут выступать в качестве производных вещественных доказательств; 2) полученные следователем или судом в качестве образцов для сравнительного исследования; 3) изготовленные экспертом в процессе проведения экспертизы [8] .

Следует отметить и то, что если вещественное доказательство не может храниться при уголовном деле, в УПК РФ предусматривается их обязательное фотографирование. В процессуальном отношении фотоснимки могут выступать в трех качествах: а) как приложения к протоколам следственных действий;
б) как вещественные доказательства – первоначальные и производные; в) как документы. Фотоснимки приложения – это дополнительные к протоколу носители информации и (вместе с протоколом следственного действия) источники доказательств. Можно полагать, что в ряде случаев они служат производными вещественными доказательствами, когда воспроизводят признаки и свойства моделируемого объекта.

Деление вещественных доказательств на первоначальные и производные является классическим и общепризнанным. Тем не менее наука уголовного судопроизводства достаточно активно развивается, и современные авторы предлагают новые классификации вещественных доказательств.

Например, представляется интересной позиция Ю. В. Худя­ко­вой, которая предлагает классификацию вещественных доказательств.

По пригодности для решения того или иного уровня экспертных задач: 1) вещественные доказательства, используемые для решения идентификационных задач; 2) вещественные доказательства, используемые для решения неидентификационных задач: а) для решения вопроса классификационного или диагностического характера (о групповой принадлежности); б) для решения вопросов, связанных с ситуационными задачами.

По характеру связей между вещественными доказательствами и событием преступления: 1) вещественное доказательство, которое имеет генетическую связь с событием преступления;
2) вещественное доказательство, которое имеет функциональную связь с событием преступления; 3) вещественное доказательство, которое состоит в объемной связи с событием преступления;
4) вещественное доказательство, которое состоит в субстанциональной связи с событием преступления; 5) вещественное доказательство, которое состоит в связи преобразования с событием преступления. Эта классификация позволяет оценить вещественное доказательство и выводы эксперта при его исследовании.

По способности вещественного доказательства устанавливать обстоятельства, подлежащие обязательному доказыванию, изложенные в ст. 73 УПК РФ: 1) вещественные доказательства, устанавливающие событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) вещественные доказательства, способствующие установлению виновности лица в совершении преступления; 3) вещественные доказательства, способствующие установлению обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого; 4) вещественные доказательства, способствующие установлению характера и размера вреда, причиненного преступлением; 5) вещественные доказательства, способствующие установлению обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния; 6) вещественные доказательства, способствующие установлению смягчающих и отягчающих обстоятельств; 7) вещественные доказательства, способствующие установлению обстоятельств, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания; 8) вещественные доказательства, содействующие выявлению обстоятельств, способствующих совершению преступления.

В связи с этим немаловажным является опыт других стран при рассмотрении данного вопроса. Например, в уголовно-процессуальном законодательстве ФРГ к вещественным доказательствам относят объекты осмотра и документы. В качестве объектов осмотра служат не только материальные предметы, но и физические лица, различные процессы (вещи, предметы, живые лица, трупы). Это обусловливает и специфические формы осмотра. Он может производиться с помощью любого органа чувств (зрения, слуха, обоняния, осязания). Для понятия документа, наоборот, характерно его узкое толкование только как письменного документа [9] . Иными словами, к вещественным доказательствам относят все, что можно исследовать при помощи наших органов чувств [10] .

Думается, данные классификационные позиции имеют важное научное и практическое значение, поскольку классификация в теории доказательств, как и в других областях знаний, заключается в том, что она способствует систематизации накопленных знаний, обеспечивает правильное использование понятий и терминов, устраняет двусмысленность и неоднозначность языка науки.

Нередко возникают вопросы по разграничению документов как самостоятельного вида доказательства от документов – вещественных доказательств. В случаях, когда документы имеют следы подделок, подчисток, травления или обладают другими признаками, указанными в ч. 1 ст. 81 УПК РФ, они являются вещественными доказательствами. В этой связи необходимо выполнить процессуальные правила, регламентирующие порядок приобщения к уголовному делу вещественных доказательств и их хранения (ст. 81–82 УПК РФ). В случае утраты доказательства, имеющего статус «иного документа», зачастую возможно получение его дубликата: новой справки, копии акта ревизии или документальной проверки. Документ, обладающий признаками вещественного доказательства, незаменим. Поэтому в случае его утраты невозможно получить доказательство, имеющее такое же значение.

Источником доказательств применительно к «иному документу» выступает автор документа. Правовое положение указанного источника доказательства определяется компетенцией автора документа, которая ограничивается пределами выполняемых им функций.

В заключение хотелось бы отметить, что правильное понимание, что такое вещественные доказательства, как их можно делить на виды и чем они отличаются от других видов доказательств, позволит правильно собирать, исследовать, проверять и оценивать доказательства по уголовному делу, а в целом не совершать ошибки в процессе доказывания. Профессиональная честь судьи, следователя, дознавателя, прокурора требует, чтобы любые решения, принимаемые по уголовным делам, строго соответствовали закону, их внутреннему убеждению, фактическим обстоятельствам дела. Они не вправе принимать решения, противоречащие закону. Кроме того, личное восприятие судьей вещественных доказательств выступает серьезным убеждающим фактором, в этой связи мы можем предположить, что именно вещественные доказательства, имеющие силу прямого доказательства, при оценке всех доказательств в своей совокупности, выступают весомым аргументом при вынесении приговора по уголовному делу. В результате опроса судей 95 % опрошенных высказали мнение о том, что именно вещественные доказательства, к примеру орудие преступления, позволяют не только построить версии по ходу предварительного расследования, но и в быстрые сроки расследовать преступление. Кроме того, наличие вещественных доказательств по уголовному делу также позволяет провести соответствующую экспертизу, соответственно, наличие как самого вещественного доказательства, отвечающего всем признакам и свойствам доказательств, а также и проведенная экспертиза в своей связи будут служить доказательствами, обладающими наиболее аргументирующей убеждающей силой.

[1] Советский уголовный процесс : учебник / под ред. В. П. Божьева. М., 1990. С. 111.

[2] Уголовный процесс. Общая часть : учебник / под ред. В. П. Божьева. М., 1997. С. 142.

[3] Уголовный процесс : учебник / под ред. К. Ф. Гуценко. М., 1996. С. 127.

Источники доказательств и критерии их оценки в уголовном процессе РФ Купряшина Елена Александровна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Купряшина Елена Александровна. Источники доказательств и критерии их оценки в уголовном процессе РФ : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.09 / Воронеж. гос. ун-т.- Воронеж, 2007.- 223 с.: ил. РГБ ОД, 61 07-12/2246

Содержание к диссертации

Глава 1. Источники доказательств: сущность и значение 12

1. Понятие и значение источников доказательств в уголовном процессе РФ 12

2. Содержание источников доказательств по УПК РФ 42

3. Понятие и виды критериев оценки источников доказательств 64

Глава 2. Оценка — необходимый элемент процесса доказывания . 104

1. История законодательного регулирования оценки доказательств и их источников 104

2. Современное понятие и значение оценки в теории доказывания. 115

3. Содержание оценки доказательств и их источников в УПК РФ . 142

Глава 3. Особенности оценки процессуальных источников доказательств 156

1. Протоколы следственных действий и судебных заседаний 156

2. Предметы, имеющие значение для уголовного дела (вещественные доказательства), приобщенные к делу постановлением 173

3. Заключения эксперта и специалиста 179

4. Иные документы, приобщенные к делу постановлением 186

Список использованных нормативных актов и литературы 201

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Одним из наиболее значимых и сложных вопросов в уголовно-процессуальной теории и практической деятельности является источник доказательства. Он выступает в качестве неотъемлемого и в ряде случаев главного элемента такого явления как доказательство. Нет ни одной проблемы, ни одного вопроса в доказывании, которые не были бы тесным образом связаны с источником доказательства, а значит и с самим доказательством в целом.

Однако, чтобы оперировать полноценным доказательством, необходимо как собрать и проверить сведения и их источники, так и осуществить их оценку. Оценка источников доказательств служит необходимым условием целенаправленного ведения следствия и судебного разбирательства, принятия законных и обоснованных процессуальных решений, правильного применения закона. Без уголовно-процессуальной оценки источников доказательств, немыслима деятельность органов дознания, следствия, прокуратуры и суда по расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел.

Перед органами, осуществляющими уголовное судопроизводство, в этой связи, стоит задача выяснить, получены ли источники доказательств с соблюдением всех требований закона, достоверны ли как носители сведений, так и непосредственно сами процессуальные источники доказательств, и, в конечном счете, допустимо ли доказательство в целом с позиции законности его источника. Одной из гарантий соблюдения законности, обеспечения прав и законных интересов личности в уголовном процессе служит запрет в Конституции РФ на использование доказательств, полученных с нарушением закона.

Одной из основных причин нарушений, связанных с выполнением требований по допустимости доказательств является недостаточное внимание к источнику доказательства как к элементу, формирующему процессуальный

4 облик доказательственной информации.

В юридической литературе последних лет все чаще стали обращать внимание на важность оценки отдельных видов доказательств, которые представляют собой единство «сведений» и их «источников» (формы). Кроме того, до сих пор остается актуальным вопрос о признании прав участников процесса на самостоятельную оценку и формах ее реализации в свете принципов, закрепленных в Конституции РФ, а также в Уголовно-процессуальном кодексе РФ.

Необходимость системного изучения указанной проблематики, в том числе, с целью внесения соответствующих предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной практики, обусловлена противоречивостью действующего закона, а в ряде случаев несовершенством, нелогичностью некоторых положений, а также отсутствием ряда необходимых норм конкретизирующего характера.

Все это свидетельствует об актуальности данной научной проблемы и необходимости ее всестороннего рассмотрения. Диссертационное исследование проводится в период первых лет действия нового Уголовно-процессуального кодекса РФ, что само по себе определяет актуальность избранного направления работы.

Вопросы, касающиеся проблем источников доказательств и их оценки рассматривали в своих работах многие процессуалисты. Для проведенного исследования большое значение имели положения, изложенные такими учеными как В.Д. Арсеньев, Р.С. Белкин, А.Р. Белкин, А.И. Винберг, Н.А. Громов, Е.А. Доля, В.Я. Дорохов, Я.О. Мотовиловкер, Г.М. Миньковский, П.С. Элькинд, Л.М. Карнеева, Л.Д. Кокорев, З.Ф. Коврига, Н.М. Кипнис, Н.П. Кузнецов, П.Н. Лупинская, Г.М. Резник, А.И. Трусов, Ю. Ляхов, С.А. Шейфер, М.Л .Якуб, А.А. Эйсман., Ф.Н. Фаткуллин, М.С. Строгович, Н.В. Сибилева, СБ. Российский, 3.3. Зинатуллин и другие. Весомый вклад в разработку исследуемых вопросов в последнее время внесли и представители гражданско-процессуальной

5 науки, такие как М.К. Треушников и другие.

Интерес к оценке как источников, так и доказательств в целом, является неслучайным, так как из всех элементов процесса доказывания оценка исследована в меньшей мере. Причина этого кроется в том, что данный элемент доказывания по своей сущности является достаточно сложным для изучения, так как его содержание образует мыслительная, логическая деятельность. Кроме того, это обусловлено фундаментальными свойствами общественных отношений, которые образуют объект правового регулирования в сфере уголовно-процессуальной деятельности. Изложенное и определило выбор темы диссертационного исследования.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе оценки источников доказательств участниками уголовного судопроизводства.

Предмет исследования составляют теоретические и практические вопросы сущности и значения источников доказательств, а также состояние, структура и содержание их оценки, тенденции развития уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего оценку доказательств в целом, и пути и способы совершенствования законодательства в данной сфере.

Цель исследования. Диссертационное исследование предпринято с целью разработки теоретических основ и практических рекомендаций, касающихся сущности источников доказательств и критериев их оценки относительно каждого из процессуальных источников. Таким образом, исследование направлено на совершенствование уголовно-процессуального законодательства и практики судопроизводства по уголовным делам в этом вопросе.

Задачи исследования. Указанная цель диссертационного исследования достигается путем решения следующих взаимосвязанных задач:

сравнительного исследования понятий: доказательство и источник доказательства;

выработки понятия процессуальный источник доказательства;

исследования исторической, философской и логической взаимосвязи оценки источников доказательств в уголовно-процессуальном праве России;

выработки авторского определения «оценка источника доказательства» в уголовном судопроизводстве, раскрытия ее сущности, структуры и процессуального значения;

определения содержания оценки доказательств и их источников, и изложения ее системы;

раскрытия и анализа выраженных в законе критериев оценки источников доказательств;

изучения оценки с точки зрения допустимости и достоверности каждого процессуального источника доказательства.

Методология и методика исследования. Методологическую базу исследования составляют диалектический метод познания, кроме того, работа -проводилось с использованием общенаучных и частнонаучных методов теоретического анализа, таких как исторический, логический, сравнительно -правовой, статистический, социологический, системно-структурный и некоторые другие методы.

Теоретической основой диссертации являются труды отечественных ученых. Диссертантом использовались достижения в области истории, общей теории права, уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности, психологии. В этой связи автор опирается на работы С.С. Алексеева, О.С. Иоффе, М.С.Строговича, Н.В. Жогина, Н.П. Кузнецова, С.А. Шейфера, М.А. Чельцова и многих других.

Нормативно-правовую базу исследования составили Конституция Российской Федерации, действующее конституционное, уголовное, уголовно-процессуальное, гражданское процессуальное законодательство, а также иные нормативные акты, касающиеся критериев оценки источников доказательств в уголовном процессе.

Эмпирическая основа исследования. При подготовке и написании

7 диссертации была изучена и проанализирована опубликованная судебная практика вышестоящих судебных инстанций Российской Федерации за 1995 — 2006 гг., а в отдельных случаях и за более ранние периоды. Кроме того, использовались результаты исследования 540 уголовных дел, рассмотренных Свердловским и Октябрьским районными судами г. Белгорода за 2005-2006 гг. При подготовке диссертации также учитывались эмпирические исследования, проведенные другими авторами.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что автором впервые после начала судебной реформы с учетом изменений и дополнений, внесенных в уже действующий УПК РФ, предпринята попытка комплексного исследования проблем сущности источников доказательств, а также критериев их оценки в уголовном процессе РФ. В диссертации исследуются вопросы, касающиеся указанной проблематики, не ограничиваясь рамками какой-либо из стадий уголовного судопроизводства. По итогам проведенной работы даны авторские определения понятиям: «источник доказательств», «оценка доказательств», кроме того, выделены и подробно описаны критерии оценки источника доказательства. Также описаны особенности оценки процессуальных источников доказательств с указанных позиций. Выдвинут ряд предложений по совершенствованию законодательства и практические рекомендации, направленные на решение вопросов оценки источников доказательств с точки зрения допустимости и достоверности.

Основные положения, выносимые на защиту.

Доказательство и его источник — разные понятия, поскольку в первом случае речь идет об информации, сведениях, а во втором — о носителе этой информации. С другой стороны, доказательственная информация (сведения) не могут существовать автономно, в отрыве от своего носителя.

Доказательство — это единство формы и содержания, то есть предусмотренного в ч.2 ст. 74 УПК РФ процессуального источника доказательства и сведений о фактах (ч. 1 ст. 74 УПК РФ). Понятие «доказательство» есть

8 явление, а «сведения» и «процессуальные источники сведений» — это составляющие этого явления. Следовательно, сведения о фактах, источники этих сведений и доказательство соотносятся как содержание, форма и явление.

3. Источник доказательства — это процессуальная форма, посредст
вом которой сведения, признаваемые доказательствами, вовлекаются в сферу
процессуального доказывания. Полагаем, что более правильно было бы име
новать их процессуальными, поскольку они получены и зафиксированы в ус
тановленном законом процессуальном порядке. В свою очередь источник
доказательства будет включать в себя как процессуальный источник сведений
(информации), так и материальный носитель этой информации.

4. Источниками сведений (процессуальными) об обстоятельствах, под
лежащих доказыванию будут являться процессуальные акты, в которых за
фиксированы сообщенные или обнаруженные сведения, имеющие значение
для дела — протоколы, постановления и т.д.Физическим носителем этих све
дений могут быть: 1) одушевленные лица, являющиеся по делу участниками
процесса, такие как подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель,
эксперт, специалист, понятой, переводчик и т.д. 2) неодушевленные предме
ты, такие как оружие, транспортные средства, труп человека, его матери
альные следы, одежда, документы (бумаги и иные носители информации) и
т.д.

5. Процессуальными источниками доказательств, включающими как
процессуальную форму сведений, так и носителя этих сведений, являются:

протоколы следственных действий, протоколы судебных заседаний;

иные документы, приобщенные к делу постановлением;

вещественные доказательства, приобщенные к делу постановлением;

заключение эксперта, специалиста.

6. Оценка источников доказательств — это интеллектуальная деятель
ность суда (судьи), прокурора, следователя, дознавателя, протекающая в ло
гических правилах (операциях) и в условиях, установленных уголовно-
процессуальными нормами, осуществляемая в соответствии с законом, по их

9 внутреннему убеждению, направленная на определение допустимости, в целях установления истины по делу.

Критериями оценки источников доказательств будут являться допустимость, а также достоверность, поскольку данные понятия являются взаимосвязанными и пересекающимися.

7. В статье 74 УПК РФ содержится несоответствие между ч.І и ч.2, поскольку здесь смешивается содержание доказательства с его формой, в то время как понятие доказательства должно быть единым. Во избежание замещения источников на доказательства и наоборот, и в целях правильной оценки и источников, и сведений, и доказательств в целом, предлагаем следующую редакцию ст. 74 УПК РФ:

«1) Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, собранные и зафиксированные в установленных законом источниках, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела в порядке, определенном настоящим Кодексом;

2) Допускаются в качестве доказательств:

а) сведения, содержащиеся в показаниях подозреваемого, обвиняе
мого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, специалиста, зафиксированные в
протоколе допроса;

б) сведения, зафиксированные в протоколах иных следственных дей
ствий, протоколах судебных заседаний;

в) сведения, зафиксированные в заключениях эксперта, специалиста;

г) сведения, содержащиеся в иных документах, приобщенных к делу
постановлением;

д) сведения о предметах, признанных вещественными доказательства
ми и приобщенных к делу постановлением».Предлагаем дополнить ч.2 п.е в
редакции: «е) сведения, собранные защитником в рамках осуществления сво
их полномочий, приобщенные к делу постановлением».

8. Положения, содержащиеся в п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ вызывают воз-

10 ражения. Здесь устанавливается, что показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе являются недопустимыми доказательствами, т.е. они недопустимы по источнику (форме). Полагаем, что сведения, содержащиеся в заключениях и показаниях эксперта и специалиста, основанные на догадке, предположении, слухе также являются недопустимыми. Следующая фраза данного пункта по этому же основанию требует доработки. В этой связи предлагаем п. 2 ч.2 статьи 75 изложить в следующей редакции:

«2) сведения, содержащиеся в показаниях участников уголовного судопроизводства, основанные на догадке, предположении, слухе, а также при невозможности указания на источник своей осведомленности».

Теоретическое и практическое значение диссертации. Положения исследования расширяют и углубляют ряд аспектов теории доказательств в уголовном процессе и могут быть использованы в дальнейших теоретических разработках, посвященных этой сложной проблеме, кроме того, они позволяют в свете рассматриваемой темы по-новому взглянуть на ряд процессуальных проблем совершенствования правовой регламентации оценки процессуальных источников доказательств. Выводы автора могут быть учтены в законотворческой деятельности по подготовке изменений и дополнений к УПК РФ.

Практические рекомендации, изложенные в диссертации, могут быть использованы участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения, защиты в процессе расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел, при подготовке руководящих разьяснений Пленума Верховного Суда РФ.

Результаты диссертационного исследования могут использоваться в учебном процессе по курсу «Уголовный процесс» и в спецкурсах по проблемам доказывания.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры уголовного процесса

Воронежского государственного университета. Результаты проведенного исследования нашли отражение в опубликованных автором семи статьях по теме диссертации, а также были изложены в выступлениях на международных научно — практических конференциях: «Актуальные проблемы реформирования правовой системы РФ» (2002 год, г. Белгород, БелГУ), «Конституционные основы формирования частного права в РФ. Проблемы науки и юридической практики» (2003 год, г. Белгород, БелГУ), «Уголовная политика Российской Федерации в сфере противодействия наркотизации общества» (2006 год, г. Белгород, БелГУ) и на региональных научно-практических конференциях: «Проблемы теории и практики уголовного процесса: история и современность» (2005 год, г. Воронеж, ВГУ), «Культурно-цивилизационные особенности развития современного российского общества» (2004 год, г. Белгород, БелГУ).

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии.

Понятие и значение источников доказательств в уголовном процессе РФ

В юридической науке и литературе источниками доказательств обычно принято называть предусмотренные в уголовно-процессуальном законе (ч. 2 ст. 74 УПК Российской Федерации ) показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта, заключение и показания специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы.

Прежде УПК РСФСР выделял в ч. 2 ст. 69 акты ревизий и документальных проверок. В настоящее время акты ревизий и документальных проверок следует воспринимать как виды «иных документов». В УПК РФ в перечне источников доказательств названы показания эксперта, УПК РСФСР соответственно показания эксперта не упоминал. Кроме того, УПК РФ был дополнен указанием на заключение и показания специалиста. Они подлежат рассмотрению в качестве отдельных источников доказательств.

Такое наименование представляется в целом правильным, но, на наш взгляд, точнее было бы называть их процессуальными источниками доказательств, чтобы подчеркнуть их отличие от материальных источников доказательственной (относимой к делу) информации. В процессуальных источниках содержатся сведения о фактах, и они являются носителями, хранилищем доказательств. Только те сведения, которые содержатся в указанных в законе источниках, можно использовать в уголовном процессе в качестве дока-Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации : от 18 дек. 2001 г. № 174-ФЗ. Далее УПК РФ. зательств. Безусловно, если проследить всю цепочку причинно-следственных связей, то в конечном итоге окажется, что непосредственным источником доказательственной информации является само событие, оставившее следы в окружающей обстановке, которые впоследствии, в результате процессуальной деятельности следователя и суда по их собиранию, станут процессуальными доказательствами.

Приведенный в законе перечень является исчерпывающим и не может быть расширен без изменения закона. Поэтому сведения об обстоятельствах, имеющие значение для дела, но полученные из иного источника, не признаются доказательствами до тех пор, пока такая информация не будет получена из источников, указанных в законе. Более того, в ряде случаев законодатель определяет конкретный вид источника, который должен быть использован для получения и фиксации определенных сведений. Так, для установления причин смерти, характера и степени вреда, причиненного здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных ст. 196 УПК РФ, должно быть использовано в качестве источника доказательств заключение эксперта.

Исчерпывающий перечень источников доказательств в законе объясняется, на наш взгляд, стремлением закрепить те из них, получение достоверных сведений из которых в определенной мере гарантируется свойствами самого источника. Вместе с тем это создает и определенные трудности, связанные, например, с применением в процессе научно-технических средств, из которых российский уголовно-процессуальный закон предусматривает в качестве средств фиксации доказательственной информации фотографирование, киносъемку, звукозапись, изготовление слепков и оттисков следов. Заметим, что в юридической литературе неоднократно выдвигалось предложение о включении в закон нормы, содержащей обобщенные правила допустимости применения научно-технических средств без их перечисления. Кроме того, точное перечисление в законе источников сведений о подлежащих установлению фактах необходимо, чтобы не допустить использования недоброкачественных источников. Допущение в уголовный процесс данных, содержащихся в законных источниках, должно соответствовать установленному процессуальному порядку в отношении каждого вида доказательств.

Предъявляемые к источникам доказательств требования составляют важные гарантии достоверного установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, обоснования принятых решений.

Эти требования позволяют, в частности, обеспечить:

а) контроль за полнотой и точностью отображения исследуемого события на тех этапах формирования доказательства, которые находились внесферы уголовного процесса;

б) полноту и точность отображения на тех этапах формирования доказательства, которые входят в сферу уголовно-процессуальной деятельности (получение показаний, осмотр предметов и др.), а также правильность даль нейшего использования полученных доказательств.

Отсюда — установление в законе процессуального положения свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого, эксперта и т.д.; правил осмотра места происшествия, предъявления для опознания, обыска, освидетельствования и других следственных и судебных действий и их процессуального оформления; порядка допроса лиц, дающих показания, процессуального оформления предметов, свойства которых могут быть содержанием вещественных доказательств, процессуального режима оперирования отдельными видами сведений и т. д.

Источник доказательства в теории права еще называют формой доказательств. На первый взгляд «источник доказательств» в науке уголовного процесса достаточно устоявшееся понятие и ничего особенно нового и спорного по данной проблематике нет. Однако это только на первый взгляд. Сразу же следует отметить, что, понятие «источник доказательств» взаимосвязано с понятием «уголовное доказательство». Начнем с того, что определим связи и отношения между данными понятиями.

Для этого следует обратить внимание на то, что уголовно-процессуальный закон, когда говорит о недопустимости доказательства, фак 15 тически имеет в виду законность его формы, например, п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ. Что же касается недопустимости показаний подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу, в отсутствие защитника и не подтвержденных в суде, то представляется, что уголовно-процессуальный закон, устанавливая недопустимость как процессуальную санкцию за процессуальное нарушение в данном случае не обоснован, т.к. формально ни одно требование УПК РФ в этой ситуации не нарушается, и получается, что ответственность (исключение доказательства как недопустимое) наступает без вины.

История законодательного регулирования оценки доказательств и их источников

Оценка доказательств и их источников является важнейшей и окончательной составляющей процесса доказывания, и служит необходимым условием ведения следствия и суда, принятия обоснованных процессуальных решений, правильного применения уголовного закона. Проблемы, возникающие в уголовном процессе в ходе оценки, существовали еще у дореволюционных юристов, а в последние годы интерес к ним ученых-процессуалистов заметно повысился. И это не случайно, поскольку оценка доказательств и их источников представляет одну из самых сложных частей процесса доказывания, соответствующую логической ступени познания, в ходе которой, на основе совокупности собранных и проверенных доказательств, получается знание о фактах и обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, и устанавливается истина по делу, в том числе судом присяжных.

Путь к современному пониманию оценки был долгим и непростым. С учетом исторических условий, а также многих факторов, действовавших в конкретных странах (этнические, культурные, религиозные, экономические и другие особенности их развития), складывались неодинаковые представления о том, как должны решаться узловые вопросы доказывания по уголовным делам. Поэтому в различные исторические периоды подходы к оценке доказательств в российском законе и науке отличались качественным своеобразием, что мы постараемся показать на конкретных примерах из истории.

История судебного процесса России берет свое начало в девятом веке, получив закрепление в первом письменном источнике — Русской Правде. Поскольку в это время процесс носил обвинительный характер, то система доказательств, сложившаяся под большим влиянием религиозных воззрений того времени, включала в себя свидетельские показания, клятвы, поединки и различного рода испытания (ордалии: огнем, водой, раскаленным железом и т. д.) — т.н. «суд Божий»1. Ордалии являлись на тот момент своеобразной аналогией нынешнему понятию — критерии оценки. Доказательства, а по сути это были источники доказательств как источники сведений, в общем-то даже и не оценивались людьми, т. к. это делал Бог или Боги (в язычестве). Люди лишь совершали поединки, ордалии, присяги, участвовали в роте, жребиях, считали количество свидетелей и т.д. А те, кто судил, исключительно «подсчитывали очки» той или иной стороны.

Можно отметить, что в то время присутствовала даже не оценка доказательств в том виде, как это понятно с точки зрения современного уголовного процесса, а оценивание тех результатов, которые были получены путем производства ордалий, то есть налицо религиозно-формальная система оценивания, не имеющая ничего общего с современными положениями относительно оценки доказательств, за исключением того, что существовали и учитывались сведения, данные свидетелями и теми, кто приносил клятвы. Но поскольку процесс велся больше частью в устной форме, а закон еще не знал письменных доказательств, а точнее было бы сказать источников сведений, то нельзя говорить ни о какой бы то ни было процессуальной форме доказательств. Таким образом происходило во времена Русской Правды. Но времена менялись.

Для Российского государства времен конца XV- начала XIX веков характерным стал разыскной (инквизиционный) тип процесса, которому была присуща так называемая формальная система доказательств и формальная система их оценки. Наиболее значимыми законодательными актами этого периода были Судебник 1550 года, Соборное Уложение 1649 года, Свод законов 1832 года.

Судебник 1550 года практически не изменил существа системы источников доказательств и их оценки. В соответствии с Уложением 1649 года все также происходят присяги, поле (оценка доказательств «Богом»), кидаются жребии (некий аналог методу определения следственного действия), т.е. прослеживается все тот же религиозный формализм, но некие зачатки разумной оценки достоверности уже начинают формироваться — подтверждение документов показаниями свидетелей, а также другими документами. Но в целом с позиции разумности это было еще «темное» время, весьма далекое от нынешнего положения свободной оценки доказательств. Основным отличительным началом в системе доказательств по Своду законов 1832 года было общее положение: никто не может быть осужден без точных доказательств или явных улик в преступлении (ст. 304). Таким образом, закон якобы устанавливал «преграду» своеволию и произволу судей; чем более тяжко обвинение, тем сильнее должны быть и доказательства (ст. 310); при недостатке доказательств в «совершенной достоверности» вины подсудимого «лучше освободить от наказания десять виновных, нежели приговорить невиновного» (ст. 311). Все доказательства по Своду разделяются на совершенные и несовершенные (ст. 304). Все свидетели допрашивались только под присягой. Обвинительный приговор мог быть постановлен только при наличии совершенных доказательств. В отдельных случаях несколько несовершенных доказательств по совокупности образовывали совершенное доказательство. Оправдательный приговор мог быть вынесен при полном отсутствии улик.

В целом можно отметить, что этой эпохе была присуща «формальная система доказательств, сила которых определена законом»1.

Содержание оценки доказательств и их источников в УПК РФ

Оценка полученных по делу сведений и их источников служит необходимым условием целенаправленного ведения следствия и судебного разбирательства, принятия законных и обоснованных процессуальных решений, правильного применения уголовного закона. Перед дознавателем, следователем, прокурором и судом, осуществляющими производство по уголовному делу, в неразрывной связи с задачей обеспечить собирание всех необходимых сведений о существенных обстоятельствах дела стоит также задача выяснить, собрана ли эта информация с соблюдением требований процессуального закона; имеет ли она отношение к предмету доказывания; могут ли служить собранные по делу сведения и их источники основанием для принятия процессуальных решений (постановления о привлечении в качестве обвиняемого, задержании, обыске, выемке и т.д.); достаточно ли доказательств для достоверных выводов об обстоятельствах, составляющих предмет доказывания, и, в конечном счете, представляют ли они достоверную и полную информацию об исследуемом событии в целом и отдельных его элементах. Мы определили, что оценка представляет собой интеллектуальную деятельность, осуществляемую в логических формах при соблюдении научной методологии познания, обеспечивающей достижение истины. Однако рассмотренных выше признаков недостаточно для характеристики оценки в уголовном судопроизводстве, и поэтому определим, что является содержанием оценки и раскроем характеристики составляющих его элементов.

Наиболее полно и всесторонне содержание оценки в процессе доказывания отражают те ее признаки, которые составляют правила производства и состоят из целого ряда элементов, о которых сейчас пойдет речь.

В этой связи следует отметить, что части 2, 3, 4 статьи 88 УПК, которая, по своему названию, должна была бы содержать правила оценки доказа 143 тельств в целом, на самом деле, включают нормы, относящиеся только к признанию доказательств недопустимыми и исключению их. Изложение норм УПК РФ приобрело, на наш взгляд, тенденциозный характер. Первостепенное значение придано обеспечению сокращения доказательственной базы по уголовным делам, затруднению реализации уголовного преследования, а следовательно, и защиты прав потерпевших. Проблемы достоверности доказательств, установления истины оказались существенно принижены по актуальности в сравнении с правовой регламентацией, которая содержалась в УПК РСФСР. Поэтому считаем необходимым определить систему признаков оценки в уголовном процессе.

На первый план в ряде признаков, характеризующих содержание оценки в уголовном судопроизводстве выступает принцип «свободной оценки доказательств», указанный в ст. 17 УПК РФ и содержащий следующие необходимые правила:

1.Указание на тех субъектов оценки, которые ответственны за производство по делу и правомочны принимать по делу решения, а именно: судья, прокурор, следователь, дознаватель. Конечно, все участники судопроизводства оценивают доказательства и их источники и на этой основе определяют свою позицию по отношению к обвинению (обвиняемый, его защитник, потерпевший). Однако оценка этими субъектами не имеет значения в том смысле, что она не определяет принимаемого судом решения, за исключением принятия решения о рассмотрении дела в порядке главы 40 УПК РФ.

Органы государства, производящие оценку, действуют в разных процессуальных условиях, специфика которых определяется задачами и особенностями каждой стадии процесса. Важно подчеркнуть, что органы государства и должностные лица, последовательно производящие оценку на разных стадиях процесса, независимы друг от друга и поэтому сущность и результаты этой оценки определяются исключительно обстоятельствами дела, требованиями закона и их внутренним убеждением. Закон устанавливает также процессуальные формы, используя которые участники судопро 144 изводства, отстаивающие в уголовном деле свои или представляемые интересы, вправе (но не обязаны) осуществлять оценку. К их числу относятся: ходатайства об истребовании доказательств, о дополнении предварительного и судебного следствия; дача обвиняемым объяснений по существу обвинения и по поводу имеющихся в деле доказательств; выступления в судебных прениях и репликах; последнее слово подсудимого; представление суду письменных предложений относительно желаемого разрешения дела и т.д. Но лишь оценка, произведенная дознавателем, следователем, прокурором, судом, присяжным заседателем непосредственно определяет содержание процессуальных решений. Участвующие в деле лица оценивают доказательства и их источники в целях защиты своих личных (представляемых) законных интересов. Поэтому закон не предъявляет к их выводам особых требований. Известная односторонность этих лиц при оценке определяется их специфическими задачами в доказывании. Тем не менее, они вправе производить оценку по своему разумению и представлять следователю и суду свои соображения. Указанные лица могут соглашаться или не соглашаться с этой оценкой, данной в процессуальных актах, и даже оспаривать ее правильность в установленном законом порядке. Но пока эти акты не отменены, они определяют движение процесса от стадии к стадии и подлежат исполнению. Таким образом, оценка дознавателем, следователем, прокурором, судом, присяжным заседателем влечет определенные правовые последствия. В отличие от нее оценка участниками процесса, отстаивающими свои или представляемые интересы, имеет целью убедить следователя, суд и т.п. в правильности выводов соответствующего участника процесса. Лишь в этом смысле она может влиять на исход процесса.

2. Оценка производится по внутреннему убеждению, что именуется свободной оценкой доказательств в отличие от так называемой формальной теории доказательств, когда сила и значение доказательств формализовано определялись в законе, и судьям оставалось только подсчитать, имеется ли необходимое количество доказательств для признания лица виновным.

В «Теории доказательств. » подчеркивается, что указание закона на внутреннее убеждение, следует, прежде всего, понимать как исключительность компетенции лица, ведущего производство по делу1.

На наш взгляд, при определении места и роли внутреннего убеждения в оценке доказательств их источников, следует исходить из того, что в уголовном процессе это понятие обладает специфическим содержанием, которое является «антиподом» существовавшей ранее системы формальных доказательств.

Предметы, имеющие значение для уголовного дела (вещественные доказательства), приобщенные к делу постановлением

В подавляющем большинстве случаев вещественные доказательства (для упрощения в дальнейшем в тексте будем называть их вещественными доказательствами, хотя, безусловно, источник доказательства это форма, часть доказательства, а доказательство есть явление) как источники доказательств содержат сведения, которые указывают на преступление, его признаки не прямо, а косвенно, причем связь с событием преступления зачастую является многоступенчатой. Поэтому вещественные доказательства всегда используются лишь в совокупности с другими доказательствами и их источниками. Как следствие, оценка вещественных доказательств в качестве источников осуществляется в неразрывной связи со всеми источниками доказательств и доказательствами по делу. Итак.

Для решения вопроса об использовании вещественных доказательств с позиции источника, они должны обладать свойствами допустимости, достоверности. Достоверность как критерий оценки источника доказательства представляет собой правильность отражения обстоятельств, входящих в предмет доказывания. А для вещественных доказательств — это в большинстве случаев правильность отражения промежуточных обстоятельств, которые, наряду с другими доказательствами, устанавливают обстоятельства дела. О достоверности доказательства, прежде всего, можно судить исходя из характеристики источника этих сведений.

Характеризуя источник относительно вещественных доказательств, следует обратить внимание на свойство материальных улик изменяться под воздействием окружающей среды. Так, условия, в которых находится предмет с момента действительного возникновения у него свойств, по которым он мог быть признан вещественным доказательством, и до момента его обнаружения и фиксации таких свойств, могут измениться. Поэтому с целью установления свойства достоверности вещественного доказательства тщательной проверке подлежат обстоятельства его формирования, хранения, местонахождения.

Формирование недостоверных доказательств иногда может быть обусловлено активной ролью субъекта. Так, не исключено, что в ходе инсценировки самоубийства заинтересованным лицом будут сформированы соответствующие доказательства, которые могут быть признаны вещественными. В данном случае они не будут обладать свойством достоверности в процессе доказывания того, что было совершено самоубийство. Кроме того, по делу Л. в частном постановлении суд отметил, что в ходе судебного разбирательства представлены вещественные доказательства — две аудиокассеты «TDK» по 90 минут, однако следователь в протоколе осмотрел одну «TDK» , а другую «VS». Кассеты имели номера, но не содержали сведений о том, когда была получена запись. Таким образом, неясно, как, когда, в связи с чем, была получена запись. Суд поэтому не может признать данные доказательства допустимыми .

По мнению А.А. Хмырова, «достоверность в косвенном доказывании достигается в результате накопления доказательств, преследующего одновременно две цели: установление объективного характера связей улик между собой и с предметом доказывания и опровержение противоположенного допущения — о случайном совпадении улик. Это сочетание «положительного» доказывания с опровержением противоположенных выводов повышает на-дежность знания, обеспечивает его достоверность» .

Оценка достоверности вещественных доказательств осуществляется также путем сопоставления их с другими материалами дела. Обнаружение противоречивых, взаимоисключающих сведений свидетельствует о недостоверности каких-то доказательств.

С учетом того, что большинство вещественных доказательств являются косвенными, суть установления их достоверности в большинстве случаев определяется указанным процессом. В связи с характером процесса установления достоверности вещественных доказательств, это свойство определяется, как правило, на каком-то завершающем этапе доказывания, когда доказательства уже собраны.

Кроме того, в данном случае следует говорить об установлении достоверности не какого-то одного доказательства (например, вещественного), а частной системы доказательств — совокупности доказательств, устанавливающих конкретный факт (например, подтверждающих достоверность вещественного). При этом опасность ошибок как в оценке достоверности каждого из промежуточных фактов, так и в выводах из этих фактов увеличивается пропорционально их количеству.

Мы уже отмечали, что достоверность не единственное свойство доказательства. Следователь, дознаватель, прокурор и суд обязаны изучить доказательства с целью выяснения законности источников, методов и приемов их получения. На процессуальном языке свойство допустимости означает, что доказательство получено из надлежащего источника управомоченным лицом, законным способом и облечено в надлежащую форму1.

Согласно ч. 2 ст. 50 Конституции РФ «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» В постановлении Пленума Верховного Суда РФ №8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» выделены основания, когда доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона: если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина либо установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления; если собирание и закрепление доказательств осуществлено не 176 надлежащим лицом или в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами1.

Требование о допустимости обусловливает возможность или невозможность их использования. Решая вопрос о допустимости, нужно установить, от кого доказательства исходят, кто их собрал, каковы содержание и последовательность способа собирания, его характер и результаты. В научной литературе было предложено выяснять источник осведомленности не только относительно сведений, сообщенных потерпевшим, свидетелями (ст. 75 УПК РФ), но и любых доказательств .

Это интересно:

  • Нужна ли печать ип беларусь Изготовление печатей, штампов в Минске Контакты: +375 29 677-47-16 +375 33 661-38-77 +375 29 677-47-16 +375 17 295-14-53 +375 17 296-08-92 Надо ли печать индивидуальному предпринимателю (ИП) и как ее заказать Надо […]
  • Статья 40 конституции россии Статья 40 Конституции РФ 1. Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища. 2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для […]
  • Продажа дачного участка в екатеринбурге Продажа дачного участка в екатеринбурге В постоянной суете и бесконечной погоне за решением деловых вопросов многие начинают задумываться над покупкой загородного дома, где они смогут в полной мере насладиться красотой живой […]
  • Польська регистрация авто Как легально ездить на польских номерах в Украине Массовое использование гражданами Украины авто на иностранной регистрации многие считают незаконным. По сути это так, вот только наказание за нарушение таможенного […]
  • Статья 4 гк рб Гражданский Кодекс Республики БеларусьСтатья 1. Отношения, регулируемые гражданским законодательством 1. Гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и […]
  • Права потребителя возврат товара бытовая техника Самозащита потребителя Возврат бытовой техники в магазин Возврат бракованной бытовой техники Почти любая бытовая техника, кроме разве что пылесосов, подходит под перечень технически сложных товаров утвержденный Постановлением […]
  • Приговор суда по ст 180 ук рф Дата опубликования: 29 июня 2011 г. Можайский городской суд Московской области ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г.Можайск 22 января 2010 года Судья Можайского городского суда Московской области, Хлюстов В.В., рассмотрев в […]
  • Ст395 гк рф статья 395 гк рф Расчет суммы процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со статьёй 395 Гражданского кодекса Российской Федерации Статья 395 ГК РФ. Ответственность за неисполнение денежного обязательства 1. За […]