Кто может быть представителем потерпевшего юридического лица

Кто может быть представителем потерпевшего юридического лица

№ 4 (23) 2016г.
Рогов Н.С.

Участие юридических лиц в уголовном процессе в качестве потерпевшего

Политические и экономические изменения в России в конце ХХ века привели к существенно­му росту числа организаций и юридических лиц, что, в свою очередь, привело к интеграции таких лиц в жизнь современного общества.

Уголовный процесс не отстает от современ­ных тенденций, так, в действующем Уголовно­процессуальном кодексе Российской Федерации, в отличие от предшественников, впервые юриди­ческое лицо появляется как участник уголовного процесса.

Юридические лица в соответствии с УПК РФ могут выступать в уголовном процессе в качестве потерпевшего, гражданского истца (ст. 44 УПК

РФ), гражданского ответчика (ст. 54 УПК РФ) и за­логодателя (ст. 106 УПК РФ). В настоящей статье автор рассмотрит некоторые вопросы, связанные с участием юридических лиц в уголовном процес­се в качестве потерпевшего.

Согласно ст. 42 УПК РФ потерпевшим явля­ется физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, мораль­ный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании по­терпевшим принимается незамедлительно с мо­мента возбуждения уголовного дела и оформля­ется постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда. Если на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют сведе­ния о лице, которому преступлением причинен вред, решение о признании потерпевшим при­нимается незамедлительно после получения дан­ных об этом лице.

В силу ч. 1 ст. 48 Гражданского кодекса Россий­ской Федерации юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное иму­щество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осущест­влять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Некоторыми учеными и исследователями в связи с тем, что в УПК РФ используются как по­нятие «юридическое лицо» (ст. 42, 44, 54 УПК РФ), так и понятие «организация» (ст. 6 УПК РФ), поднимается вопрос о соотношении этих поня­тий [4]. Однако автор настоящей статьи не видит существенной теоретической и практической проблемы в указанном вопросе. Так, по мнению автора, данные понятия, исходя из систематиче­ского толкования, следует считать равнозначны­ми, а использование различных терминов — лишь следствие слабой юридической техники законо­дателя. Кроме того, с практической точки зрения указанный вопрос также не приводит к каким- либо трудностям, так как случаев, при которых организации было отказано в признании ее по­терпевшим в связи с тем, что она не является юри­дическим лицом, на практике найти не удалось.

Однако существует ряд практических и теоре­тических вопросов, которые широко обсуждают­ся в науке и часто встречаются на практике.

Во-первых, актуальным вопросом являет­ся понимание категории юридического лица в уголовном процессе. Так, в уголовном процессе можно наблюдать формирование небезупречной концепции, в соответствии с которой юридиче­ское лицо рассматривается не в качестве обосо­бленного субъекта уголовного процесса, а в каче­стве несамостоятельного и недееспособного лица, нуждающегося обязательно в представителе. Формирование такой концепции в первую оче­редь связано с буквальным толкованием ч. 9 ст. 42 УПК РФ, согласно которой в случае признания потерпевшим юридического лица его права осу­ществляет представитель.

Вместе с тем, в гражданском законодатель­стве и цивилистической науке, а также судебной практике по гражданским и арбитражным спо­рам наиболее серьезное обоснование и широ­кое распространение получила кардинально от­личающаяся от приведенной выше концепция.

Юридические лица, согласно данной концепции, трактуются как полноценные, автономные участ­ники общественных отношений, приобретающие права и исполняющие обязанности посредством действий своих органов и / или работников. След­ствием неверного понимания властными субъек­тами уголовного процесса сущности юридиче­ского лица является целый спектр допускаемых в правоприменительной деятельности ошибок [1].

К таким ошибкам можно отнести: признание потерпевшим не юридического лица, а руково­дителя постоянно действующего исполнитель­ного органа или представителя, кем было непо­средственно подписано заявление о возбуждении уголовного дела или заявление о признании юридического лица потерпевшим; признание юридического лица в ходе предварительного рас­следования несколько раз потерпевшим в связи с участием разных представителей на различных этапах производства и др.

Во-вторых, любопытным является следую­щее: согласно ч. 1 ст. 45 УПК РФ представителя­ми потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, а представите­лями гражданского истца, являющегося юриди­ческим лицом, — также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Россий­ской Федерации представлять его интересы. Кро­ме того, в силу ч. 1 ст. 55 УПК РФ представителя­ми гражданского ответчика могут быть адвокаты, а представителями гражданского ответчика, яв­ляющегося юридическим лицом, — также иные лица, правомочные в соответствии с Граждан­ским кодексом Российской Федерации представ­лять его интересы.

Таким образом, при систематическом толко­вании указанных выше положений ч. 9 ст. 42, ч. 1 ст. 45 и ч. 1 ст. 55 УПК РФ получается, что предста­вителем юридического лица — потерпевшего мо­жет быть только адвокат, а юридического лица — гражданского истца либо гражданского ответчи­ка — иные лица, правомочные представлять его, такие как исполнительные органы, уполномочен­ные законным образом работники и др. Очевид­но, что данное суждение является неверным, а в какой-то мере даже ограничивает юридические лица в реализации своих прав и обязанностей.

Следовательно, необходимо законодательно решить данный вопрос, чтобы юридические лица независимого от своего процессуального положе­ния, будь то потерпевший, гражданский истец или гражданский ответчик, имели право реали­зовывать процессуальные права и обязанности не только посредством адвоката, но и через свои ис­полнительные органы, а в определенных случаях и через работников.

Неясным до конца на практике остается во­прос процессуального оформления правового ста­туса физического лица, действующего от имени юридического лица, признанного потерпевшим.

Встречается несколько вариантов такого оформления. Первый — когда лицо допрашивает­ся в качестве представителя юридического лица — потерпевшего.

Второй вариант предусматривает, что лица, проводящие указанное процессуальное действие, допрашивают представителей юридического лица просто в качестве свидетелей, несмотря на то, что вопросы задаются касательно хозяйствен­ной деятельности потерпевшего, а зачастую пока­зания таких «свидетелей» отождествляют с пози­цией самого потерпевшего.

Третьим, наиболее правильным с точки зре­ния автора настоящей статьи, является вариант, при котором протокол допроса представителя юридического лица — потерпевшего оформляется следующим образом: допрашиваемым указыва­ется юридическое лицо в лице физического лица, являющегося в силу уставных документов, долж­ностного положения исполнительным органом, имеющим право действовать без доверенности, либо иного лица, надлежащим образом уполно­моченного действовать от его имени.

Актуальным также является вопрос процес­суального правопреемства в уголовном процес­се. Дело в том, что в отличие от арбитражного и гражданского процессуального права уголовный процесс не содержит положений о процессуаль­ном правопреемстве, за исключением ч. 8 ст. 42 УПК РФ, в силу которой по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотрен­ные настоящей статьей, переходят к одному из его близких родственников и (или) близких лиц, а при их отсутствии или невозможности их уча­стия в уголовном судопроизводстве — к одному из родственников.

Однако какие-либо положения, регулирую­щие процессуальное правопреемство юридиче­ских лиц, как потерпевших, так и гражданских истцов и гражданских ответчиков, отсутствуют, несмотря на то, что, по данным статистики, общее количество юридических лиц, образованных пу­тем реорганизации и которые на данный момент осуществляют свою хозяйственную деятельность, составляет 74036 [5]. То есть на практике ситуации, при которых юридические лица осуществляют реорганизацию, по которой все права и обязан­ности в порядке универсального правопреемства формально переходят к другому юридическому лицу, не редкость.

Некоторые ученые и исследователи полагают, что в таких ситуациях должны использоваться по­ложения Гражданского процессуального кодекса РФ о правопреемстве [3]. Однако с указанной по­зицией сложно согласиться. Так, в соответствии с положениями ст. 44 Гражданского процессуаль­ного кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установ­ленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие слу­чаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Следо­вательно, единственным субъектом, уполномочен­ным допускать замену соответствующей сторо­ны правопреемником, является суд. В уголовном процессе помимо суда такими полномочиями должны быть наделены должностные лица, госу­дарственные органы, осуществляющие предвари­тельное расследование по уголовному делу.

Настоящий вопрос должен быть законода­тельно урегулирован внесением соответствую­щих поправок о процессуальном правопреемстве в рамках уголовного процесса, причем законода­телю необходимо учесть специфику уголовно­го процесса, включив должностных лиц и госу­дарственные органы, осуществляющие предва­рительное расследование по уголовному делу, в перечень субъектов, наделенных полномочиями осуществления процессуального правопреемства.

По нашему мнению, также возможен вариант, при котором единственным субъектом, осущест­вляющим процессуальное правопреемство, будет суд, однако должностные лица и государственные органы на стадии предварительного расследова­ния должны быть наделены полномочиями по вынесению вопроса о процессуальном правопре­емстве перед судом.

Так или иначе, законодательное решение дан­ного вопроса может окончательно решить про­блемы, возникающие на различных стадиях уго­ловного процесса в ходе реорганизации юри­дических лиц, при которой возможна как смена фирменного наименования, так и смена органи­зационно-правовой формы юридического лица.

Интересным остается вопрос процессуально­го правопреемства при ликвидации юридическо­го лица.

Согласно ч. 1 ст. 61 Гражданского кодекса РФ ликвидация юридического лица влечет его пре­кращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к дру­гим лицам.

Следовательно, опираясь на положения ГК РФ, в уголовном процессе при ликвидации юри­дического лица, в отличие, например, от смерти физического лица, процессуального правопреем­ства не происходит.

Однако на практике указанный вопрос реша­ется не столь однозначно. Так, существуют слу­чаи, при которых по ликвидации юридического лица, которое являлось потерпевшим, лица, осу­ществляющие производство по уголовному делу, признавали потерпевшими учредителей такого юридического лица, а в некоторых случаях даже единоличный исполнительный орган юридиче­ского лица — генерального директора [2].

Представляется, что осуществление право­преемства при ликвидации юридического лица в адрес учредителей такого лица или исполнитель­ных органов неправильно, более того, приводит к прямому противоречию законодательства, а именно ст. 61 Гражданского кодекса РФ.

Как указывалось выше, при ликвидации пере­ход прав и обязанностей к третьим лицам не осу­ществляется. В случае если учредители или испол­нительные органы приобретут процессуальный статус потерпевшего, возможны ситуации, при которых они как потерпевшие (или как граждан­ские истцы) могут получить денежные выплаты от осужденного лица. Следовательно, при таких условиях учредители или исполнительные орга­ны ликвидированного юридического лица факти­чески приобретут права этого лица, что, как ука­зывалось выше, при ликвидации юридического лица происходить не должно.

Пока указанный вопрос прямо не урегу­лирован нормами уголовно-процессуально­го законодательства, лицам, осуществляющим производство по уголовным делам, следует руко­водствоваться положениями Гражданского кодек­са РФ о ликвидации юридических лиц, а значит не осуществлять процессуальное правопреемство в адрес учредителей или исполнительных орга­нов юридического лица по его ликвидации.

Таким образом, при участии юридических лиц в уголовном процессе в качестве потерпев­шего возникает ряд вопросов, которые требуют глубокого теоретического исследования, а неко­торые из них — законодательного решения, что позволит качественно улучшить правовое поло­жение юридических лиц в уголовном процессе. Представляется необходимым внесение поправок в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, которые бы четко определяли и регламентировали поря­док действий уполномоченных органов и долж­ностных лиц, осуществляющих производство по делу, при реорганизации, а также ликвидации юридических лиц в процессе уголовного судо­производства.

Может ли быть представитель, не имеющий статуса адвоката?

хочу подать жалобу в суд о бездействии следователя при расследовании уголовного дела, может ли у меня быть представитель не имеющий статуса адвоката, а только по доверенности?

Ответы юристов (2)

Я так понимаю, Вы потерпевший? Тогда, да, Вашим представителем может быть юрист, не имеющий статуса адвоката.

УПК РФ, Статья 45. Представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя

1. Представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, а представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы. В качестве представителя потерпевшего или гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец.

Здравствуйте Максим! Если речь идёт об уголовном судопроизводстве, а также предварительном расследовании, то представителя к уголовному делу может привлекать совершеннолетний дееспособный являющийся по уголовному делу потерпевшим. Обвиняемый по уголовному делу также может иметь представителя, однако только на ряду с адвокатом. То есть должен быть и адвокат и представитель. Сразу поясню, что оградить Вас от участия в следственных действиях ни представитель ни адвокат не смогут.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

§ 3. Представитель потерпевшего как защитник его прав и интересов

См.: Чагинский В.В. Адвокат как один из гарантов обеспечения прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве // Ученые записки «Государство и право: проблемы, поиски решений, предложения». Ульяновск, 1997.

При этом следует заметить, что потерпевшие в уголовном судопроизводстве не в меньшей мере нуждаются в оказании им квалифицированной юридической помощи адвоката-представителя, нежели подозреваемые, обвиняемые и подсудимые нуждаются в помощи профессионального адвоката-защитника. По мнению многих известных юристов- процессуалистов, а также по статистическим данным правоприменительной практики, процессуальные права и законные интересы потерпевших нарушаются органами дознания, следствия, прокуратуры и суда не реже, нежели права подозреваемых, обвиняемых или подсудимых .

См.: Бессарабов В.Г. Реформирование российской правовой системы и европейские правовые стандарты // Роль прокуратуры в обеспечении прав и законных интересов жертв преступлений: Материалы международного семинара, 6 — 7 октября 2003 г. М., 2004. С. 10 — 15.

Статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. и пункт 3 статьи 6 Конвенции СНГ устанавливают право обвиняемого безвозмездно иметь в любом случае назначенного защитника, когда интересы правосудия того требуют . Согласно ч. 1 ст. 48 Конституции РФ каждый человек имеет право на получение квалифицированной юридической помощи, которая в предусмотренных законом случаях должна быть оказана бесплатно. По нашему мнению, было бы вполне правомерным то, чтобы наравне с обвиняемым пострадавшее от преступления лицо также имело право за счет государства или иных специальных общественных фондов защищать свои права и законные интересы с момента признания его в качестве потерпевшего. Это правило должно быть внесено в УПК РФ для гарантии целей осуществления правосудия, принципа равенства и состязательности обвиняемого и потерпевшего, а также необходимости полного и своевременного восстановления нарушенных совершенным преступлением конституционных прав потерпевшего: права защиты достоинства, жизни, здоровья, собственного имущества и т. д. По крайней мере такая задача должна быть законодательно установлена на конституционном уровне и осуществлена в уголовном судопроизводстве Российской Федерации. Отметим только, что принцип бесплатности оказания юридической помощи действует тогда, когда у нуждающегося в такой помощи человека нет достаточных средств для оплаты своего адвоката .

См.: Егоров С.Е. Права человека в уголовном процессе: международные стандарты и российское законодательство. М., 2006. С. 172.

См.: Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Дагестан от 16 июля 2007 г. // Архив Каспийского городского суда Республики Дагестан.

По логике данной статьи потерпевшие наравне с обвиняемыми также должны обладать указанной возможностью и правом, особенно тогда, когда уголовное дело может быть всесторонне и объективно рассмотрено только при участии квалифицированного адвоката-представителя. Необходимость иметь адвоката-представителя наиболее явствует тогда, когда, например, потерпевшие являются несовершеннолетними, или имеют какие- либо физические или психические недостатки, или если по делу необходимо назначение и производство судебной экспертизы, для оценки результатов которой требуются специальные знания и навыки . Представляется, что в связи с этим необходимо привести содержание ч. 2 ст. 45 УПК РФ в соответствие с положениями международно- правовых стандартов и Конституции РФ. Такая поправка, несомненно, содействовала бы своевременному преобразованию действующего уголовно-процессуального законодательства в соответствии с конституционными принципами получения каждым человеком квалифицированной юридической помощи, равноправия и состязательности сторон, которые закреплены в ч. 1 ст. 48 и ч. 3 ст. 123 Конституции РФ .

См.: Юношев С.В. Адвокат-представитель потерпевшего: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Самара, 2000.

Ибрагимов И.М. Представитель и защитник законных прав и интересов потерпевшего // «LEX RUSSICA»: Научные труды Московской государственной юридической академии (МГЮА). 2008. N 2. С. 370 — 371.

Право потерпевшего иметь юридически хорошо подготовленного адвоката- представителя является серьезной конституционной гарантией для действенной защиты его субстанциональных и процессуальных прав и законных интересов. Ведь в практике уголовного судопроизводства представители потерпевшего в уголовном процессе играют такую же важную роль, как и адвокаты — защитники обвиняемого. Именно поэтому по своей юридической квалификации представители потерпевшего для выполнения ответственного поручения и ощутимой защиты прав потерпевших ни чем не должны уступать своим контрагентам — адвокатам — защитникам обвиняемых и подсудимых. В противном случае конституционно закрепленный принцип состязательности сторон уголовного процесса останется лишь воображаемой деклараций, а не действующей конституционной и законодательной нормой. Стало быть, необходимо законодательно гарантировать всем потерпевшим такое же право, как и у обвиняемых, обязательно иметь адвоката-защитника в процессе правомерной защиты своих прав и законных интересов. Как мы уже отмечали, такое право у потерпевшего должно быть гарантировано во всех случаях, даже если у него нет денежных средств для оплаты оказанной ему юридической помощи со стороны квалифицированного адвоката-представителя. Во всяком случае, потерпевший в этом аспекте должен иметь не меньше реальных правомерных возможностей для защиты своих законных интересов, нежели его процессуальный соперник — обвиняемый.

Следует подчеркнуть, что не только несовершеннолетние или физически и психически несамостоятельные потерпевшие должны быть вправе иметь своего юридически квалифицированного представителя в уголовном судопроизводстве, как это установлено ч. 2 ст. 45 УПК РФ, но и все потерпевшие, которые пожелают иметь достойного представителя-защитника их прав и законных интересов. При этом оплата юридической помощи, оказанной адвокатом-представителем в ходе уголовного судопроизводства, должна производиться из средств федерального бюджета или из специально созданных для подобных целей общественных фондов, особенно в тех случаях, когда исполнение решения суда о возмещении потерпевшему затрат на оплату адвоката-представителя согласно п. 13 ч. 1 ст. 299 и п. 3 ч. 1 ст. 309 УПК РФ по тем или иным причинам оказывается нереальным. Иначе при такой очевидной асимметрии реальных возможностей защиты своих прав потерпевшим и обвиняемым восторжествует несправедливость, упразднится действие конституционного принципа реальной состязательности в уголовном судопроизводстве.

Согласно ст. 249 УПК РФ судебный процесс производиться при участии потерпевшего и его представителя. Иногда судебное разбирательство производится при обязательном участии потерпевшего и его представителя. Потерпевший обычно не является юристом и потому не может самостоятельно защититься от тех или иных нападок со стороны адвокатов — защитников обвиняемых и подсудимых. Здесь ему как нигде нужен представитель — адвокат, который был бы как обвинителем подсудимого, так и защитником потерпевшего. Такой должна быть двойственная функция представителя потерпевшего, без которой принцип состязательности уголовного судопроизводства перестал бы реально действовать . Именно это обстоятельство наводит нас на идею об обязательности участия в уголовном судопроизводстве представителя потерпевшего не только в тех случаях, когда потерпевший является несовершеннолетним или инвалидом, но и во многих других случаях, когда отсутствие представителя потерпевшего может свести на нет действие конституционного принципа равноправия и состязательности сторон уголовного судопроизводства .

См.: Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Дагестан от 19 февраля 2007 г. по рассмотрению жалобы представителя потерпевшей — адвоката Гаруновой Т.И. // Архив Левашинского районного суда Республики Дагестан.

См.: Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан от 1 августа 2006 г. об отмене оправдательного приговора и удовлетворении жалобы потерпевшей Аслархановой А.Х. и адвоката Джалилова М. А.

На основании ст. 45 УПК РФ в качестве представителя несовершеннолетнего потерпевшего могут выступать адвокат, его старшие дееспособные родной брат и сестра, дедушка и бабушка. Если потерпевший — совершеннолетнее лицо, то его представителями могут стать, кроме перечисленных выше лиц, также его супруг или супруга, дееспособный брат или сестра, сын или дочь, внук или внучка. Для защиты прав и представления интересов потерпевшего, будь он человек или юридическое лицо, адвокат должен иметь при себе удостоверение адвоката и ордер на исполнение поручения. Должностное лицо или штатный юрист предприятия, учреждения или организации должны иметь при себе доверенность или акт уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления. Близкий родственник для представления законных интересов потерпевшего должен иметь при себе документы, которые подтверждают тот факт, что он является отцом, сыном, дедушкой или внуком представляемого потерпевшего, а также ходатайство самого потерпевшего или его законного представителя о допуске данного лица к участию в уголовном процессе в качестве представителя.

На основании ч. 1 ст. 45 УПК РФ в качестве представителей потерпевшего могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший. Иными словами, представителем потерпевшего может быть любое дееспособное лицо, которого выберет сам потерпевший, а не только лицензированные адвокаты. В противном случае свободный и правомерный выбор потерпевшего иметь в качестве своего представителя лицо, которому оно доверяет, был бы произвольно ограничен вопреки гарантии, установленной в ст. 52 Конституции РФ. Об этом свидетельствует также Определение Конституционного Суда РФ от 5 декабря 2003 г. N 446-О .

См.: Парфенова М.В., Конах Е.И. Процессуальные права потерпевшего и их реализация в досудебных стадиях уголовного судопроизводства. М., 2006. С. 33.

Согласно смыслу ч. 2 ст. 45 УПК РФ участие в рассмотрении уголовного дела законного представителя или представителя по доверенности является не взаимоисключающим, а взаимодополняющим правом потерпевшего. Совместное участие законного представителя потерпевшего и его представителя — адвоката по доверенности необходимо прежде всего тогда, когда беспомощные жертвы преступления, особенно малолетние или несовершеннолетние дети, происходят из неблагополучных семей, в которых родители-алкоголики не занимаются воспитанием и образованием своих детей. По справедливому замечанию некоторых авторов, допуск и признание таких родителей или родственников в качестве законных представителей потерпевших является не чем иным, как дискредитацией института законного представительства, который производит отрицательный эффект на ход защиты прав и законных интересов потерпевших в уголовном судопроизводстве .

См.: Щерба С.П., Зайцев О. А., Сарсенбаев Т.Е. Охрана прав беспомощных потерпевших по уголовным делам. М., 2001. С. 127.

С другой стороны, когда потерпевший не имеет законодательно закрепленной за ним правомерной возможности иметь в качестве своего представителя, особенно в судах общей юрисдикции, любого человека, который имеет определенную юридическую квалификацию и опыт, то у него, естественно, возникают большие трудности и ограничения, которые связаны с большими расходами для найма хорошего адвоката- представителя. Для устранения таких фактических ограничений в ч. 1 ст. 45 УПК РФ необходимо внести поправку, которая законодательно расширит возможности потерпевшего свободно выбрать себе представителя соразмерно своим желаниям и возможностям на любой стадии уголовного судопроизводства. Такой подход к решению данной проблемы более соответствовал бы положениям действующей Конституции РФ о праве каждого человека на получение квалифицированной помощи. Например, статьи 45 и 46 Конституции РФ, кроме государственной, судебной и международной защиты прав и свобод человека, гарантируют также самозащиту человеком этих прав и свобод всеми способами, которые не запрещены законом. Статья 48 Конституции РФ гарантирует каждому человеку, и в особенности потерпевшему, право на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе и бесплатной. Части 2 и 3 ст. 55 Конституции РФ запрещают законодателю издавать такие законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина, которые могут быть ограничены только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Стало быть, законодательное ограничение ч. 1 ст. 45 УПК РФ свободы потерпевшего выбирать себе юридически квалифицированного представителя на любой стадии уголовного процесса является неправомерным ограничением конституционных прав и свобод человека, а также искусственным препятствием на пути защиты потерпевшим своих прав и законных интересов всеми правомерными (не запрещенными законом) средствами. О необходимости иного, более широкого и правомерного, толкования указанного положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации было уже сказано в Постановлениях Конституционного Суда РФ от 5 мая и 19 июля 2004 г. В них буквально говорилось следующее: «Часть 1 ст. 45 УПК РФ не может быть истолкована таким образом, чтобы исключалось участие лица, не являющегося адвокатом, в уголовном процессе в качестве представителя потерпевшего, гражданского истца или частного обвинителя. Достоинство личности сохраняется государством, и ничто не может быть основанием для его умаления. Применительно к личности потерпевшего это конституционное предписание предполагает обязанность государства не только предотвращать в установленном законе порядке какие бы то ни было посягательства, способные причинить вред, но и обеспечить пострадавшему от преступления возможность отстаивать свои права любым не запрещенным законом способом. Представители потерпевшего и гражданского истца в уголовном процессе могут быть иные, помимо адвокатов, лица. В том числе близкие родственники, о допуске которых ходатайствует потерпевший или гражданский истец» . При допуске представителя беспомощного потерпевшего представители правоохранительных органов обязаны убедиться в личной независимости, добропорядочности и отсутствии корыстной заинтересованности самого представителя потерпевшего. Иначе участие представителя потерпевшего в уголовном судопроизводстве не будет иметь никакого положительного смысла. К сожалению, ст. 72 УПК РФ не устанавливает специального порядка допуска к участию в уголовном деле представителя потерпевшего, хотя на практике такой допуск производится подобно допуску адвоката-защитника обвиняемого. Законодательно неурегулированным остается также порядок допуска к участию в уголовном судопроизводстве представителя потерпевшего в лице его родственника или иного человека, который не является адвокатом, хотя такой порядок необходим, особенно на досудебных стадиях уголовного процесса.

См.: «Российская газета». 2004 г. 5 мая.

В соответствии со ст. 72 УПК РФ представитель потерпевшего не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, секретаря судебного заседания, дознавателя, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого, является близким родственником судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания либо лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании юридической помощи и защиты. Не может быть допущен в качестве представителя потерпевшего также лицо, которое оказывает или ранее оказывало юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам представляемого им потерпевшего, гражданского истца или частного обвинителя. В этом контексте нам представляется правомерным то, чтобы в ст. 72 УПК было внесено дополнение, которое запрещает участие представителя потерпевшего, когда личные качества выбранного представителя, а также его интересы очевидно противоречат требованиям норм общественной нравственности и действующего законодательства. Например, если претендующее на статус представителя потерпевшего лицо имеет склонность к совершению аморальных поступков, к ежедневному пьянству, разврату, сквернословию или имеет непогашенную судимость, то оно не может быть допущено к участию в уголовном судопроизводстве в качестве представителя потерпевшего по причине его нравственной неспособности выполнить возлагаемую на него миссию.

До и для возбуждения уголовного дела предметы (справки об отнесении представленных веществ к наркотикам или ядам) и документы (документы со следами подчисток или подделок) могут быть представлены самим потерпевшим согласно ст. 86 УПК РФ. Однако потерпевший должен иметь законодательно предусмотренную возможность до возбуждения уголовного дела и до признания его потерпевшим иметь адвоката-помощника, который способен будет профессионально подготовить и представить дознавателю, следователю, прокурору или суду соответствующие предметы и документы в качестве доказательственных оснований для возбуждения уголовного дела и признания пострадавшего потерпевшим .

См.: Быков В.М. Право защитника собирать доказательства // Законность. 2003. N 10.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство России в большинстве случаев предоставляет адвокату — защитнику обвиняемого и представителю потерпевшего равные возможности для участия в уголовном судопроизводстве. К примеру, в соответствии со статьями 42 и 45 УПК РФ представитель потерпевшего, как и защитник обвиняемого, вправе знать о предъявленном обвиняемому обвинении, по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме, снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе и с помощью технических средств.

При проведении следственных действий потерпевший и его представитель вправе согласно ч. 5 ст. 166 УПК РФ знать цель и порядок проведения следственного действия, в котором он участвует, быть уведомленным о применении при производстве следственного действия технических средств. На основании п. 10 ч. 2 ст. 42, ч. 3 ст. 45 УПК РФ потерпевший и его представители также вправе с разрешения следователя задавать вопросы участнику следственного действия, в котором они принимают участие, знакомиться с протоколом следственного действия, произведенного с их участием. Статья 166 УПК РФ предоставляет им право требовать дополнения протокола следственного действия, а ч. 1 ст. 167 УПК РФ — право отказаться от подписания протокола следственного действия, которое заносится в данный протокол.

В соответствии с ч. 3 ст. 45 и ст. 198 УПК РФ потерпевший и его представители также имеют право на ознакомление с постановлением о назначении судебной экспертизы, право на заявление отвода эксперту или ходатайства о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, право на ознакомление с заключением эксперта, когда в отношении представляемого им потерпевшего производилась судебная экспертиза или же судебная экспертиза произведена по его или представляемого им потерпевшего ходатайству. Такая возможность предоставлена им ч. 3 ст. 45, ч. 2 ст. 198, ч. 2 ст. 206 УПК РФ. На основании ч. 3 ст. 45 и ст. ст. 407 и 417 УПК РФ они вправе после доклада прокурора дать свои устные объяснения при рассмотрении уголовного дела в надзорной инстанции и ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств.

Согласно ч. 3 ст. 45 и ч. ч. 1 и 2 ст. 279 УПК РФ потерпевший и его представители вправе пользоваться письменными заметками (документами, записями), которые имеются у них или у потерпевшего, изготовлять в ходе допроса схемы, чертежи, рисунки, диаграммы для приобщения их к протоколу.

См.: Юношев С.В. Вопросы участия в доказывании потерпевшего и его представителя // Новый Уголовно-процессуальный кодекс России в действии. Материалы круглого стола, 13 ноября 2003 г. М., 2004.

Согласно ч. 3 ст. 45 и ст. ст. 231 и 234 УПК РФ потерпевший и его представители вправе получить извещение о месте, дате и времени проведения судебного заседания не менее чем за пять суток до его начала, участвовать в предварительном слушании. Пункт 14 ч. 2 ст. 42, ч. 3 ст. 45 УПК РФ предоставляют им возможность участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в суде первой инстанции, в частности в исследовании доказательств во время судебного следствия. Согласно ч. 3 ст. 45 и ч. 7 ст. 292 они вправе в письменном виде представлять суду предлагаемую ими формулировку решения по вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ. На основании п. 17 ч. 2 ст. 42 и ч. 3 ст. 45 УПК РФ они вправе знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать замечание по поводу его неточностей и пробелов. Согласно пунктам 19 и 20 ч. 2 ст. 42 и ч. 3 ст. 45 УПК РФ они вправе обжаловать приговор, определение, постановление суда, а также знать о принесенных по уголовному делу жалобах или представлениях прокурора и подавать на них свои возражения.

На основании ч. 3 ст. 45 и ч. 1 ст. 358 УПК РФ потерпевший и его представители вправе получать копии принесенных по делу апелляционных или кассационных жалоб или прокурорских представлений. На основании ч. 3 ст. 45 и ч. 3 ст. 125 УПК РФ они вправе участвовать в рассмотрении судом жалобы, которая непосредственно затрагивает законные интересы потерпевшего, на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора. Пункт 14 ч. 2 ст. 42, ч. 3 ст. 45 и ст. 377 УПК РФ уполномочивают их участвовать в судебном разбирательстве в суде апелляционной, кассационной или надзорной инстанций и представлять суду, рассматривающему дело в кассационном порядке, дополнительные материалы, а также выступать в обоснование своих доводов.

Вместе с общими процессуальными правами потерпевший и его представители обладают также некоторыми только им свойственными правами. Например, согласно с ч. 3 ст. 11, п. п. 13, 16 и 21 ч. 2 ст. 42 и ч. 3 ст. 45 УПК РФ специфическими правами потерпевшего и его представителя являются право ходатайствовать о применении мер безопасности в отношении потерпевшего, право получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела и о признании потерпевшим, о приостановлении производства по уголовному делу и копии решений судов первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Они также имеют право поддерживать обвинение в суде.

Для поддержания имущественных требований потерпевшего потерпевший и его представители также вправе заявлять по делу гражданский иск и пользоваться правами гражданского истца, в том числе правом выступать в роли такового в судебных прениях сторон. Такие права предусмотрены п. 15 ч. 2 ст. 42, ч. 3 ст. 45 УПК РФ. На основании ч. 3 ст. 42 и ч. 3 ст. 45 УПК РФ потерпевший имеет также право на возмещение расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного следствия и в суде, а также право реализовать некоторые иные представленные уголовно-процессуальным законодательством ему возможности .

См.: Рыжаков А.П. Представители потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя: Научно-практическое руководство. М., 2007. С. 101 — 102.

Несмотря на всю общность процессуальных прав потерпевшего и его представителя и прав обвиняемого и его защитника, п. 9 ч. 2 ст. 42 УПК РФ ставит представителя потерпевшего в менее выгодное процессуальное положение, нежели то, в котором находится адвокат — защитник обвиняемого. Дело в том, что представитель потерпевшего не имеет права участвовать в проводимых следственных действиях без соответствующего разрешения дознавателя, следователя или прокурора, тогда как адвокат обвиняемого имеет такую возможность. Представитель потерпевшего в отличие от своего коллеги — адвоката обвиняемого не имеет права привлекать специалиста для разъяснения вопросов, которые входят в его профессиональную компетенцию, равно как и в других случаях, предусмотренных ст. 58 УПК РФ. Он также не имеет права участвовать при судебном рассмотрении своих жалоб на действия (бездействие), а также решения дознавателя, следователя, прокурора или суда, хотя такое участие вполне правомерно и целесообразно и потому не может быть запрещено законом или правоприменительной практикой.

Разумеется, ст. 45 Конституции РФ и п. 2 ст. 53 УПК РФ дают адвокату обвиняемого возможность использовать все, хотя и не предусмотренные, но и не запрещенные законом средства и способы защиты своего доверителя на всех стадиях уголовного процесса. Однако такое уточнение духа и буквы Конституции РФ было бы вполне уместно в ст. 45 УПК РФ, поскольку существенно расширило бы круг правомерных возможностей представителя потерпевшего защищать представляемую им жертву преступления всеми не запрещенными законом способами и средствами. Таким образом, очевидный и неправомерный дисбаланс процессуальных прав представителя потерпевшего и адвоката — защитника обвиняемого должен быть законодательно преодолен. Иными словами, в ст. 45 УПК РФ должны быть внесены существенные поправки, предоставляющие представителю потерпевшего перечисленные выше аналогичные процессуальные права для того, чтобы конституционный принцип состязательности двух противоборствующих представителей потерпевшего и обвиняемого (подсудимого) стал реально действующим, а не просто «архитектурным излишеством» на стройном здании российского уголовного правосудия. В связи с этим в ст. 86 УПК РФ также необходимо внести дополнение о возможностях потерпевшего и его представителя собирать доказательства наравне с адвокатом — защитником обвиняемого и подсудимого.

Следует заметить, что представитель потерпевшего действует в уголовном процессе не вместо представляемого им потерпевшего человека, а вместе с потерпевшим, права которого от участия в уголовном деле его представителя нисколько не умаляются, так как представитель потерпевшего не может иметь больше процессуальных прав, нежели сам потерпевший, который по закону или доверенности поручает своему представителю, защищающему его, свои права и законные интересы в процессах дознания, предварительного следствия или судебного рассмотрения уголовного дела.

Что касается представителя потерпевшего, который является юридическим лицом, то представитель потерпевшего в этом случае участвует вместо потерпевшего, т.е. за него, защищая его права и законные интересы на всех стадиях уголовного судопроизводства. Часть 9 ст. 42 УПК РФ устанавливает, что в случае признание потерпевшим юридического лица права последнего осуществляет его представитель. По доверенности администрации данного юридического лица его права в уголовном судопроизводстве реализуются представителем, который тем не менее сам не может быть признан потерпевшим по уголовному делу. Причем, ч. 10 ст. 42 УПК РФ предупреждает, что участие в уголовном деле законного представителя и представителя (по доверенности) потерпевшего не лишает его прав, предусмотренных настоящей статьей. Такое законодательное положение нельзя понимать в буквальном смысле, иначе произойдет неправомерное смешение в одном лице представляемого потерпевшего юридического лица и представляющего его лица. В данном случае правомерным толкованием указанного положения уголовно-процессуального законодательства будет понимание примерного процессуального равенства потерпевшего и представителя, при котором представитель не может осуществлять права и нести обязанности, которые могут принадлежать только лично потерпевшему. Например, представитель потерпевшего при всей своей полноправности не может давать показания вместо потерпевшего или исполнять обязанности и нести ответственность вместо потерпевшего. В этой связи было бы правомерно и целесообразно дополнить ч. 10 ст. 42 УПК РФ соответствующим положением о равенстве процессуального положения потерпевшего и его представителя, за исключением тех прав и обязанностей, которые имманентно присущи разным личностям потерпевшего и его представителя. Тем самым законодателю удастся в какой- то мере приблизить установленную им букву закона к духу права, т. е. к тому смыслу, который он имел в виду при составлении текста УПК РФ.

В ч. 3 ст. 45 УПК РФ говорится, что представитель потерпевшего имеет те же процессуальные права, что и сами представляемые им потерпевшие. Между тем это не так, поскольку представитель потерпевшего, например, не имеет и не может иметь право давать показания вместо представляемого потерпевшего. Кстати говоря, такая уместная оговорка содержалась в ранее действовавшем УПК РСФСР. Таким образом, чтобы в дальнейшем избежать всевозможных правотолковательных недоразумений и кривотолков, в ч. 3 ст. 45 УПК РФ необходимо внести поправку, которая исключает из прав представителя потерпевшего те права, которые могут быть присущи только личности самого потерпевшего. Более того, представитель потерпевшего должен быть законодательно наделен определенными специальными правами, которыми обладает, например, адвокат — защитник обвиняемого или подсудимого. Для надлежащего исполнения своих процессуальных функций представитель потерпевшего должен обладать правом не запрещенного законом сбора любых вещественных доказательств (предметов, документов и иной информации), правом истребовать характеристики, справки и прочие документы от органов государственной власти и местного самоуправления, общественных организаций и объединений и т.д. К сожалению, все эти необходимые права представителя потерпевшего не закреплены в ст. 45 УПК РФ. Следовательно, указанное положение УПК РФ должно быть дополнено соответствующим образом, для того чтобы защита прав и законных интересов потерпевшего его представителем стала более реальной и полномерной.

Довольно интересной является также проблема согласования правовых позиций потерпевшего и его представителей. На всех стадиях судебного производства, начиная с предварительной части судебного разбирательства, представитель потерпевшего обязан предварительно согласовать любой свой шаг и направление движения по представлению потерпевшего с самим потерпевшим, в частности при подготовке любого ходатайства. Согласно п. 3 ч. 2 ст. 241 УПК РФ ходатайство представителя потерпевшего о необходимости проведения закрытого судебного заседания должно быть подано обязательно во всех случаях, когда при открытом судебном заседании могут быть разглашены сведения об интимных сторонах личной и половой жизни потерпевшего, особенно если он не достиг своего совершеннолетия, а также когда могут быть унижены достоинство и честь потерпевшего. Кроме этого, представитель потерпевшего обязан ходатайствовать о том, чтобы суд вынес постановление о том, что допрос потерпевшего, не достигшего восемнадцатилетнего возраста, проводился в отсутствие подсудимого. При подобных обстоятельствах, особенно тогда, когда потерпевший имеет физические или психические недостатки, представитель потерпевшего также обязан согласно ст. 280 УПК РФ ходатайствовать об обязательном участии педагога или законного представителя при допросах своего подопечного, так как педагог в необходимых случаях мог бы своими вопросами к потерпевшему и объяснениями суду обеспечить объективность судебного расследования дела. Представляется, что не только на стадиях судебного разбирательства, но и на дознании или предварительном следствии указанная процедура была бы соблюдена в целях надлежащей защиты личности потерпевшего и объективного рассмотрения уголовного дела.

Несмотря на органическую связанность позиции представителя потерпевшего с позицией представляемого им лица, нам представляется, что представитель потерпевшего вовсе не должен стать невольным исполнителем неправомерной воли и прихотей потерпевшего. Например, если интересы потерпевшего противоречат нормам общепринятой нравственности и действующего законодательства, то представитель потерпевшего в первую очередь должен предупредить его о неправомерности его желаний и действий или в крайнем случае отказаться от представления интересов потерпевшего, которые ему представляются безнравственными и незаконными. Здесь действующее законодательство не содержит каких-либо запретов или ограничений, так как дело обстоит во взаимоотношениях адвоката — защитника обвиняемого и подсудимого.

Представитель потерпевшего, который в уголовном судопроизводстве поддерживает обвинение, не должен дублировать роль государственного обвинителя, но прежде всего обязан дать более развернутую характеристику личности подсудимого, его образа жизни и поведения, которые привели его к совершению против потерпевшего преступления. При этом представитель потерпевшего обязан быть максимально корректным в своих определениях и обвинениях подсудимого, всегда проявляя должное уважение к его человеческому достоинству. Ошибки, допущенные в ходе дознания и предварительного следствия, представитель потерпевшего обязан исправлять, проявляя должное уважение к своим коллегам-юристам, а иногда по возможности ставя себя на их место. Всякое замечание или возражение представителя потерпевшего должно быть подкреплено соответствующими фактами и аргументами, их должной правовой оценкой. Свои соображения касательно квалификации противоправного и общественно опасного деяния представитель потерпевшего обязан достаточно обосновать и мотивировать с учетом смягчающих или отягчающих вину подсудимого обстоятельств. Вид и размер назначаемого подсудимого наказания представитель потерпевшего должен определять, исходя из конкретных обстоятельств дела и условий совершения преступления. Представитель потерпевшего должен помочь суду в установлении точного размера причиненного потерпевшему ущерба и постараться разрешить этот весьма важный и деликатный вопрос на стадии судебного разбирательства по данному уголовному делу, а не оставлять этот вопрос для разрешения в гражданском судопроизводстве в форме гражданского иска. В этой связи в ч. 5 ст. 50 УПК РФ наряду с необходимостью установления определенного порядка приглашения, назначения и замены адвоката — представителя потерпевшего нужно также установить порядок оплаты его труда и компенсации расходов потерпевшего на оплату его услуг за счет средств государственного бюджета.

Потерпевший в отличие от его представителя может и не осуществлять свои права на участие в доказывании вины подозреваемого, обвиняемого или подсудимого по делу, поскольку это является его правом, а не обязанностью. Представитель же потерпевшего, если потерпевший не имеет возражений, процессуально обязан использовать имеющиеся у него средства и возможности для доказательства вины обвиняемого и для полного возмещения нанесенного потерпевшему ущерба. Именно в этом и заключается особая уголовно-процессуальная роль представителя потерпевшего для реализации конституционного принципа состязательности сторон уголовного судопроизводства и для защиты прав и законных интересов всех тех лиц, которые пострадали от совершенных против них преступлений. Участие в деле законного или доверенного представителя потерпевшего не должно стать для работников правоохранительных органов поводом для пренебрежения активным участием самого потерпевшего в расследовании преступления, совершенного против него.

Участие в уголовном судопроизводстве законного представителя потерпевшего не исключает возможности допроса этого лица в качестве свидетеля на всех стадиях уголовного судопроизводства. Такова правовая позиция Верховного Суда РФ . В подобных случаях законный представитель потерпевшего (например, мать несовершеннолетнего) допрашивается по общим правилам, за тем лишь исключением, которое закреплено в ст. 51 Конституции РФ: право не давать показания против своих родных и близких. Законный представитель потерпевшего подчас лучше работников правоохранительных органов знает своего подопечного, а также сведения, которыми тот обладает, и потому может и должен быть активным участником допроса или очной ставки на всех стадиях уголовного судопроизводства. На основании п. 4 ч. 2 ст. 42 УПК РФ и ч. 2 ст. 86 УПК РФ представитель потерпевшего имеет право собирать документы справочного характера, а также представлять иные доказательства в органы дознания, предварительного следствия и суда. Во избежание всяких толковательных недоразумений ч. 2 ст. 86 УПК РФ следует поправить необходимым дополнением словами «потерпевший и его представитель», который также должен быть вправе собирать и представлять в правоохранительные органы письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

Часть 8 ст. 42 УПК РФ оставляет возможность перехода прав умершего или погибшего потерпевшего (по причине болезни или старости, в результате совершения преступления) к одному из его близких родственников. Согласно п. 4 ст. 5 УПК, в которой даются основные понятия, используемые в тексте УПК РФ, говорится, что «близкими родственниками являются супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки». Однако редакция указанного выше положения уголовно-процессуального законодательства неправомерно сужает смысл и возможности защиты прав той категории потерпевших, которые умерли не только по причине совершения против них преступления, а по иным указанным выше причинам. Следовательно, ч. 8 ст. 42 УПК РФ необходимо поправить и издать в следующей редакции: «По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, а также в тех случаях, когда подлежащее признанию в качестве потерпевшего лицо или уже признанное потерпевшим лицо скончалось до окончания уголовного судопроизводства, права потерпевшего, предусмотренные настоящей статьей, переходят к лицам, которым он оставил завещание, или одному из его близких родственников». Причем исчерпывающий перечень близких родственников, данный в п. 4 ст. 5 УПК РФ, как нам представляется, должен быть дополнен также лицами, которым потерпевший оставил завещание по всем правилам российского гражданского законодательства. Дело в том, что, во-первых, как известно, всякое завещание лица предшествует установлениям закона; во-вторых, если потерпевший в момент своей смерти не имел никаких близких родственников, перечисленных в п. 4 ст. 5 УПК РФ, но оставил завещание на имя определенного лица, то будет совершенно правомерно, если его имущественные и личные неимущественные права перейдут прежде всего именно к этому лицу, а не другим родным по крови лицам. Такое положение, как известно, устанавливают действующие нормы гражданского законодательства России. Думается, что указанная поправка данного положения УПК РФ помогла бы избежать множества разнообразных вынужденных расширительных толкований буквы закона и всевозможных дополнительных комментариев.

Таким образом, для повышения эффективности процесса судебной защиты прав потерпевшего следует более четко законодательно определить процессуальный статус представителей потерпевшего — как законных представителей, так и представителей по доверенности, а также установить порядок их отстранения от участия в уголовном судопроизводстве или их замены в тех случаях, когда их участие в уголовном судопроизводстве может нанести вред интересам потерпевшего и правосудия в целом. При необходимости представители потерпевшего должны обладать законодательно предусмотренным правом по своей инициативе передоверять доверенное им право представительства потерпевшего, но с обязательного согласия своего доверителя — потерпевшего. Необходимо также законодательно расширить возможности защиты потерпевших в уголовном судопроизводстве при рассмотрении дел таких потерпевших, которые в момент судебного разбирательства еще не достигли совершеннолетия или которые имеют те или иные физические или психические недостатки. Законодателю следует также предусмотреть конкретные случаи обязательного назначения адвоката- представителя для потерпевших, которые неплатежеспособны, либо когда, не имея специальных знаний и опыта, они не способны оценить результаты судебных экспертиз, либо когда потерпевший стал жертвой тяжкого преступления, которое, несомненно, имеет большой общественный резонанс.

Это интересно:

  • Как выписать рецепт панкреатина Как выписать рецепт панкреатина Порошки - твердая лекарственная форма для наружного или внутреннего применения, обладающая свойством сыпучести. В форме порошков могут быть выписаны синтетические вещества, продукты […]
  • 81 п5 тк рф Увольнение по ст. 81 п. 5 ТК РФ Статьи по теме Работодатель может избавиться от нерадивого сотрудника по п. 5 ст. 81 ТК РФ. Это прекращение трудовых отношений создает уволенному проблемы при дальнейшем устройстве на […]
  • Должен ли платить алименты отец инвалид Алименты с инвалида Есть устойчивое мнение, что наличие такого обстоятельства как инвалидность, освобождает человека от выплаты алиментов. Действительно, в законе есть возможность убедить суд принять во внимание положение […]
  • Как составить заявление на выписку из егрюл НОВЫЕ ФОРМЫ .РФ • Регистрация • Внесение изменений • Ликвидация Сайт используетгоссервисы: Необходимая при заполнении форм информация: Срочная выписка из ЕГРЮЛ 2018, получение срочной выписки из ЕГРИП 2018, как заказать […]
  • Гк рф наводнение это Статья 922. Хранение ценностей в индивидуальном банковском сейфе 1. Договором хранения ценностей в банке может быть предусмотрено их хранение с использованием поклажедателем (клиентом) или с предоставлением ему охраняемого […]
  • Удержание по исполнительным листам при увольнении Взыскания по исполнительному листу, при увольнении сотрудника Добрый день! у нас увольняется сотрудник по которому есть исполнительный лист на удержание суммы штрафа. Дата увольнения 18.10.16. Нужно ли платить удержания за […]
  • Расчет цены иска алименты Порядок расчета цены иска по алиментам Здравствуйте, позволю себе не согласится с коллегами. Речь ведь идет не о взыскании алиментов, а о увеличении размера платежей. Согласно ст. 97 ГПК РФ Статья 91. Цена иска 1. Цена иска […]
  • Входит ли в расчет среднего заработка материальная помощь Входит ли материальная помощь в расчет отпускных? Может быть и редко, но те, кому приходится иметь дело с начислениями работникам заработной платы и иных выплат, задаются вопросом, входит ли материальная помощь в расчет […]