Ст 303 ч 3 ук рф приговоры

Ст 303 ч 3 ук рф приговоры

Сегодня, 5 апреля 2017 г. Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга вынес обвинительный приговор по уголовному делу в отношении Эльнары Салмановой, Веры Афанасьевой, Любови Золотаревой, а также бывших сотрудников следственных органов МВД России Лилии Хорошавиной и Алексея Коренькова.

Установлено, что в мае 2015 г. Золотарева при посредничестве Салмановой, имевшей статус адвоката и являвшейся защитником ее сына, обвиняемого по уголовному делу о сбыте наркотиков, пыталась дать следователю взятку в сумме 300 тыс. рублей за переквалификацию преступных действий на статью УК РФ о менее тяжком преступлении.

Кроме того, следователь следственного отдела межмуниципального отдела МВД России «Ревдинский» Хорошавина при пособничестве Салмановой и подстрекательстве со стороны своего непосредственного руководителя Коренькова в период с декабря 2014 г. по февраль 2015 г. внесла заведомо ложные сведения в официальные документы, сфальсифицировав доказательства по уголовному делу. В результате к уголовной ответственности за совершение краж было привлечено заведомо невиновное лицо.

Наряду с этим, в период с октября 2014 г. по январь 2015 г. Афанасьева, являющаяся матерью обвиняемого по уголовному делу, защиту которого также осуществляла Салманова, частями передала ей деньги в размере 2,2 млн. рублей, предназначенные якобы для передачи должностным лицам УФСКН России по Свердловской области, за содействие в заключении с ее сыном досудебного соглашения о сотрудничестве. Полученными под предлогом посредничества в передаче взятки денежными средствами Салманова распорядилась по своему усмотрению.

Уголовное дело расследовало четвертое следственное управление Главного следственного управления СК России. Обвинительное заключение по нему утвердил заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Юрий Пономарёв.

По итогами судебного разбирательства Салманова признана виновной по ч. 4 ст. 159 (мошенничество), ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 303 (пособничество в фальсификации доказательств), ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 299 (пособничество в привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности), ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 291.1 (покушение на посредничество во взяточничестве) Уголовного кодекса Российской Федерации. По совокупности преступлений ей назначено наказание в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права заниматься адвокатской деятельностью сроком на 3 года.

Хорошавина осуждена по ч. 2 ст. 292 (служебный подлог), ч. 1 ст. 299 (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности) и ч. 2 ст. 303 (фальсификация доказательств) УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности на государственной службе и службе в органах местного самоуправления сроком на 3 года.

Кореньков признан виновным по ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 292 (подстрекательство к служебному подлогу) и ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 299 (подстрекательство к привлечению заведомо невиновного к уголовной ответственности) Уголовного кодекса Российской Федерации, ему определена мера ответственности в виде 2 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности на государственной службе и службе в органах местного самоуправления сроком на 2 года.

Золотарева осуждена по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 291 УК РФ (покушение на дачу взятки) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в ИК общего режима, Афанасьева – по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 291 УК РФ (покушение на дачу взятки) к 4 годам 6 месяцам лишения свободы в ИК общего режима.

После оглашения приговора все обвиняемые взяты под стражу в зале суда.

Ст 303 ч 3 ук рф приговоры

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего судьи Малышева Д.В.,

судей Орловой Е.А. и Губина Е.А.,

с участием прокурора Шушина О.С.,

защитника – адвоката Шестакова С.Г.,

при секретаре Булатове И.Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя – помощника прокурора г.Димитровграда Ульяновской области Хамидуллина М.Р. и апелляционной жалобе осуждённой Абаниной Ю.П. на приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 12 февраля 2016 года, которым

— по части 2 статьи 303 УК РФ (эпизод по уголовному делу в отношении П*** А.В.) к 6 месяцам лишения свободы с лишением права занимать должности в системе правоохранительных органов Российской Федерации, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 1 год;

— по части 3 статьи 303 УК РФ (эпизод по уголовному делу в отношении П*** Е.В.) к 2 годам лишения свободы с лишением права занимать должности в системе правоохранительных органов Российской Федерации, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 3 года.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения окончательно назначено наказание в виде 2 лет 2 месяцев лишения свободы с лишением права занимать должности в системе правоохранительных органов Российской Федерации, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 3 года.

В соответствии со статьёй 73 УК РФ основное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком в 2 года.

На основании части 5 статьи 73 УК РФ на Абанину Ю.П. возложены обязанности не менять место жительства (пребывания) без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осуждённого, не покидать место жительства (пребывания) в период времени с 23 часов до 06 часов, за исключением случаев, связанных с работой или учёбой.

Мера пресечения Абаниной Ю.П. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Приговором разрешён вопрос о вещественных доказательствах .

Заслушав доклад судьи Губина Е.А., выслушав выступления участников процесса, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Приговором суда Абанина Ю.П. признана виновной в фальсификации в период осуществления обязанностей следователя доказательств по уголовным делам в отношении П*** А.В. и П*** Е.В.

Преступления совершены в 2014-2015 годах на территории У*** области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Хамидуллин М.Р. просит отменить вынесенный в отношении Абаниной Ю.П. приговор и постановить в отношении неё новый приговор, поскольку в приговоре суда первой инстанции неверно отражено о фальсификации доказательств по уголовному делу в отношении П*** вместо П*** А.В., а также о том, что протокол осмотра места происшествия подписал П***, хотя фактически данный протокол при указанных в приговоре обстоятельствах подписал Н*** В.В. Отмечает, что, квалифицируя действия Абаниной Ю.П. по части 2 статьи 303 УК РФ, суд не указал на то, что фальсификация доказательств совершена следователем, а по эпизоду фальсификации доказательств по уголовному делу в отношении П*** суд не привёл норму уголовного закона. Кроме того, считает, что суд назначил чрезмерно мягкое наказание Абаниной Ю.П. и необоснованно признал возможным применить правила статьи 73 УК РФ к назначенному наказанию.

В апелляционной осуждённая Абанина Ю.П. просит прекратить производство по уголовному делу в части предъявленного ей обвинения по части 2 статьи 303 УК РФ в связи с малозначительностью содеянного, а в части её осуждения по части 3 статьи 303 УК РФ – оправдать за отсутствием в её действиях состава преступления. В обоснование своей просьбы ссылается на противоречия между показаниями свидетеля П*** А.В. и установленными обстоятельствами времени изготовления им фотоснимков. Обращает внимание на то, что протоколы осмотра места происшествия были изъяты с участием понятых Г*** и К***, которые являлись сотрудниками службы судебных приставов, а данное следственное действие было проведено в рабочее для них время. В связи с этим считает недопустимыми указанные фотоснимки, протоколы выемок и все доказательства, полученные на их основе. Ставит под сомнение возможность использования в качестве образцов её свободного почерка записей в принадлежащих ей тетрадях, поскольку полагает, что их изъятие проведено с нарушением требований действующего законодательства. Считает, что детализация телефонных соединений с принадлежащих ей телефонов, записи в журнале о лицах, посетивших отдел полиции, не могут подтверждать её виновность в совершении инкриминируемых преступлений. Обращает внимание на отрицательные сведения о личности свидетеля Х*** И.В., которые, по её мнению, ставят под сомнение достоверность данных ею показаний. Одновременно с этим также просит применить к ней положения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года №6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов».

В судебном заседании апелляционной инстанции действующий в защиту интересов осуждённой Абаниной Ю.П. адвокат Шестаков С.Г. просил удовлетворить апелляционную жалобу подзащитной по изложенным в ней доводам, прокурор Шушин О.С., возразив против доводов жалобы осуждённой, просил приговор отменить по доводам апелляционного представления, освободив осуждённую от назначенного наказания на основании акта об амнистии.

Проверив материалы дела, выслушав выступления участников процесса, судебная коллегия находит постановленный в отношении Абаниной Ю.П. приговор подлежащим изменению.

Вопреки доводам стороны защиты, фактические обстоятельства дела судом установлены правильно и выводы суда о виновности Абаниной Ю.П. в совершении действий, признанных судом доказанными, основаны на достаточной совокупности допустимых и достоверных доказательств, тщательно проверенных в судебном заседании и правильно и подробно изложенных в приговоре, которым судом дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями статей 17 и 88 УПК РФ.

Вывод суда о том, что Абанина Ю.П. является субъектом преступлений, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 303 УК РФ, основан на том, что приказом врио СУ УМВД России по Ульяновской области от *** августа *** года №*** л/с Абанина Ю.П. назначена на должность следователя отделения №*** СО МО МВД России «Димитровградский», в связи с чем являлась должностным лицом, постоянно осуществляющим функции представителя власти в указанном органе. Начальником вышеуказанного следственного отдела С*** В.С. 18 августа 2014 года следователю Абаниной Ю.П. было передано уголовное дело №***, возбужденное по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 159 УК РФ, которое она приняла к своему производству. 13 ноября 2014 года Абанина Ю.П. возбудила уголовное дело №*** по признакам преступления, предусмотренного пунктом «а» части 3 статьи 158 УК РФ. Затем данные уголовные дела Абанина Ю.П. расследовала и направила прокурору района для утверждения обвинительного заключения.

В ходе предварительного следствия и в судебном заседании Абанина Ю.П. не отрицала, что исполняла обязанности следователя и в её производстве находились указанные уголовные дела в отношении П*** А.В. и П*** Е.В. соответственно.

Устанавливая фактические обстоятельства дела и делая вывод о причастности осуждённой к содеянному и её виновности в этом, суд первой инстанции правомерно обосновал это исследованными в судебном заседании доказательствами, отвечающих критериям допустимости и достоверности, а в своей совокупности – достаточности для правильного разрешения уголовного дела с учётом требований уголовно-процессуального закона.

В числе этих доказательств представленные суду показания свидетелей Н*** В.В., Ч*** Г.Н., К*** А.Н., С*** Л.Н., Т*** С.В., В*** О.А., Б*** Е.В., К*** Н.Н., П*** А.В., С*** В.С., Х*** И.В., К*** К.Д., А*** А.С., М*** Е.Е., Д*** Л.Р., выводы заключений судебно-почерковедческих экспертиз, письменные доказательства и другие приведённые в приговоре доказательства, которые в своей совокупности подтверждают факты изготовления Абаниной Ю.П. фальсифицированных протоколов осмотра места происшествия по уголовному делу в отношении П*** А.В. и протокола допроса свидетеля Х*** И.В. по уголовному делу в отношении П*** Е.В.

В апелляционной жалобе осуждённая Абанина Ю.П. не оспаривает факт изготовления ею протоколов осмотра места происшествия от 15 ноября 2014 года по уголовному делу в отношении П*** А.В. без выхода на место происшествия.

Что касается сомнений осуждённой в достоверности показаний свидетеля П*** А.В., а также возможности использования в качестве допустимых доказательств составленных ею протоколов осмотра места происшествия и всех других доказательств по данному эпизоду предъявленного ей обвинения, то судебная коллегия находит их необоснованными.

В судебном заседании допрошенный в качестве свидетеля П*** А.В. показал, что при ознакомлении в ходе предварительного следствия с материалами уголовного дела, по которому он обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 159 УК РФ, он сфотографировал два протокола осмотра места происшествия, в которых отсутствовали подписи участвующих лиц. Данные фотокопии он представил в судебном заседании, поскольку в оригиналах указанных протоколов, находящихся в материалах уголовного дела, уже имелись подписи всех участвующих лиц.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что на изъятой у *** А.В. карте-памяти создания файлов с фотоснимками данных протоколов указана дата 20 января 2015 года и на них отсутствует подпись Н*** В.В., который подписал протокол 28 ноября 2014 года, была предметом оценки суда первой инстанции. В судебном заседании П*** А.В. показал, что не устанавливал дату и время на своём фотоаппарате. С материалами уголовного дела он знакомился совместно с адвокатом. После исследования в судебном заседании протоколов осмотра места происшествия П*** А.В. уверенно подтвердил, что именно данные документы были им сфотографированы при ознакомлении с материалами уголовного дела в ходе предварительного следствия и на них отсутствовали подписи.

Свидетель Н*** В.В. показал в суде, что не принимал участия в осмотре места происшествия. От сослуживцев он узнал, что сотрудник полиции проводил только фотосъёмку его кабинета. В последующем он подписал протокол осмотра места происшествия в кабинете следователя Абаниной Ю.П.

Из показаний свидетеля Ч*** Г.Н. следует, что она была очевидцем того, как в ноябре 2014 года сотрудник полиции произвел фотосъёмку кабинета её мужа Н*** В.В. без участия следователя и без понятых. Протокол осмотра данного кабинета она не подписывала. Подпись от её имени в указанном протоколе ей не принадлежит.

Показания данных свидетелей согласуются с показаниями свидетелей С*** Л.Н., Т*** С.В., В*** О.А. и подтверждаются показаниями свидетеля К*** А.Н., который проводил фотосъёмку помещений по указанию следователя Абаниной Ю.П.

Соглашаясь с оценкой, данной судом показаниям свидетелей, протоколам следственных действий, вещественным доказательствам, судебная коллегия находит, что на основе оценки исследованных доказательств в их совокупности суд правильно установил фактические обстоятельства изготовления следователем Абаниной Ю.П. протоколов осмотра места происшествия, датированных 15 ноября 2014 года без фактического проведения данного осмотра с участием понятых и лиц, указанных в протоколе в качестве их участников, организовала выполнение неустановленным лицом подписей в указанных протоколах от имени Б*** Е.В., Ч*** Г.Н., приобщила данные протоколы к материалам уголовного дела в качестве доказательств.

Судебная коллегия не усматривает существенных нарушений уголовно-процессуального закона при изъятии указанных выше протоколов осмотра места происшествия и двух томов тетради по служебной подготовке следователя Абаниной Ю.П.

На довод осуждённой о том, что в качестве понятых при выемке протоколов осмотра места происшествия были приглашены сотрудники службы судебных приставов, следует указать, что их участие при совершении указанного процессуального действия не влечёт признания протоколов выемки недопустимыми, поскольку участие данных лиц в качестве понятых не противоречит требованиям статьи 60 УПК РФ. Данных, свидетельствующих о наличии обстоятельств, исключающих участие Г*** и К*** в качестве понятых, а также об их заинтересованности в исходе дела не имеется.

Исследованные судом доказательства также опровергают и доводы апелляционной жалобы Абаниной Ю.П. о непричастности к фальсификации протокола допроса свидетеля Х*** И.В.

Так, из приобщённого к материалам уголовного дела копии протокола допроса Х*** И.В. в качестве свидетеля по уголовному делу в отношении П*** Е.В. видно, что он составлен следователем Абаниной Ю.П. 13 ноября 2014 года в кабинете №*** МО МВД России «Димитровградский».

В судебном заседании свидетель Х*** И.В. подтвердила, что следователь Абанина Ю.П. никогда её не допрашивала, в кабинете Абаниной Ю.П. она никогда не была. Пояснения по уголовному делу в отношении П*** Е.В. она давала оперуполномоченному полиции.

Сотрудник полиции К*** К.Д. показал, что 12 ноября 2014 года именно он доставлял в отдел полиции Х*** И.В., которую затем опросил по факту кражи имущества Р***, после чего Х*** И.В. ушла домой.

Свидетели А*** А.С. и М*** Е.Е. подтвердили в суде, что 13 ноября 2014 года приезжали в р.п.М*** для проведения обыска в доме по месту жительства Х*** И.В., которая находилась дома и в г.Д*** они её не доставляли.

Кроме того, показания Х*** И.В. объективно подтверждаются заключениями судебно-почерковедческих экспертиз, согласно выводам которых:

— установить кем, самой Х*** И.В. или другим лицом (лицами) выполнены подписи от имени Х*** И.В., расположенные в протоколе её допроса в качестве свидетеля от 13 ноября 2014 года, не представляется возможным. В вышеуказанных подписях отсутствуют признаки, которые могут свидетельствовать о выполнении их в каких-то необычных условиях, в том числе левой рукой при отсутствии у исполнителя (исполнителей) навыков письма этой рукой;

— подпись Абаниной Ю.П., расположенная в протоколе допроса свидетеля Х*** И.В. от 13 ноября 2014 года в строке «Следователь» выполнена самой Абаниной.

Заключения экспертов исследованы и оценены судом в совокупности с другими исследованными по делу доказательствами. Данные заключения научно обоснованы, а их выводы надлежащим образом мотивированы. Каких-либо оснований сомневаться в их правильности и возможности использования в качестве допустимых доказательств не имеется.

При этом судом бесспорно установлено, что после 13 ноября 2014 года следователь Абанина Ю.П. не проводила каких-либо следственных действий с участием Х*** И.В.

Объективная сторона преступления, предусмотренного статьёй 303 УК РФ, характеризуется активными действиями, которые выражаются в подделке или фабрикации вещественных доказательств, протоколов следственных действий, собирании и представлении доказательств, не соответствующих действительности. Объектом данного преступления являются отношения, обеспечивающие нормальную деятельность судебных органов по осуществлению правосудия, и не обязательно, чтобы эти действия совершались именно в пользу обвиняемого или потерпевшего. Данное преступление является оконченным с момента приобщения к делу фальсифицированных доказательств при проведении расследования или предоставления их в суд независимо от того, оказали ли они влияние на расследование или рассмотрение уголовного дела.

При этом не имеет правового значения для квалификации действий виновного лица по статье 303 УК РФ, самим ли виновным лицом, либо им с привлечением других лиц и каким способом были выполнены подписи лиц в фальсифицируемых им протоколах. Также не имеют правового значения и такие обстоятельства как соответствие сведений, изложенных в сфальсифицированных протоколах допросов, фактическим обстоятельствам дела.

Согласно статье 83 УПК РФ протоколы следственных действий допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным процессуальным законом. Положениями части 1 статьи 75 УПК РФ предусмотрено, что доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьёй 73 УПК РФ.

Само по себе содержание протоколов осмотра места происшествия и допроса свидетеля не может считаться доказательством, если при их получении не были соблюдены требования статьи 166 УПК РФ.

Оценив исследованные доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришёл к выводу, что именно следователь Абанина Ю.П., в производстве которой находились уголовные дела, сфальсифицировала протоколы осмотра места происшествия и допроса свидетеля, внеся в протокол допроса составленный ею текст показаний, якобы данных допрашиваемым. Однако в действительности данные следственные действия ею не проводились, что подтверждается исследованными в суде доказательствами. Между тем, протоколы осмотра места происшествия и допроса Х*** И.В. были приобщены Абаниной Ю.П. к материалам уголовных дел.

Дав надлежащую оценку исследованным доказательствам, суд обоснованно признал достоверными показания, данные Х*** И.В. в той части, что она не допрашивалась следователем Абаниной Ю.П. 13 ноября 2014 года в качестве свидетеля по данному уголовному делу, а выдвинутую подсудимой Абаниной Ю.П. в суде версию о непричастности к совершению данного преступления правильно расценил как несостоятельную, избранную в качестве способа защиты от предъявленного ей обвинения.

Оценку, данную судом исследованным доказательствам, как в отдельности, так в их совокупности, судебная коллегия находит правильной.

Об умысле Абаниной Ю.П. на фальсификацию доказательств по каждому из находившихся у неё в производстве уголовных дел (в отношении П*** А.В. и П*** Е.В.) свидетельствует характер действий осуждённой. В частности, изготовление ею текста протоколов осмотра места происшествия в рамках расследования уголовного дела в отношении П*** А.В. путём внесения в них заведомо для неё несоответствующих действительности сведений о проведении данных следственных действий в указанное в протоколах время и месте, об участниках данных следственных действий (потерпевшего Н*** В.В., свидетеля Ч*** Г.Н., понятых Б*** Е.В. и К*** Н.Н.), о разъяснении им комплекса прав и обязанностей, о ходе проведения осмотра, его результатах, пояснений участвующих лиц, последующее убеждение потерпевшего и одного из понятых подписать протоколы, содержащие не соответствующие действительности данные, и организация подписей в протоколах от имени второго понятого и свидетеля неустановленными лицами с целью придания видимости соответствия данных процессуальных документов нормам УПК РФ и заверение в этой связи протоколов своей подписью, а также их последующее приобщение к материалам уголовного дела привели к фальсификации доказательства по уголовному делу. Кроме того, внесение в протокол допроса свидетеля Х*** И.В. по уголовному делу в отношении П*** Е.В. заведомо для осуждённой ложных сведений о производстве в указанное в протоколе месте и времени допросе данного свидетеля, разъяснении ею свидетелю прав и обязанностей, организация от имени последней её подписей в протоколе и его приобщение к материалам уголовного дела также в своей совокупности свидетельствует об умышленном характере действий осуждённой, о выполнении ею объективной стороны предусмотренного частью 3 статьи 303 УК РФ преступления.

В соответствии с установленными в ходе судебного разбирательства фактическими обстоятельствами, при которых Абаниной Ю.П. были совершены преступления, суд квалифицировал её действия: по уголовному делу в отношении П*** А.В. по части 2 статьи 303 УК РФ как фальсификация доказательств по уголовному делу, а по уголовному делу в отношении П*** Е.В. – как фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении.

Ссылки в апелляционном представлении на то, что при даче в описательно-мотивировочной части приговора юридической оценки действий осуждённой по эпизоду уголовного дела в отношении П*** А.В. по части 2 статьи 303 УК РФ суд не указал о совершении преступления следователем, а также не указал часть и статью Особенной части Уголовного кодекса РФ, по которой квалифицировал действия Абаниной Ю.П. по эпизоду уголовного дела в отношении П*** Е.В., заслуживают внимания.

Оценивая данные доводы государственного обвинителя, судебная коллегия отмечает, что в описательно-мотивировочной части приговора суд правильно установил, что указанные преступления совершены осуждённой в статусе следователя, в том числе по эпизоду уголовного дела в отношении П*** А.В., что согласуется с предъявленным ей обвинением, не вызывает каких-либо сомнений и не оспаривается стороной обвинения. Кроме того, суд первой инстанции фактически верно и в соответствии с диспозицией части 3 статьи 303 УК РФ квалифицировал действия Абаниной Ю.П. по эпизоду уголовного дела в отношении П*** А.В., что нашло своё верное отражение в резолютивной части приговора, согласно которой она признана виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 303 УК РФ.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает возможным внести изменение в описательно-мотивировочную часть приговора, указав о том, что действия Абаниной Ю.П. по эпизоду уголовного дела в отношении П*** А.В. надлежит квалифицировать по части 2 статьи 303 УК РФ как фальсификация доказательств по уголовному делу следователем, а по эпизоду уголовного дела в отношении П*** Е.В. – по части 3 статьи 303 УК РФ как фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении.

Что касается приведённых в апелляционном представлении доводов о том, что в описательно-мотивировочной части приговора суд указал на фальсификацию доказательств по уголовному делу в отношении П*** вместо П*** А.В., а также на то, что протокол осмотра места происшествия подписал П***, хотя фактически данный протокол подписал Н*** В.В., то они сами по себе не ставят под сомнение в целом законность и обоснованность принятого судом решения, носят характер явной технической описки, исходя из обоснованно признанных доказанными на основе совокупности доказательств фактических обстоятельств дела, правильно изложенных в описании преступного деяния, и не вносят какой-либо правовой неопределённости в части квалификации её действий.

Предварительное следствие и судебное разбирательство проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий по делу судья, сохраняя объективность и беспристрастие, обеспечил равноправие сторон, принял предусмотренные законом меры по реализации сторонами принципа состязательности и создал все необходимые условия для всестороннего и полного исследования дела.

Доводы представления о назначении необоснованно мягкого наказания Абаниной Ю.П. являются несостоятельными.

Наказание осуждённой назначено в соответствии с требованиями закона с учётом предусмотренных статьёй 60 УК РФ положений, оно отвечает установленным статьями 6 и 43 УК РФ целям и задачам.

Назначенное Абаниной Ю.П. наказание как за каждое из преступлений, так и за их совокупность соразмерно содеянному и является справедливым.

Вывод суда о возможности исправления осуждённой без изоляции её от общества мотивирован судом совокупностью указанных в приговоре конкретных обстоятельств дела и данных о личности виновной. Оснований не согласиться с данным выводом судебная коллегия не находит.

В представлении государственным обвинителем не приведено объективных и убедительных доводов о необоснованности применения статьи 73 УК РФ при назначении наказания Абаниной Ю.П., что могло бы повлечь изменение состоявшегося судебного решения в этой части.

В то же время, содержащаяся в апелляционной жалобе просьба Абаниной Ю.П. об освобождении её от назначенного по приговору наказания в связи с актом об амнистии заслуживает внимания.

Абанина Ю.П. к уголовной ответственности привлечена впервые, ей назначено судом наказание, не связанное с реальным лишением свободы, преступления ею были совершены до дня вступления в силу Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года №6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» и не включены в перечень преступлений, указанный в пункте 13, на которые не распространяется действие настоящего Постановления.

Учитывая приведённые выше обстоятельства, осуждённая подлежит освобождению от назначенного ей основного и дополнительного наказаний на основании пунктов 4, 9 и 11 вышеназванного Постановления со снятием судимости по настоящему приговору в соответствии с пунктом 12 Постановления.

Существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь статьёй 389 13 , пунктом 3 статьи 389 15 , пунктом 9 части 1 статьи 389 20 , статьями 389 28 и 389 33 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 12 февраля 2016 года в отношении Абаниной Ю*** П*** изменить:

— действия Абаниной Ю.П. по эпизоду уголовного дела в отношении П*** А.В. квалифицировать по части 2 статьи 303 УК РФ как фальсификация доказательств по уголовному делу следователем;

— действия Абаниной Ю.П. по эпизоду уголовного дела в отношении П*** Е.В. квалифицировать по части 3 статьи 303 УК РФ как фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении.

На основании пунктов 4, 9 и 11 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года №6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» освободить Абанину Ю.П. от назначенного ей основного и дополнительного наказания и в соответствии с пунктом 12 указанного постановления снять с неё судимость по приговору Димитровградского городского Ульяновской области от 12 февраля 2016 года.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционные представление и жалобу – без удовлетворения.

Статья 303 УК РФ. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности (действующая редакция)

1. Фальсификация доказательств по гражданскому, административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем, а равно фальсификация доказательств по делу об административном правонарушении участником производства по делу об административном правонарушении или его представителем, а равно фальсификация доказательств должностным лицом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, либо должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3. Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

4. Фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-разыскных мероприятий, в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двенадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 303 УК РФ

1. Часть 1 комментируемой статьи предусматривает санкцию за фальсификацию доказательств по гражданскому делу, ч. 2 — по уголовному делу, в ч. 3 закреплены квалифицированные виды этих преступлений.

2. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК, характеризуется фальсификацией доказательств по гражданскому делу.

Фальсификация означает искажение фактических данных, являющихся доказательствами. Она может проявляться в разных формах: внесение ложных сведений в документы; их подделка, подчистка, пометка другим числом. Фальсификация может выражаться и в том, что лицом, участвующим в деле, составляются письменные доказательства, ложные по содержанию (например, письмо, в котором содержится признание долга).

3. Преступление признается оконченным с момента предъявления фальсифицированного доказательства суду. Для квалификации содеянного не имеет значения, повлияло ли оно на вынесение решения по гражданскому делу.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

5. Субъект преступления — лицо, участвующее в деле, или его представитель. Понятие «лицо, участвующее в деле» в данном составе преступления употребляется в том же значении, что и в других составах. Однако надо иметь в виду, что из их числа исключаются свидетель, потерпевший, эксперт и переводчик. Понятие представителя дано в гражданско-процессуальном и арбитражно-процессуальном праве.

6. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу. Она может выразиться в разных формах подлога материалов уголовного дела: составление протоколов допросов при их непроведении; внесение в них сведений, о которых не сообщал допрашиваемый; внесение изменений в заключение эксперта и т.п.

7. Лицом, производящим дознание, следователем и прокурором в этом случае совершается специальный вид служебного подлога, выделенный законодателем в самостоятельное преступление, в связи с чем дополнительной квалификации таких действий по ст. 292 УК не требуется.

8. Защитником по уголовному делу могут быть фальсифицированы документы, вещественные доказательства, приобщаемые к делу по его ходатайству.

9. Момент окончания преступления определяется в зависимости от того, кем оно совершено. Фальсификация доказательств лицом, производящим дознание, следователем и прокурором будет оконченным преступлением с момента совершения указанных действий; фальсификация доказательств защитником — с момента предъявления их органам дознания, предварительного следствия или суду.

10. Субъект преступления — прокурор, следователь, лицо, производящее дознание (дознаватель), и защитник.

11. Законодатель не определяет того вреда, который признается тяжким, предоставляя это делать суду с учетом всех обстоятельств. Осуждение лица к лишению свободы, самоубийство или покушение на самоубийство незаконно осужденного или его близких, незаконное взыскание, приведшее к банкротству предприятия, разорению предпринимателя, фермера и т.п., могут признаваться в качестве тяжких последствий.

Решение Верховного суда: Определение N 11-О09-137 от 24.12.2009 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 24 д е к а б р я 2 0 0 9 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

председательствующего Борисова В.П.,

судей Пейсикозой Е.В., Ламинцевой С.А.

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании от 24 декабря 2009 г. кассационное представление государственного обвинителя Гусева В.В. и кассационную жалобу адвоката Шелега В.А. в защиту Сидоровой В В . на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 23 октября 2009 г., по которому

осуждена по ч.2 ст. 303 УК РФ на 1 год лишения свободы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах, связанных со сбором и оценкой доказательств, сроком на 1 год.

На основании ст. 73 УК РФ постановлено считать назначенное наказание условным с испытательным сроком в 1 год.

Она же оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 300 УК РФ, по эпизоду в отношении А и других, за отсутствием события преступления, и ст. 300 УК РФ, по эпизоду в отношении С за отсутствием состава преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., мнение прокурора Копалиной П.Л., не поддержавшей кассационное представление государственного обвинителя и полагавшей приговор в отношении Сидоровой В.В. оставить без изменения, судебная коллегия

Сидорова В.В. признана виновной в том, что, являясь в соответствии с приказом заместителя министра внутренних дел

от 19 марта 2008 г. сотрудником органов внутренних дел Российской Федерации, лейтенантом милиции, дознавателем РУВД сфальсифицировала доказательства по уголовному делу, выраженные в том что в период времени с 22 по 27 декабря 2008 г., не проводя следственного действия, изготовила фиктивный процессуальный документ — протокол допроса свидетеля Д выполнив посредством неустановленного лица подписи от имени свидетеля.

Органами предварительного расследования Сидорова В.В. обвинялась по ч.1 ст. 285 УК РФ в злоупотреблении должностными полномочиями выраженном в фальсификации доказательств по уголовному делу в отношении А и других, а также по ст. 300 УК РФ в незаконном освобождении А и других участников преступления от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 139 УК РФ, и по ст. 300 УК РФ за незаконное освобождение С от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ч.З ст. 327 УК РФ.

Преступление Сидоровой В.В. совершено в период времени с 22 по 27 декабря 2008 г. при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Сидорова В.В. вину не признала, пояснила, что 22 декабря 2008 г. она в своем служебном кабинете с соблюдением уголовно процессуального закона допросила Д в качестве свидетеля составила протокол допроса, который Д подписала.

В кассационном представлении государственный обвинитель Гатауллин Р.И. полагает, что приговор суда в отношении Сидоровой В.В подлежит отмене в части оправдания ее по ч.1 ст. 285, 300, 300 УК РФ, а дело — направлению на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда. В обоснование своих доводов государственный обвинитель констатирует, что Сидорова, несмотря на то, что В в своем заявлении сообщил о том что А и другие лица зашли к нему в квартиру против его воли, не зарегистрировала сообщение по ст. 139 УК РФ, процессуальное решение не приняла, окончила дознание, предъявив обвинение А по ч.1 ст. 112 УК РФ. Сокрытие Сидоровой от регистрации сообщения о преступлении повлекло за собой освобождение от уголовной ответственности А за совершение преступления, предусмотренного ст. 139 УК РФ. Кроме того, при явных признаках преступления Сидорова не приняла мер по привлечению к уголовной ответственности С и приняла решение о приостановлении дознания, чем освободила С от уголовной ответственности.

В дополнении к кассационному представлению государственный обвинитель Гатауллин Р.И. указывает, что в приговоре неправильно обозначена дата принятия Сидоровой к производству уголовного дела в отношении С — 3 апреля 2008 г., тогда как в действительности процессуальное решение было принято в 2009 г. Кроме того государственный обвинитель указывает, что суд в описательно мотивировочной части приговора привел основания, по которым прекращает уголовное дело в отношении Сидоровой по ч.1 ст. 285 УК РФ, однако в резолютивной части о принятом решении по данному обвинению не привел Фактически решение по обвинению Сидоровой в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст. 285 УК РФ, по мнению государственного обвинителя, осталось не принятым, а вина Сидоровой в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 285 УК РФ, подтверждается материалами уголовного дела. Кроме того, по убеждению государственного обвинителя, фальсификация доказательств по уголовному делу в отношении А фактически была направлена на искажение события преступления предусмотренного ст. 139 УК РФ, а Сидорова желала сокрытия от учета регистрации факта незаконного проникновения в квартиру В

В кассационной жалобе адвокат Шелег В.А. в защиту Сидоровой В.В. указывает, что суд необоснованно осудил его подзащитную по ч.2 ст. 303 УК РФ. В обоснование своего довода адвокат считает, что доказательством по уголовному делу может являться только содержание показаний свидетеля Д , а не сам факт изготовления «фиктивного процессуального документа — протокола допроса свидетеля. Кроме того, суд признавая Сидорову виновной в совершении указанного преступления, не уточнил, в чем именно выразилась фальсификация показаний свидетеля Д , в постановлении о привлечении Сидоровой в качестве обвиняемой и в обвинительном заключении также не говорится, в чем заключается фальсификация доказательства, а изложенные в «фиктивном протоколе допроса свидетеля полностью соответствуют обстоятельствам установленным при судебном разбирательстве по делу в отношении А и изложенным во вступившем в законную силу приговоре мирового судьи от 04.04.2009. Кроме того, как указывает адвокат, Д в более позднем допросе, достоверность которого она не оспаривает, дала аналогичные показания, согласно которым она являлась очевидцем совершения преступления в отношении В Вывод суда о виновности Сидоровой, основанный на показаниях свидетеля Д сделан без учета личности данного свидетеля, имеющего судимость, а выводы заключения судебной почерковедческой экспертизы, положенные в основу приговора, имеют вероятностный характер. Кроме того, судом не были приняты во внимание показания свидетелей С и А ., утверждавших, что допрос свидетеля Д производился дознавателем Сидоровой. Просит приговор отменить уголовное дело в отношении Сидоровой прекратить за отсутствием в ее деянии состава преступления.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия находит, что постановленный приговор в отношении Сидоровой является законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденной Сидоровой в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 303 УК РФ, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства надлежащим образом.

Как следует из показаний свидетеля В он 22 декабря 2008 г. допрашивался дознавателем Сидоровой В.В. в качестве потерпевшего по возбужденному уголовному делу по факту избиения его А и тремя неизвестными лицами. Затем при ознакомлении с делом в суде он обнаружил протокол допроса свидетеля Д датированный 22 декабря 2008 г., хотя ни в этот, ни в другой день Сидорова Д не допрашивала.

Данные сведения подтверждаются показаниями свидетеля Д , сообщившей суду, что ни Сидорова, ни другой дознаватель ее в качестве свидетеля по факту избиения В не допрашивали, а из протокола допроса, составленного дознавателем Сидоровой, следует, что Д была очевидцем избиения В А однако она этого не видела, поскольку находилась в коридоре.

Кроме того, вина Сидоровой подтверждается другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Согласно акту почерковедческой экспертизы рукописные записи в протоколе допроса свидетеля Д от 22 декабря 2008 г выполнены Сидоровой ВВ.; подписи от имени Д размещенные в графах «свидетель» в этом же протоколе, выполнены не Д а кем-то другим с подражанием ее подписи.

Допрошенный в качестве свидетеля в судебном заседании заместитель начальника отдела криминалистических экспертиз К подтвердил правильность выводов заключения экспертов и методик, использованных при проведении экспертизы.

Оснований сомневаться в правильности выводов экспертов у суда не имелось.

Таким образом, результаты экспертизы свидетельствуют, что протокол допроса свидетеля Д по уголовному делу, возбужденному по факту избиения В выполнен следователем Сидоровой, а также объективно подтверждают показания свидетелей В иД о том, что протокол допроса Д не подписывала, а следственное действие — допрос свидетеля с ней не проводился.

Учитывая вышеизложенное, суд правильно пришел к выводу о виновности Сидоровой в изготовлении фиктивного процессуального документа — протокола допроса свидетеля Д без проведения следственного действия, т.е. в фальсификации доказательств по уголовному делу и квалифицировал ее действия по ч.2 ст. 303 УК РФ.

Доводы адвоката относительно того, что содержание показаний свидетеля Д фактически не искажено, они согласуются с показаниями, данными означенным свидетелем позднее, не противоречат постановленному приговору мирового судьи от 04.04.2009, а суд, признавая Сидорову виновной в фальсификации доказательств, не указал, в чем именно выразилась фальсификация доказательств, являются несостоятельными.

Согласно п.5 ч.2 ст.74 УПК РФ протоколы следственных действий представляют собой самостоятельный вид доказательств, в которых удостоверяются имеющие значение для уголовного дела обстоятельства и факты.

По смыслу уголовного закона объективную сторону преступления предусмотренного ч.2 ст.303 УК РФ, составляют действия, выраженные в подделке или фабрикации вещественных доказательств, протоколов следственных действий, при этом данное преступление является формальным, и оно будет оконченным с момента приобщения к делу фальсифицированных доказательств при проведении расследования или представления в суд независимо от того, оказали ли они влияние на расследование или рассмотрение уголовного дела.

Мотивом совершения преступления, как правильно установлено судом и согласуется с показаниями свидетеля С оглашенных в судебном заседании, явилось желание улучшить свои показатели в работе путем направления в суд наибольшего количества уголовных дел, по которым оценивалась эффективность работы дознавателя, от которых зависели выплата квартальной премии и выдвижение на конкурс «Лучший дознаватель ».

Что касается довода адвоката о том, что суд не дал оценку показаниям свидетеля А , то судебная коллегия соглашается с тем, что показания данного свидетеля, действительно, по ходатайству стороны защиты оглашались в судебном заседании, в приговоре данный факт не нашел своего отражения. В то же время судебная коллегия полагает, что указанный довод адвоката не является основанием для отмены приговора в отношении Сидоровой, поскольку суд дал обоснованную критическую оценку при анализе аналогичных показаний свидетеля С опровергнув их вышеизложенными доказательствами.

Таким образом, суд, оценив исследованные по делу доказательства в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Сидоровой в фальсификации доказательства по уголовному делу и правильно квалифицировал ее действия.

Данные о личности свидетеля Д не влияют на квалификацию содеянного Сидоровой.

Нельзя согласиться с доводами государственного обвинителя относительно необоснованности приговора в части оправдания Сидоровой по ч.1 ст. 285, ст. 300, 300 УК РФ.

Поскольку действия Сидоровой по фальсификации доказательств органами предварительного расследования помимо ч.2 ст. 303 УК РФ были квалифицированы по ч.2 ст. 285 УК РФ как злоупотребление должностными полномочиями, то суд обоснованно исключил из обвинения квалификацию ее действий по ч.1 ст. 285 УК РФ как излишне вмененную, мотивировав тем что ч.2 ст. 303 УК РФ является специальной нормой по отношению к чЛ ст. 285 УК РФ.

Данный вывод суда соответствует правилам конкуренции норм предусмотренным ч.З ст. 17 УК РФ, об отсутствии совокупности преступлений в случае, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, и приоритете нормы с более квалифицирующими признаками, т.е. специальной нормы.

Суд правильно оправдал Сидорову по обвинению в незаконном освобождении А и других участников преступления от уголовной ответственности, поскольку объективная сторона преступления предусмотренного ст. 300 УК РФ, заключается в незаконном освобождении от уголовной ответственности, т.е. в принятии соответствующего процессуального решения уполномоченным на то должностным лицом при отсутствии к тому условий и оснований, предусмотренных уголовным законом.

В соответствии с ч.З ст. 150 УПК РФ, преступление, предусмотренное ч.1 ст. 139 УК РФ не входит в перечень преступлений, по которым проводится дознание. В этой связи Сидорова, являясь дознавателем, не была уполномочена принимать процессуальные решения по освобождению А и других лиц от уголовной ответственности за преступление предусмотренное ч.1 ст. 139 УК РФ.

Довод дополнения к кассационному представлению о том, что Сидорова желала сокрыть от учета регистрацию факта незаконного проникновения в квартиру В злоупотребляя своими полномочиями, является надуманным и не подтверждается материалами дела.

Суд также правильно оправдал Сидорову по обвинению в незаконном освобождении С от уголовной ответственности, поскольку уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного чЛ ст. 327 УК РФ, было возбуждено в отношении неустановленного лица, С обладала процессуальным статусом свидетеля по данному уголовному делу в связи с чем Сидорова не могла принять каких-либо процессуальных решений, освобождающих С от уголовной ответственности.

Приведенную в приговоре на с. 5 дату принятия Сидоровой уголовного дела к производству — 3 апреля 2008 г. — следует расценивать как техническую ошибку, не влияющую на законность и обоснованность приговора.

Довод, содержащийся в дополнении к кассационному представлению относительно того, что суд в резолютивной части приговора не отразил принятое решение по обвинению Сидоровой по чЛ ст. 285 УК РФ, является несостоятельным, поскольку в случае, если действия подсудимого ошибочно квалифицированы несколькими статьями уголовного закона, то суд только в описательной части приговора должен указать об исключении ошибочно вмененной ему статьи уголовного закона, приведя соответствующие мотивы.

Других нарушений уголовно-процессуального законодательства влекущих отмену приговора, не имеется.

Наказание Сидоровой назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельств, смягчающих наказание, данных характеризующих личность виновной, и является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия,

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 23 октября 2009 г в отношении Сидоровой В В оставить без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу — без удовлетворения.

Это интересно:

  • Как составить устав зао МАСТЕР ПОРТАЛ ВСЕ О БИЗНЕСЕ И SEO Устав Закрытого Акционерного Общества (Устав ЗАО) 1.1. Настоящий Устав определяет порядок организации и деятельности коммерческой организации ЗАО “________________”, образованной на основании […]
  • Защита врача от иска Как ЛПУ вернуть репутацию после жалобы пациента Репутация ЛПУ очень сильно страдает из-за жалоб пациентов на врачей. Часто необоснованных. Подобную историю рассказала одна из участниц наших мероприятий. – Столкнулись с такой […]
  • Увольнение по ст 81 п2 тк рф Увольнение по ст 81 п2 тк рф Пунктом 2 частью 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в качестве одного из оснований для увольнения работников по инициативе работодателя предусмотрено расторжение трудового договора по […]
  • Закрытие ооо с задолженностью Ликвидация ООО с дебиторской и кредиторской задолженностью Обновление: 2 августа 2017 г. Хозяйственная деятельность организации всегда имеет последствия. Случаи ликвидации организаций с полным отсутствием должников и кредиторов […]
  • Мы затопили соседей что делать украина Ужи и гадюки: как отличить? Вопрос, казалось бы, очевидный, но у многих граждан он вызывает живой интерес. Поэтому, не смотря на то, что все герои этого повествования — ужи обыкновенный и водяной и гадюки обыкновенная и […]
  • Понятие и источники уголовно исполнительного права Понятие и виды источников уголовно-исполнительного права В юридическом значении источники права – это выражающие государственную волю нормативные акты, регулирующие те или иные общественные отношения. Источниками права являются […]
  • Договор страхования ингосстрах каско Страхование В этом разделе вы можете выбрать лучшие страховые продукты ведущих страховых компаний России. Также здесь публикуются самые актуальные новости по российскому страховому рынку. В разделе собрана информация по […]
  • Кто дает деньги в долг под расписку в липецке Деньги в долг под расписку — выгодный способ решения материальных проблем Денежные займы под расписку — достаточно распространенная практика во многих зарубежных странах, однако у наших соотечественников этот вид кредитования […]