Пробелы коап рф

Пробелы коап рф

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ&nbsp№&nbspФС77-24978 от 05.07.2006 г.

Подписной индекс №42457

Периодичность — 1 раз в месяц.

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Пробелы в кодексе об административном правонарушении и возможные пути переквалификации ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ

Филимонова Мария Вячеславовна,

аспирант Дальневосточного федерального университета, г. Владивосток.

Gaps in the code of administrative violation and the possible ways of rehabilitation part 4 article 12.15 the administrative code of the Russian Federation

The far Eastern Federal University.

Статья посвящена проблеме переквалификации состава правонарушения по ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ. Об отмене постановлений по делам об административном правонарушении, в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

Ключевые слова: пробелы в Кодексе об административном правонарушении, переквалификация ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, отмена постановлений по делам об административном правонарушении.

The article is devoted to the problem of rehabilitation of evidence of a crime under part 1 of the article 12.15 the administrative code of the Russian Federation. On the cancellation of regulations on business about an administrative offence, in connection with the lack of proof of the circumstances, on the basis of which the decision has been rendered.

Keywords: spaces in the Code of administrative offence, the requalification of part 4 article 12.15 the administrative code of the Russian Federation, the cancellation of regulations on business about an administrative offence.

Один из наиболее сложных вопросов, который приходится решать судьям при рассмотрении дел об административных правонарушениях в области дорожного движения, связан с переквалификацией действий лица с одной статьи (части статьи) главы 12 КоАП РФ на другую статью (часть статьи) этой главы.

Переквалификация административного правонарушения производится судом в случаях, когда при рассмотрении дела установлено соответствие совершенного административного правонарушения признакам иного состава административного правонарушения, чем указано в протоколе об административном правонарушении. В связи с этим усматривается необходимость дать этому правонарушению иную правовую оценку.

В частности, достаточно типичны ситуации, когда при подготовке дела к рассмотрению либо при непосредственном рассмотрении дела в суде выясняется, что протокол об административном правонарушении составлен по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в то время как представленные доказательства свидетельствуют о наличии в действиях лица состава правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ.

Условия переквалификации правонарушения приведены в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»:

«В случае если заявление административного органа о привлечении к административной ответственности или протокол об административном правонарушении содержат неправильную квалификацию совершенного правонарушения, суд вправе принять решение о привлечении к административной ответственности в соответствии с надлежащей квалификацией. При этом указанное в протоколе событие правонарушения и представленные доказательства должны быть достаточными для определения иной квалификации противоправного деяния.

Вместе с тем, если в результате переквалификации составление протокола о совершенном правонарушении не отнесено к полномочиям обратившегося с заявлением органа, суд не вправе принять решение о привлечении к административной ответственности ». [1]

Кроме того, в пункте 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» указано, что, «если при рассмотрении дела будет установлено, что протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, судья может переквалифицировать действия (бездействие) лица на другую статью, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, при условии, что это не ухудшает положения лица, в отношении которого возбуждено дело, и не изменяет подведомственности его рассмотрения». [2]

Согласно части 1 статьи 23.3 КоАП РФ органы внутренних дел (полиция) рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных частями 1 – 3 статьи 12.15 КОАП РФ. Дела об административных правонарушениях, предусмотренных частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ в соответствии с частью 1 статьи 23.1 КоАП РФ, подведомственны судам.

Кроме того, в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 29.9 КоАП РФ, если в ходе рассмотрения дела будет выяснено, что рассмотрение дела не относится к компетенции рассмотревшего его судьи, судья выносит определение о передаче дела на рассмотрение по подведомственности.

Из вышеизложенного следует, что суд не вправе переквалифицировать действия виновного лица с части 4 статьи 12.15 КоАП РФ на часть 3 статьи 12.15 КоАП РФ, поскольку, хотя составы правонарушений имеют единый родовой объект посягательства и переквалификация не ухудшает положение лица, в отношении которого возбуждено дело, однако изменяется подведомственность рассмотрения дела.

Таким образом, дело об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ, должно быть прекращено за отсутствием состава правонарушения.

Однако вышеуказанные разъяснения не всегда учитываются правоприменителями. Подтверждением сказанному может служить тот факт, что в деятельности мировых судей вопрос о переквалификации действий лица с ч. 4 на ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ зачастую решается положительно. При этом не принимается во внимание, что согласно ст. 23.1 КоАП РФ новая норма, подлежащая применению, не относится к компетенции органов судебной власти.

Как показывает практика, в основе такого подхода лежит разъяснение Верховного Суда РФ, опубликованное в Обзоре судебной практики за 1 квартал 2007 г., из которого следует, что если при поступлении дела в суд действия виновного лица были квалифицированы по статьям, отнесенным к подведомственности суда, а при рассмотрении жалобы судья вышестоящего суда пришел к выводу о необходимости переквалификации действий лица на другую статью (часть статьи) КоАП РФ, рассмотрение которой отнесено к компетенции должностных лиц или несудебных органов, то переквалификация действий лица возможна с учетом того, что назначаемое наказание будет мягче и данные дела не относятся к компетенции арбитражных судов.

Соглашаясь с позицией Верховного Суда РФ по данному вопросу, необходимо подчеркнуть, что она относится только к стадии обжалования постановлений и решений по делам об административных правонарушениях. Между тем правила определения судебной подведомственности дел об административных правонарушениях, рассматриваемых в суде первой инстанции и в вышестоящих судах, различаются. В первом случае применяются нормы ст. 23.1 КоАП РФ, устанавливающей исчерпывающий перечень статей Кодекса , дела по которым относятся к компетенции судей судов общей юрисдикции, а во втором — правила ст. 30.1 КоАП РФ, в соответствии с которой рассмотрение жалоб на постановления несудебных органов и их должностных лиц относится к компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов в зависимости от подсудности дел.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что на стадии рассмотрения дела по существу переквалификация с ч. 4 на ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ невозможна и производство по делу должно быть прекращено за отсутствием состава правонарушения ( п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ). Однако на стадии обжалования постановления и (или) решения по делу такая переквалификация может быть осуществлена.

Данные выводы подтверждаются и материалами судебной практики. Так, в Постановлении Омского областного суда от 30.07.2009 г. № 4-А-333/09 суд переквалифицировал действия лица, привлеченного к административной ответственности, с ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ на ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ, поскольку из схемы места нарушения следует, что выезд на полосу встречного движения был соединен с поворотом. [3]

В Постановлении Верховного суда Удмуртской Республики от 02.07.2010 г. действия лица также переквалифицированы на ч 3. ст. 12.15 КоАП РФ в связи с тем, что выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, связан с совершением разворота.

В вышеуказанных случаях подобная переквалификация была возможна до принятия Федерального закона от 23.07.2010 г. № 175-ФЗ, в связи с тем, что в предыдущей редакции КоАП РФ предусматривал ответственность по ч. 3 ст. 12.15 за выезд на трамвайные пути встречного направления, а равно выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, соединенный с разворотом, поворотом налево или объездом препятствия.

Действующая редакция предусматривает ответственность по данной части статьи только за выезд при объезде препятствия, в связи с чем случаи переквалификации стали встречаться гораздо реже.

Верховный суд Удмуртской республики в своем Постановлении от 17.06.2011 г. по делу № 4а-274 указал, что из представленной в материалах дела фототаблицы следует, что выезд на полосу встречного движения связан с объездом препятствия в виде находящихся на проезжей части камней. Данное обстоятельство также подтверждалось объяснениями лица, привлекаемого к административной ответственности, а также показаниями свидетелей, в связи с чем суд пришел к выводу, что действия следовало квалифицировать по ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ. Однако в большинстве случаев суды отказывают в переквалификации на ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ в связи с тем, что при производстве по делу юридически значимые обстоятельства судьями определены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка.

Необходимо отметить, что основным доказательством при рассмотрении судьями дел об административных правонарушениях в области дорожного движения являются протоколы, составляемые должностными лицами ДПС ГИБДД МВД России. В соответствии со ст. 28.2 КоАП РФ протокол об административном правонарушении должен содержать подробное и исчерпывающее описание события правонарушения. Однако на практике, как показывает проведенное исследование, протоколы, составляемые инспекторами ДПС, не содержат ни схем, ни исчерпывающих описаний реальной дорожной разметки, что и приводит зачастую к невозможности переквалификации.

Также имеют место случаи, когда неправильная квалификация произведена в связи с тем, что судьей не учтено принятие изменений в КоАП РФ. Мировым судьей вынесено постановление о привлечении лица к административной ответственности по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, вместе с тем, Федеральным законом от 23 июля 2010 года № 175-ФЗ в статьи 12.15, 12.16 КоАП РФ были внесены изменения, ч. 3 ст. 12.16 КоАП РФ установлена административная ответственность за движение во встречном направлении по дороги с односторонним движением. В соответствии со статьей 54 Конституции РФ, если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон, в связи с этим в Постановлении Верховного Суда РФ от 16.09.2011 г. № 18-АД11-14 действия лица были переквалифицированы.

Подобный случай стал предметом рассмотрения в Приморском краевом суде (Постановление от 28.03.2011 г. № 4а-184) и Челябинском областном суде (Постановление от 15.12.2010 г. № 4а10-1171).

Помимо переквалификации, возможна отмена постановлений по делам об административном правонарушении в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление. Так, в Постановление Московского городского суда от 05.02.2009 г. по делу № 4а-70/09 указано, что поскольку судья не установил нарушения пункта Правил дорожного движения, влекущего административную ответственность по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, отсутствует событие административного правонарушения. Аналогичная позиция отражена в Постановлении Санкт-Петербургского городского суда от 22.09.2011 г. № 4а-1700/11. Как указал суд, из постановления мирового судьи усматривается, что при описании события административного правонарушения не содержится точных сведений о том, где был осуществлен выезд водителя на встречную полосу с нарушением ПДД, т.е. место правонарушения определено неточно, в связи с чем не установлено события административного правонарушения.

Кроме того, отмена постановлений по делам административных правонарушениях возможна в случае допущения процессуальных нарушений при рассмотрении дела. Так, Санкт-Петербургский городской суд в своем постановлении от 19.11.2010 г. № 4а-1737/10 указал, что мировым судьей был нарушен порядок рассмотрения дела об административном правонарушении, выразившемся в не извещении лица о времени и месте рассмотрения дела. При рассмотрении другого дела постановление мирового судьи и решение судьи районного суда были отменены в связи с тем, что допрошенный свидетель не был предупрежден об административной ответственности за заведомо ложные показания, соответственно показания, ссылки на которые имеются в решении суда, не могут быть признаны допустимыми доказательствами (Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 08.10.2010 г. № 4а-1582/10).

Подводя итог вышесказанному, можно сделать следующие выводы. В главе 12 КоАП РФ в числе прочих правонарушений в сфере дорожного движения выделяется несколько специальных видов административных проступков, создающих повышенную опасность для окружающих, в связи с чем закон предусматривает повышенную ответственность за их совершение в виде лишения права управления транспортными средствами. Однако судьи зачастую применяют данную санкцию, неправильно квалифицировав правонарушение вследствие ошибочного толкования норм либо в связи с неправильным определением юридически значимых обстоятельств дела, на основании чего возможна переквалификация административного правонарушения судом вышестоящей инстанции либо вовсе отмена постановления об административном правонарушении.

1. Колоколов Н.А. Настольная книга мирового судьи: рассмотрение дел об административных правонарушениях: научно-практическое пособие. М.: Юрист, 2009. 560 с.

Поступила в редакцию 26.09.2012 г.

[1] Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях».

[2] Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

[3] Колоколов Н.А. Настольная книга мирового судьи: рассмотрение дел об административных правонарушениях: научно-практическое пособие. М.: Юрист, 2009.

Пробелы правового регулирования административной ответственности должностных лиц местного самоуправления

ПРОБЕЛЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

Масловская М. В., доцент ГОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева», кандидат юридических наук.

В рамках данной статьи мы затронем лишь отдельные проблемы, связанные с установлением административной ответственности должностных лиц местного самоуправления. В силу ст. 72 Конституции РФ административное и административно-процессуальное законодательство отнесено к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Поэтому правовое регулирование административной ответственности должностных лиц местного самоуправления осуществляется на федеральном уровне посредством закрепления нормами Кодекса РФ об административных правонарушениях, а также на уровне субъектов РФ путем принятия соответствующих законов. В соответствии со ст. 1.3 КоАП РФ к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление: 1) общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях; 2) перечня видов административных наказаний и правил их применения; 3) административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации; 4) порядка производства по делам об административных правонарушениях, в том числе установление мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях; 5) порядка исполнения постановлений о назначении административных наказаний. Например, ст. 5.39 КоАП РФ предусматривает ответственность должностных лиц в виде административного штрафа за неправомерный отказ в предоставлении гражданину информации, непосредственно затрагивающей права и свободы гражданина. К должностным лицам местного самоуправления применима и ст. 19.5 КоАП РФ, предусматривающая ответственность за невыполнение в установленный срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), об устранении нарушений законодательства. Санкция в данном случае устанавливается в виде либо административного штрафа, либо дисквалификации. Предметы ведения субъектов Российской Федерации в КоАП РФ прямо не определены, но в вопросах установления административной ответственности субъектами РФ они ограничены рамками, предусмотренными вышеупомянутой ст. 1.3 КоАП РФ. Отдельные ученые считают, что к ведению субъектов Федерации относится установление: — административной ответственности за нарушение нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по вопросам, не имеющим федерального значения; — подведомственности дел об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации; — полномочий должностных лиц по составлению протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации . ——————————— См., например: Полянский И. А. Законодательство субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях // Роль юридического образования и науки в формировании гражданского общества и правового государства: Сборник материалов юбилейной научно-практической конференции, посвященной 65-летию юридического факультета ХГАЭП / Под общ. ред. С. В. Нарутто и В. Н. Ширяева. Хабаровск, 2005.

Данный перечень также дополняется и другими полномочиями законодательных органов субъектов Федерации, например: полномочиями устанавливать административную ответственность юридических лиц за совершение административных правонарушений (ст. 2.10 КоАП РФ) ; ——————————— Как считают отдельные авторы, законами (кодексами) субъектов Федерации должна устанавливаться ответственность юридических лиц и должностных лиц за совершение лишь тех административных правонарушений, которые имеют определенные особенности в отдельных регионах страны и не рассматриваются в Федеральном кодексе. См.: Россинский Б. В. О разграничении компетенции Российской Федерации и ее субъектов в области укрепления административной ответственности // Журнал российского права. 2001. N 7.

— определять смягчающие обстоятельства, не указанные в ч. 1 ст. 4.2 КоАП РФ; — образовывать административные комиссии и иные коллегиальные органы, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях (ч. 2 ст. 22.1 КоАП РФ). Таким образом, субъекты Российской Федерации вправе принимать собственные законы в области административных правонарушений, если они не противоречат федеральным законам, регулирующим те же правоотношения. При отсутствии соответствующего федерального закона субъект Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование, что следует из смысла ст. 72, 76 (ч. 2) и 77 (ч. 1) Конституции Российской Федерации и вытекает из природы совместной компетенции. С принятием федерального закона закон субъекта Российской Федерации подлежит приведению в соответствие с ним. Данная правовая позиция нашла отражение в Постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, в частности, от 30 ноября 1995 г. и от 1 февраля 1996 г., принятых в связи с запросами Калининградской областной Думы и администрации Читинской области. Законами субъектов РФ должны быть закреплены составы административных правонарушений, совершенных и в сфере местного самоуправления. Так, Федеральный закон от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее — ФЗ N 131-ФЗ) возлагает на органы государственной власти субъектов РФ обязанность установления административной ответственности за неисполнение муниципальных правовых актов. Данная обязанность вытекает из ч. 3 ст. 7 ФЗ N 131-ФЗ, которая установила: «За неисполнение муниципальных правовых актов граждане, руководители организаций, должностные лица органов государственной власти и должностные лица органов местного самоуправления несут ответственность в соответствии с федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации». Часть 3 ст. 32 ФЗ N 131-ФЗ определяет, что «за нарушение порядка и сроков рассмотрения обращений граждан должностные лица местного самоуправления несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации». Схожа по формулировке и ст. 15 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», согласно которой «лица, виновные в нарушении настоящего Федерального закона, несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации». Полагаем, что, если законодатель не оговорил конкретно в статье, что ответственность устанавливается только федеральными законами, значит, и субъекты Российской Федерации вправе эту ответственность определять. Любопытно, что в федеральных законах ни уголовная, ни административная ответственность за нарушение порядка и сроков рассмотрения обращений граждан не определена. А региональные власти к регламентации административной ответственности относятся по-разному. В большинстве субъектов РФ, например, административная ответственность за нарушение порядка и сроков рассмотрения обращений граждан не установлена. Лишь в немногих регионах законодательно закреплен состав данного административного правонарушения (в частности, в Республике Татарстан, Краснодарском крае, Белгородской и Курской областях). Например, ст. 2.1 Кодекса города Москвы об административных правонарушениях от 21 ноября 2007 г. N 45 гласит: «Неправомерный отказ или уклонение. должностных лиц органов местного самоуправления от рассмотрения обращений граждан, а равно нарушение порядка и сроков рассмотрения обращений граждан влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пятисот до трех тысяч рублей». Закон Краснодарского края от 23 июля 2003 г. N 608-КЗ «Об административных правонарушениях» за неправомерный отказ или уклонение от рассмотрения обращений физических и юридических лиц, нарушение без уважительных причин сроков их рассмотрения, совершенные должностным лицом, установил ответственность в виде предупреждения или административного штрафа в размере от двухсот до двух тысяч рублей. Статья 5.1.5 Закона Белгородской области от 4 июля 2002 г. N 35 «Об административных правонарушениях на территории Белгородской области» за нарушение порядка и срока письменного ответа на обращения граждан в органы местного самоуправления, к их должностным лицам определила ответственность в виде административного штрафа на должностных лиц в размере одной тысячи рублей. В силу ст. 5 Закона Республики Башкортостан от 4 июня 2004 г. N 84-з должностные лица за несоблюдение установленных законодательством Республики Башкортостан положений, направленных на защиту права граждан на обращение, а также гарантий права граждан на обращение, дополняющих гарантии, предусмотренные Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», привлекаются к ответственности в виде административного штрафа от пятисот до одной тысячи рублей. Как видно из приведенных выше примеров, размер административных штрафов, а также состав правонарушений относительно обращений граждан хотя и несущественно, но все же отличаются. В некоторых регионах (в частности, Брянской области) административный штраф от пятисот до одной тысячи рублей налагается за нарушение срока рассмотрения обращений граждан, но лишь на должностных лиц государственных и муниципальных предприятий и учреждений Брянской области. А в отдельных субъектах РФ (например, Алтайский край) административный штраф на должностных лиц органов местного самоуправления в размере от пятисот до одной тысячи рублей установлен лишь в отношении нарушения сроков и порядка рассмотрения петиций граждан (выделено мной. — М. В.). ——————————— Согласно ст. 2 Закона Алтайского края от 29 декабря 2006 г. N 152 ЗС петиция — коллективное обращение граждан, подписанное 300 и более гражданами, направленное. органам местного самоуправления и должностным лицам местного самоуправления и содержащее, в частности, сообщение о нарушении законов и иных нормативных правовых актов органами местного самоуправления и их должностными лицами, влекущее нарушение прав и законных интересов неопределенного круга лиц.

Во многих регионах законы, устанавливающие административную ответственность за нарушение порядка и сроков рассмотрения обращений граждан, утратили силу (в частности, в Республиках Башкортостан, Марий Эл, Магаданской, Иркутской, Омской и Пензенской областях). В частности, Закон Московской области от 14 июля 2005 г. N 176/2005-ОЗ «Об административной ответственности за нарушения законодательства Московской области об обращениях граждан» до недавнего времени содержал несколько составов административных правонарушений в области рассмотрения обращений граждан должностными лицами, за которые предусматривалось наложение административного штрафа. Например, Закон предусматривал административную ответственность за: — неправомерный отказ в приеме или рассмотрении обращений граждан; — нарушение сроков рассмотрения обращений граждан; — принятие заведомо необоснованного и (или) незаконного решения по обращениям граждан; — преследование граждан за критику; — нарушение порядка доведения до населения графика личного приема граждан; — нарушение графика личного приема граждан; — направление обращения на рассмотрение лицу, действия которого обжалуются; — незаконное оставление обращения без рассмотрения; — утрату письменных обращений граждан и (или) материалов по их рассмотрению. В октябре 2006 г. данные положения утратили силу, а ныне действующая редакция указанного выше Закона гласит: «За нарушение порядка и сроков рассмотрения обращений граждан должностные лица несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации, в том числе дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством о государственной гражданской и муниципальной службе». Схожая ситуация имела место и в Республике Мордовия. Так, Закон РМ от 14 июня 2000 г. N 25-З «О порядке рассмотрения обращений граждан в Республике Мордовия» первоначально предусматривал лишь дисциплинарную ответственность в соответствии с трудовым законодательством РФ за: — неправомерный отказ в приеме или рассмотрении обращений граждан; — нарушение сроков рассмотрения граждан; — разглашение должностным лицом сведений, ставших ему известными в связи с рассмотрением обращений граждан. В 2005 г. в данный Закон внесли изменения, согласно которым должностные лица за вышеперечисленные правонарушения могли привлекаться и к административной ответственности. Однако с 1 января 2006 г. рассматриваемый Закон РМ утратил силу. К тому же и ст. 10-5 Закона РМ от 12 июля 2002 г. N 25-З «Об административной ответственности на территории Республики Мордовия», устанавливающая административную ответственность должностных лиц местного самоуправления за нарушение порядка и срока письменного ответа на обращения граждан в органы местного самоуправления, была исключена в 2007 г. В отдельных субъектах Федерации если и принимаются законы об обращениях граждан, то никакой ответственности за нарушение порядка и сроков рассмотрения таковых не прописывают (Курганская область). Либо норма закона, в которой лишь упоминается соответствующая ответственность, отсылает к федеральным или региональным законам, в которых данная ответственность не прописана (Республика Адыгея, Ставропольский край, Брянская, Калужская, Орловская и Московская области). Вот такой замкнутый круг получается. Представляется, что сложившаяся в субъектах РФ практика правового регулирования вопросов ответственности должностных лиц за нарушение порядка обращений граждан не гарантирует надлежащей защиты права граждан на обращение. Некоторыми учеными-правоведами предлагается выделить в Федеральном законе «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» отдельную статью, посвященную обязанностям государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц по рассмотрению обращений граждан. На наш взгляд, выделение такой статьи без внесения соответствующих изменений в УК РФ и КоАП РФ нецелесообразно. Любая обязанность должна предполагать ответственность за ее неисполнение, в противном случае она будет носить фиктивный характер. ——————————— См.: Нудненко Л. А., Хаманева Н. Ю. Новый закон об обращениях граждан: достоинства и недостатки // Государство и право. 2007. N 3. С. 5 — 12.

Обращение в органы местного самоуправления является правом граждан, закрепленным ст. 33 Конституции РФ, тогда как нарушение прав и свобод человека и гражданина — это одно из оснований привлечения к юридической ответственности должностных лиц местного самоуправления. Вышеизложенное подтверждает необходимость устранения имеющихся в законодательстве пробелов путем введения в тексты УК РФ и КоАП РФ новых статей, предусматривающих ответственность, во-первых, за воспрепятствование осуществлению права граждан на обращение в органы государственной власти, органы местного самоуправления и к должностным лицам соответствующих органов и, во-вторых, за нарушение порядка и сроков рассмотрения обращений граждан.

Пробелы в правовой регламентации процессуальных форм доказательств по делам об административных правонарушениях

Рубрика: 5. Административное право

Дата публикации: 09.03.2014

Статья просмотрена: 381 раз

Библиографическое описание:

Нобель А. Р. Пробелы в правовой регламентации процессуальных форм доказательств по делам об административных правонарушениях [Текст] // Право: современные тенденции: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2014 г.). — Уфа: Лето, 2014. — С. 72-75. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/114/5282/ (дата обращения: 15.09.2018).

С термином доказательство мы сталкиваемся не только в сфере права, а зачастую употребляем его в повседневной жизни.

В толковом словаре доказательство определено как «довод или факт, подтверждающий, доказывающий что-нибудь, а также как система умозаключений, путём которых выводится новое положение» [1, с. 153]. В философском словаре под редакцией Фролова И. Т. доказательством называется «рассуждение, имеющее целью обосновать истинность (или ложность) какого-либо утверждения, которое называется тезисом» [2, с. 102].

В процессуальных отраслях права понятие доказательства является одним из основных и наиболее важных. Спасович В. Д. писал, что «теория доказательств составляет центральный узел всей системы судопроизводства, душу всего уголовного процесса, начало движущее, образующее статью процесса самую существенную» [3, с. 17].

Часть 1 статьи 26.2. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ [4] (далее — КоАП РФ) определяет доказательства по делам об административных правонарушениях как любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Таким образом, содержанием доказательств по делам об административных правонарушениях являются сведения (информация), из которых административные органы и суд «черпают» данные об обстоятельствах административного правонарушения. Именно из такого понимания содержательной стороны доказательств исходит законодатель при регламентации отдельных доказательств, используемых в административно-юрисдикционном процессе. Так, ст. 26.3. КоАП РФ определяет, что объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показания потерпевшего и свидетелей представляют собой сведения, имеющие отношение к делу и сообщенные указанными лицами в устной или письменной форме. Согласно ст. 26.7. КоАП РФ документы содержат сведения, имеющие значение для производства по делу об административном правонарушении, что также свидетельствует об информационной составляющей доказательств.

Вместе с тем в рамках юридического процесса фактические данные не существуют сами по себе, они должны быть закреплены в предусмотренную законом процессуальную оболочку. «Именно этим, писал Треушников М. К., судебные доказательства отличаются от несудебных. Судебные доказательства, не отличаясь по своему содержанию от доказательств, используемых человеком в процессе любой познавательной деятельности, имеют свою процессуальную форму [5, с. 93].

Часть 2 статьи 26.2. КоАП РФ закрепила позицию по вопросу соотношения формы и содержания доказательств по делам об административных правонарушениях в их неразрывном единстве, в соответствии с которой обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, устанавливаются: протоколом об административном правонарушении; иными протоколами, предусмотренными КоАП РФ; объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении; показаниями потерпевшего; показаниями свидетелей; заключениями эксперта; иными документами; показаниями специальных технических средств; вещественными доказательствами.

Приведенные процессуальные формы обуславливают существование и легальную возможность использования в ходе административно-юрисдикционного процесса информации, имеющей значение для разрешения дела об административном правонарушении. Фактические данные, закрепленные в иной, не предусмотренной КоАП РФ процессуальной форме, не могут рассматриваться в качестве доказательств по делам об административных правонарушениях.

Таким образом, внутренне доказательство структурировано и состоит из содержания и формы, характеризующих сущность рассматриваемого правового понятия в виде их неразрывного единства. «Устранение любой из указанных сторон доказательства ликвидирует все доказательство в целом. Доказательство, лишенное его познавательного содержания, либо лишенное процессуальной формы, перестает быть таковым» [5, с. 87].

Подтверждение такого единства мы находим при раскрытии в КоАП РФ отдельных видов доказательств. Так, в объяснениях лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниях потерпевшего и свидетелей содержатся сведения, имеющие отношение к делу и сообщенные указанными лицами в устной или письменной форме (ст. 26.3. КоАП РФ); в заключении эксперта содержатся выводы по поставленным перед ним вопросам (ст. 26.4. КоАП РФ); сведения, имеющие значение для производства по делу об административном правонарушении составляют содержание документов (ст. 26.7. КоАП РФ).

Определение доказательства в необходимой взаимосвязи его элементов — содержания и формы является одним из условий всестороннего, полного, объективного разрешения дела об административном правонарушении. Установление порядка и процедуры фиксации сведений, имеющих значение для правильного разрешения дела, правовая регламентация процессуальных форм доказательств, призваны обеспечить полноту и точность отображения исследуемого события при формировании доказательств, законность их дальнейшего использования. Требования, предъявляемые КоАП РФ к форме доказательств, выступают важными гарантиями достоверности сведений, на основе которых устанавливается виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Системный анализ норм Общей части КоАП РФ, регламентирующих доказательства, порядок производства по делам об административных правонарушениях, позволяет выделить пробелы в правовом регулировании доказательств, непосредственно связанные с рассмотренной нами сущностью данного понятия.

Согласно ст. 28.4. КоАП РФ дело об административном правонарушении может быть возбуждено прокурором путем вынесения соответствующего постановления. В этом случае протокол об административном правонарушении не составляется, а обстоятельства, перечисленные в ч. 2 ст. 28.2. КоАП РФ должны указываться в постановлении прокурора. Однако правовая норма, содержащаяся в ч. 2 ст. 26.2. КоАП РФ, не включает постановление прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении в число процессуальных форм закрепления фактических данных, на основании которых устанавливается наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Кроме того в соответствии с положением ч. 2 ст. 29.7. КоАП РФ в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении по существу оглашается протокол об административном правонарушении, об оглашении постановления прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении в данной статье не упоминается.

Таким образом, несовершенство правового регулирования не позволяет на законном основании использовать фактические данные, закрепленные в постановлении прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении. Думается, что отнесение такого постановления к иным документам, возможность применения которых в процессе доказывания регламентировано главой 26 КоАП РФ, не корректно, учитывая значимость содержащихся в постановлении прокурора сведений, особые требования, предъявляемые к процедуре его составления, а также функциональную роль в производстве по делам об административных правонарушениях.

Согласно ч. 1 ст. 25.8. КоАП РФ для участия в производстве по делу об административном правонарушении, в качестве специалиста, может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, обладающее познаниями, необходимыми для оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, а также в применении технических средств.

В силу п. 1, п. 2 ч. 2 ст. 25.8. КоАП РФ специалист обязан: явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении; участвовать в проведении действий, требующих специальных познаний, в целях обнаружения, закрепления и изъятия доказательств, давать пояснения по поводу совершаемых им действий. Анализ указанных норм, а также положений ч. 3 ст. 25.8. КоАП РФ, согласно которым специалист предупреждается об административной ответственности за дачу заведомо ложных пояснений, позволяет сделать вывод, что специалист, участвовавший в проведении определенного процессуального действия, может быть допрошен об обстоятельствах обнаружения, закрепления и изъятия доказательств.

В ходе производства по делу об административном правонарушении в качестве эксперта может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, обладающее специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле, достаточными для проведения экспертизы и дачи экспертного заключения. Пунктом 2 части 2 статьи 25.9. КоАП РФ предусмотрена обязанность эксперта дать требуемые объяснения в связи с содержанием заключения, что подразумевает использование таких объяснений в качестве доказательств по делам об административных правонарушениях.

Вместе с тем ч. 2 ст. 26.2. КоАП РФ не предусматривает таких процессуальных форм как показания (объяснения) специалиста и эксперта, что, безусловно, препятствует законному использованию в доказывании по делам об административных правонарушениях фактических данных об обстоятельствах обнаружения, закрепления и изъятия доказательств, сообщенных специалистом в ходе допроса, а также разъяснений и уточнений выводов экспертного заключения, данных экспертом при допросе.

Учитывая изложенное, предлагаем включить постановление прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении, показания специалиста и показания эксперта в число процессуальных форм доказательств, используемых в производстве по делам об административных правонарушениях, указанных в ч. 2 ст. 26.2. КоАП РФ, изложив ее в следующей редакции:

«2. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, постановлением прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, специалиста, эксперта, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами».

Кроме того главу 26 КоАП РФ необходимо дополнить нормами, определяющими понятие и содержание таких доказательств как показания специалиста и эксперта.

Показаниями специалиста являются сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах обнаружения, закрепления и изъятия доказательств, требующих специальных познаний.

Показаниями эксперта являются сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения заключения, в целях его разъяснения или уточнения.

1. Ожегов С. И. Словарь русского языка/под ред. Н. Ю. Шведовой — М.: 1984.

2. Философский словарь/под ред. И. Т. Фролова — М.: 1981.

3. Спасович В. Д. Избранные труды и речи / Сост. И. В. Потапчук. — Тула: «Автограф», 2000.

4. Собрание законодательства РФ, 07.01.2002, № 1 (ч. 1), ст. 1

5. Треушников М. К. Судебные доказательства. — М., 1999.

Это интересно:

  • Немецкий для юристов дембицкая Анкеты репетиторов (Москва, Московская область) (1121–1130 из 75912) Предметы: обществознание, история, философия. В 2015 году окончила МГУ им. М.В. Ломоносова, философский факультет, специальность – религиоведение, […]
  • Предварительный договор купли-продажи автомобиля между юридическими лицами Предварительный договор купли-продажи автомобиля между юридическими лицами Получите квалифицированную помощь прямо сейчас! Наши адвокаты проконсультируют вас по любым вопросам вне очереди. Предварительный договор купли-продажи […]
  • Филатов юрий владимирович адвокат Адвокатская палата Ленинградской области Реестр адвокатов Адвокатская палата Ленинградской области - одна из крупнейших адвокатских палат России, в которой состоят свыше тысячи двухсот адвокатов. На этой странице […]
  • Ходатайство об увеличение исковых требований Ходатайство об увеличении размера исковых требований Когда истец понимает, что недооценил стоимость своих притязаний, можно подать ходатайство об увеличении размера исковых требований. Логично, что такой документ исходит только […]
  • Обмен паспорта при смене фамилии после развода Как поменять фамилию после развода Граждане РФ имеют право менять свою фамилию. Обычно это правило используется при достижении совершеннолетия, а также при вступлении в брак или расторжении брака. И хотя сама процедура смены […]
  • Колпино адвокатская контора Юридические услуги в Колпино В каталоге представлены юридические компании Колпино, представлены оказываемые ими услуги. Бесплатные консультации юриста, регистрации фирм (ип, ооо), услуги адвоката и другая юридическая помощь для […]
  • Как получить права на трактор минск Водительские права на трактор Водительские права по категории «машинист-тракторист» необходимы не только чтобы иметь право управлять экскаватором или трактором. Такое удостоверение пригодится также и любителям экстрима, которые […]
  • Статья 23 2 Статья 23. Увольнение граждан с военной службы и право на трудоустройство Информация об изменениях: Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ в статью 23 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в […]