Какие мысли и чувства вызывают суд и чиновники

Содержание страницы:

1. как встретили чиновники уездного суда Дубровского старшего и маладшего и Т роекурова? 2. Какие чувства у мысли вызывают

Ответ или решение 1

1. В суде бывших приятелей встречают по-разному: Дубровского намеренно не замечают, а при Троекурове писари встают, ему пододвигают стул, смотрят на него с подобострастием. Такая разница в отношении предсказывает, в чью пользу решится суд.

2. Действия чиновников и приговор суда несправедливы, они пренебрегают законом и ущемляют права человека, что вызывают чувство жалости к Дубровскому и негодование.

3. Внезапное сумасшествие приводит Троекурова в замешательство и отравляет его торжество. Казалось бы, он выиграл суд и должен радоваться, но он хотел увидеть унижение своего бывшего друга, чтобы тот признал его превосходство, так как считал себя оскорблённым. Троекуровым руководила не алчность, а месть, но она зашла слишком далеко: его терзают угрызения совести, так как осознаёт свою вину в состоянии Дубровского, и чувствует привязанность к старому товарищу.

Школьные размышления над страницами «Шинели»

Каким предстаёт у Гоголя “маленький человек”?

С овершенно привычно за понятием “маленький человек” увидеть пушкинских Самсона Вырина или Евгения из «Медного Всадника», позже гоголевского Башмачкина, Макара Девушкина из «Бедных людей» Достоевского. Русской литературой XIX века создан социальный тип, относящийся к определённой исторической эпохе.

Однако вот что странно: при чтении «Шинели» Н.В. Гоголя всё время ловишь себя на мысли, что внутри происходит какое-то брожение, чувствуешь, что рушатся прочные основы теории, пытаешься определить, за что ухватиться, чтобы не обрушиться вместе с ними… В чём же причина этого брожения?

Что мы узнаем о Башмачкине уже в экспозиции повести?

В некоем департаменте служил “один чиновник, чиновник нельзя сказать чтобы очень замечательный, низенького роста, несколько рябоват, несколько рыжеват, несколько даже на вид подслеповат, с небольшой лысиной на лбу, с морщинами по обеим сторонам щёк и цветом лица что называется геморроидальным… Что ж делать! Виноват петербургский климат…”.

Портрет героя, как и должно быть по отношению к “маленькому человеку”, сразу же вызывает у читателя смешанное чувство сострадания и жалости к обиженному. Но вот здесь и возникает первая загадка. Обиженному кем? Кто виноват в том, что Акакий Акакиевич оказался обделён не только привлекательными чертами, но и в проблемных что-то недополучил (любопытны грамматические особенности построения слов и фразы в целом, отражающие незавершённость действия: НЕсколько рябовАТ, НЕсколько рыжевАТ, НЕсколько подслеповАТ. ). Оказывается, Башмачкин прежде всего обижен самой природой.

Из задержанного пролога узнаём, что и судьба была к герою сурова: его угораздило родиться в те дни, на которые приходились для крещения самые неудобоваримые имена. Пришлось окрестить ребёнка в честь отца… “Причём он заплакал и сделал такую гримасу, как будто бы предчувствовал, что будет титулярный советник”.

Акакия Акакиевича обижали и люди, однако совершенно не чувствуя при этом определённой ненависти, просто он имел обыкновение “поспевать под окно именно в то самое время, когда из него выбрасывали всякую дрянь”.

Наконец, был у него враг, как и у прочих чиновников, “получающих четыреста рублей в год жалованья или около того. Враг это не кто другой, как наш северный мороз”.

Выходит, что Башмачкин, конечно же, униженный социально, всё-таки объединял в своём характере обиженность более универсальную, я бы сказала — космическую: герой страдал от жестокости природы, климата, судьбы, а уж люди только добавляли к ней человеческое, или правильнее будет сказать, бесчеловечное отношение. В таком случае, пожалуй, можно говорить уже не столько о социальной проблематике, сколько о нравственной, что существенно расширяет горизонты гоголевского мира.

Попробуем доказать это, обратившись к решению ещё одной загадки.

Как звали неизвестного молодого человека?

Е сть в «Шинели» эпизод: “…Один молодой человек, недавно определившийся, который по примеру других, позволил было себе посмеяться над ним, вдруг остановился как будто пронзённый, и с тех пор как будто всё переменилось перед ним и показалось в другом виде. Какая-то неестественная сила оттолкнула его от товарищей, с которыми он познакомился, приняв их за приличных, светских людей. И долго потом, среди самых весёлых минут, представлялся ему низенький чиновник с лысиною на лбу, с своими проникающими словами: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?» — и в этих проникающих словах звенели другие слова: «Я брат твой». И закрывал себя рукою бедный молодой человек, и много раз содрогался он потом на веку своём, видя, как много в человеке бесчеловечья…”

Откуда этот молодой человек? Куда он исчез? И для чего должен был появиться на пути бедного Башмачкина? Как много мы о нём знаем?

По некотором размышлении начинаешь осознавать, что знаешь о безымянном молодом человеке достаточно много или, по крайней мере, что-то очень важное. Перед читателем проходит вся жизнь героя (“…и долго потом среди самых весёлых минут…”,
“. много раз… на веку своём…”). О ком человек может знать такие подробности, причём на протяжении всей жизни? Ответ напрашивается один — только о себе. Гоголь изобразил в молодом человеке себя? Попробуем если не доказать, то найти хоть какие-нибудь зацепки, позволяющие нам поверить в эту фантазию.

Откладываем повесть в сторону и начинаем “рыться” в биографии писателя.

1829 — сентябрь–октябрь. Попытка поступить в театр актёром окончилась неудачей… 1829 — ноябрь — 1830 — февраль. Служба в Департаменте государственного хозяйства и публичных зданий… 1830 — апрель — Гоголь зачислен в штат Департамента уделов на должность писца… 1831 — март — Гоголь оставил службу в Департаменте уделов…. Параллельно со скитаниями по разным местам службы уже кипит другая жизнь — Гоголь пишет, знакомится с В.А. Жуковским, П.А. Плетнёвым, А.С. Пушкиным… Однако служебные впечатления не могли выветриться просто так из головы. Они были крайне неприятны для Гоголя (“…После бесконечных исканий мне удалось наконец сыскать место, очень однако ж незавидное…”, “…Я душевно был рад оставить… ничтожную мою службу…”). Незавидное место, ничтожная служба — не эти ли впечатления возникают у читателя при чтении строк: “В департаменте… но лучше не называть, в каком департаменте. Ничего нет сердитее всякого рода департаментов…”

Похоже, мы приближаемся к истине. Правда, тут же возникают сомнения. Обращаемся к комментарию. Из воспоминаний П.В. Анненкова известен факт: зерном будущей повести послужила анекдотическая история о бедном чиновнике, долгие годы копившем сумму для покупки ружья и потерявшем оное на первой же охоте. Тем не менее кто-то в классе замечает часть истории, на которую мы до сих пор не обращали внимания: “…Все смеялись анекдоту, имевшему в основании истинное происшествие, исключая Гоголя, который выслушал его задумчиво и опустил голову. Анекдот был первой мыслью чудной повести его «Шинель», и она заронилась в душу его в тот же самый вечер”. Почему не как все: задумчиво и опустив голову? Может быть, П.В. Анненков ошибался, считая, что анекдот стал первой мыслью «Шинели».

Знаменитая фраза Ф.М. Достоевского “Все мы вышли из гоголевской «Шинели»” воспринимается всеми как характеристика русских писателей, пришедших в литературу вслед за Гоголем. Могло ли произведение, написанное лишь под влиянием случая, стать “литературной родиной” для целого поколения? Что-то в нём просвечивает сквозь неказистую фигурку и несчастную судьбу бедного чиновника. И это что-то не могло зародиться в одно мгновение, оно должно было вынашиваться, зреть, как зреет зерно в почве и, только впитав в себя всё необходимое, прорывается ростком к солнцу. Своей “ничтожной” службой Гоголь по воле судьбы “впитывал” происходящее, а услышав анекдот, “прорвался” к читателю новой повестью.

Безымянный герой в отличие от своих товарищей вдруг услышал в словах Башмачкина не то, что он произносил: “Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?” Другое, гораздо более проникновенное и общечеловеческое скрывалось за словами Акакия Акакиевича: “Я брат твой”.

Вводный эпизод постепенно начинает менять очертания и масштабы. Из нескольких строк гоголевской повести вырастает гуманистическая мысль, наполняющая лучшие произведения русской классической литературы.

Вот только общая интонация повести остаётся противоречивой. Призывая читателей “возлюбить ближнего”, верил ли сам Гоголь в возможность такой любви?

Для чего в «Шинели» был нужен эпилог?

В заглавие повести писатель вынес название предмета. Хотя, размышляя над эволюцией героя, приходишь к пониманию того, что в судьбе Башмачкина сыграла роль не сама шинель, а её идея, так сказать платоновский эйдос, первичная субстанция. Характер Акакия Акакиевича начинает меняться с появлением мысли о шинели, но до её вещественного воплощения: испуг героя (невозможно!) сменился сомнением (стоит задуматься над предложением Петровича, можно учесть уже накопленное, прибавить к этому умение экономить, возможность премии и прочее), затем последовала уверенность (шьётся новая шинель и даже воротник к ней будет, пусть не из куницы, а из кошки, но такой, что “издали можно было всегда принять за куницу”), уверенность переросла в радость.

Исчезновение шинели не изменило его новой сути. Прежний Акакий Акакиевич не позволил бы себе ходить по инстанциям, требуя восстановления справедливости. Единственное, что он мог сделать, это сказать “Зачем вы меня обижаете…” До “значительного лица” дошёл “новый” Башмачкин, уже познавший радость бытия (пусть мизерную и в чём-то даже нелепую). На нём не было шинели (вновь вернулся “капот”), но мысль о ней продолжала поддерживать героя. И только крик “значительного лица” лишил Башмачкина надежды на новую жизнь, правда, возвращаться в прежнюю он уже не мог, оставалось одно — умереть.

Повествование о судьбе бедного чиновника завершилось: герой умер, ещё раньше исчезла вещь, наполнившая неким смыслом его жизнь. Молодой человек из вводного эпизода был прав: “…Как много в человеке бесчеловечья…”

И вот тут Гоголь пишет эпилог.

Так до конца и не проясняется, кто вершит в нём суд — важно, что он свершился. Сам Башмачкин так и не смог постоять за себя — жестокий мир уничтожил ещё одно никем не защищённое существо. Однако Гоголь не мог позволить этой жестокости победить. После того как мы дочитываем эпилог, в нашем сознании словно дописывается авторская мысль: мир жесток, но мир должен помнить: есть высший суд, всякое зло вернётся к творящему его, и справедливость рано или поздно восторжествует.

На этом мы и ставим многоточие в наших размышлениях над гоголевской повестью. Почему многоточие? Потому что нужно обратиться к другим произведениям, программа подгоняет, а «Шинель», лишь только приоткрыв некоторые тайны, остаётся ждать следующего часа общения с читателем.

“Смерть чиновника” Чехова

Выдающийся русский прозаик и драматург Антон Павлович Чехов известен на весь мир своими блестящими пьесами, повестями, рассказами. Однако путь в большую литературу Чехов прокладывал маленькими комическими историями, такими себе анекдотическими зарисовками.

Поразительно, но эти ранние пробы пера ничуть не уступают зрелым произведениям уже состоявшегося литератора. Чехов вообще ценил лаконизм и неукоснительно следовал правилу «писать талантливо – то есть коротко». Он никогда не писал по-толстовски длинно, скрупулезно не подбирал слова, как Гоголь, пространно не философствовал, как Достоевский.

Чеховские произведения просты и понятны, «его Муза, – говорил Набоков, – одета в будничное». Но в этой гениальной будничности и заключается творческий метод прозаика. Именно так пишут по-чеховски.

Одним из примеров ранней прозы Антона Павловича является юмористический сборник «Пестрые рассказы». Он неоднократно редактировался самим автором. Большинство произведений стали хрестоматийными, а их сюжеты мифологизировались. Это рассказы «Толстый и тонкий», «Хамелеон», «Хирургия», «Лошадиная фамилия», «Унтер Пришибеев», «Каштанка», «Смерть чиновника» и другие.

История экзекутора Червякова

В 80-е годы Чехов активно сотрудничал с московскими и петербургскими печатными изданиями («Будильник», «Стрекоза», «Осколки» и другие). Талантливый молодой литератор, подписывавшийся именем Антоша Чехонте, выдавал десятки коротких смешных историй, которые пользовались большой популярностью у читательской аудитории. Свои истории автор никогда не выдумывал, а подсматривал, подслушивал в жизни. Любой анекдот он умел превратить в остроумный рассказ.

Однажды хороший приятель семьи Чеховых Владимир Петрович Бегичев (писатель, управляющий московских театров) рассказал занятную историю о том, как один человек случайно чихнул на другого в театре. Он так разволновался, что на следующий день пришел просить прощения за произошедший конфуз.

Над случаем, рассказанным Бегичевым, все посмеялись и забыли. Все, кроме Чехова. Тогда его воображение уже рисовало образы экзекутора Ивана Дмитриевича Червякова в наглухо застегнутом вицмундире и статского генерала Бризжалова из ведомства путей сообщения. А в 1883 году на страницах журнала «Осколки» появился небольшой рассказ «Смерть чиновника» с подзаголовком «Случай».

По сюжету блестящий экзекутор Иван Дмитриевич Червяков отправляется в театр, чтобы посмотреть «Корневильские колокола». В приподнятом настроении он усаживается в ложу и наслаждается действом на сцене. На минуту оторвавшись от бинокля, он окидывает блаженным взглядом зрительный зал и совершенно случайно чихает. Такой конфуз может произойти с каждым человеком и, прекрасный экзекутор Червяков не исключение. Но вот незадача – он обрызгал лысину впереди сидящего человека. К ужасу Червякова им оказывается статский генерал Бризжалов, что ведает путями сообщения.

Червяков деликатно просит прощения, но Бризжалов лишь махает рукой – пустяки! До самого антракта экзекутор сидит как на иголках, «Корневильские колокола» больше не занимают его. В перерыве он отыскивает генерала Бризжалова и рассыпается в извинениях. Генерал небрежно отмахивается: «Ах, полноте… Я уж забыл, а вы все о том же!».

Посоветовавшись с женой, на следующий день Червяков появляется в приемной Бризжалова. Он собирается пояснить высокопоставленному лицу, что чихнул не нарочно, без всякого злого умысла. Но генерал слишком занят, в спешке он несколько раз бросает, что это, право, смешно извиняться за такое.

Целый вечер бедный чиновник бьется над текстом письма для Бризжалова, однако изложить слова на бумаге не удается. Так что Червяков вновь отправляется в генеральскую приемную для личной беседы. Увидев надоедливого посетителя, Бризжалов затрясся и гаркнул «Пошел вон. ».

Тогда в животе у несчастного Червякова что-то оборвалось. В беспамятстве чиновник вышел из приемной, добрел до дому и «не снимая вицмундира, он лег на диван и… помер».

Новый «маленький человек»

В печатном варианте рассказ «Смерть чиновника» занимает всего две страницы. Но вместе с тем является частью масштабной панорамы пестрой человеческой жизни, которую рисует Чехов. В частности, произведение затрагивает проблему «маленького человека», которой очень интересовался писатель.

На тот момент эта тема в литературе была не нова. Она разрабатывалась Пушкиным в «Станционном смотрителе», Достоевским в «Бедных людях», Гоголем в «Шинели». Чехову так же, как и литературным предшественникам, были противны подавление человеческой личности, деление на чины и неоправданные привилегии, которыми пользуются сильные мира. Однако автор «Смерти чиновника» смотрит на «маленького человека» под новым углом. Его герой больше не вызывает жалости, он противен, потому что добровольно лебезит, заискивает и рабски пресмыкается.

Холодок в отношении к чеховскому чиновнику возникает с первых же строк рассказа. Добиться этого автору удается при помощи говорящей фамилии Червяков. Чтобы усилить комический эффект, писатель использует эпитет «прекрасный». Итак, в шикарной театральной ложе в застегнутом на все пуговицы и тщательно выглаженном вицмундире с изящным биноклем в руке сидит прекрасный экзекутор Иван Дмитриевич… и вдруг – Червяков! Совершенно неожиданный поворот событий.

Дальнейшие действия Ивана Дмитриевича, его комическая докучливость, мерзкое пресмыкание, чинопочитание и рабский страх только подтверждают его неблагозвучную фамилию. В свою очередь генерал Бризжалов негативных эмоций не вызывает. Он выставляет Червякова вон только после того, как тот в конец замучил его своими визитами.

Можно подумать, что Червяков умер от испытанного страха. Но нет! Чехов «умертвляет» своего героя по другой причине. Иван Дмитриевич просил прощения не из-за того, что боялся расправы со стороны генерала. На самом деле Бризжалов никакого отношения к его ведомству не имел. Экзекутор Червяков просто не мог действовать по-другому. Такую модель поведения диктовало его рабское сознание.

Если бы генерал наорал на Червякова в театре, высокомерно пристыдил или осыпал угрозами, наш экзекутор был бы спокоен. Но Бризжалов, вопреки своему высокому чину, отнесся к Червякову, как к равному. Привычная схема, по которой все эти годы жил Червяков, больше не работала. Его мир рухнул. Идея оказалась осмеянной. Жизнь для прекрасного экзекутора потеряла смысл. Именно поэтому он лег на диван и умер, не снимая вицмундира, который был для него главной человеческой характеристикой.

Чехов раньше своих современников решил расширить тему «маленького человека». Спустя несколько лет после выхода «Смерти чиновника» Антон Павлович писал своему старшему брату Александру (также литератору), чтобы тот прекратил описывать униженных и угнетенных коллежских регистраторов. По мнению Чехова-младшего, эта тема утратила актуальность и явно отдавала нафталином. Куда интереснее показать регистратора, который превращает жизнь «его превосходительства» в сущий ад.

Смерть главного героя

Больше всего писателю претила рабская философия, что на корню уничтожает зачатки человеческой личности. Именно поэтому Чехов без тени жалости «убивает» своего Червякова.

Главный герой для автора не человек, а машина с несколькими простейшими установками, а потому его смерть не воспринимается всерьез. Чтобы подчеркнуть комичную абсурдность происходящего вместо конечного «умер», «скончался» или «погиб» автор использует просторечный глагол «помер».

Абсурдный реализм Антона Чехова

После того, как рассказ «Смерть чиновника», появился в «Осколках», многие критики обвиняли Чехова, что он сочинил какую-то нелепицу. Ведь не может же человек лечь на диван и просто так умереть от огорчения! Антон Павлович лишь со свойственной ему добродушной насмешливостью разводил руками – рассказ не менее абсурдный, чем сама жизнь.

Еще один поучительный юмористический рассказ Чехова “Налим”, в котором автор описал повадки этой рыбы. Как всегда, Чехов умело высмеивает людей, которые всегда знают, как и что нужно делать, стараясь выставить других – глупцами.

Рекомендуем прочитать краткое содержание рассказа Чехова “Размазня”, в котором изучается важный вопрос, который звучит следующим образом: «Легко ли быть сильным?»

Позже биографы писателя нашли среди его личных бумаг письмо от приятеля из родного Таганрога. В письме говорилось, что городской почтмейстер пригрозил провинившемуся чиновнику отдать его под суд. Тот пытался попросить прощения, а после неудачи пошел в городской сад и повесился.

Несмотря на критические выпады современников, Чехов был не меньше реалист, чем Толстой и Достоевский, просто для описания действительности он использовал другие художественные инструменты – юмор, сатиру, иронию. Работая в малом прозаическом жанре, он не мог позволить себе роскошь пространных описаний и внутренних монологов. Поэтому в «Смерти чиновника», как и в большинстве других рассказов, образ автора отсутствует. Чехов не дает оценку поступкам своих героев, он лишь их описывает. Право делать выводы остается за читателем.

О создании романа «Дубровский». Историко-культурный контекст времени. Изображение русского братства

Работа над романом «Дубровский» была начата А.С. Пушкиным 21 октября 1832 года. В основу сюжета был положен эпизод, сообщенный Пушкину его другом П.В. Нащокиным, рассказавшим про одного «белорусского небогатого дворянина, по фамилии Островский». Так и роман назывался сначала. Этот дворянин имел процесс с соседом за землю, был вытеснен из имения и, оставшись с одними крестьянами, стал грабить сначала подьячих, потом и других. Нащокин видел этого Островского в остроге.

Пушкин в это время обдумывал сюжет исторического романа об удальце, дворянине, который вступил на службу к Пугачеву, и он нашел в рассказе Нащокина сюжет о герое такого же типа, подсказанный самой жизнью.

Н.Г. Чернышевский писал об этом романе: «Трудно найти в русской литературе более точную и живую картину, как описание быта и привычек большого барина старых времен в начале повести «Дубровский»».

Этот урок – о романе «Дубровский».

Сегодня в центре нашего внимания роман Александра Сергеевича Пушкина «Дубровский».

Уже говорилось, что за вольнолюбивые стихи Пушкин был отправлен в ссылку сначала в Кишинев, затем в Одессу, а потом в село Михайловское Псковской губернии. В 1826 году Александр Сергеевич был вызван Николаем II в Москву. Поле беседы с поэтом царь заявил, что разговаривал с умнейшим человеком России. А.С. Пушкину было разрешено жить в Москве и даже работать в архиве.

В начале тридцатых годов поэт начинает писать прозаические произведения. Над романом «Дубровский» он работает с октября 1832 года по февраль 1833 года. Но роман так не был закончен, и при жизни писателя его не напечатали.

В основу романа легло сообщение друга А.С. Пушкина П.В. Нащокина (рис. 1) об одном небогатом дворянине по фамилии Островский, имевшем процесс с соседом за землю. Островский был вытеснен из имения и, оставшись с одними крестьянами, стал грабить.

Рис. 1. К.П. Мазер. П. В. Нащокин.1839 (Источник)

Известно также, что перед началом работы над романом А.С. Пушкин побывал в Пскове, в Болдино, где рассматривались подобные дела помещиков Муратова, Дубровского, Крюкова. Таким образом, в основу романа легли реальные жизненные обстоятельства, которые были творчески переработаны А.С. Пушкиным.

Что же такое роман?

РОМАН – это большое повествовательное произведение, которое отличается многообразием действующих лиц и разветвленностью сюжета. То есть в романе происходят множество событий, в которых учувствуют большое количество героев.

СЮЖЕТ – последовательность и связь событий в художественном произведении.

В девятнадцатом веке стал очень популярен жанр авантюрно-приключенческого романа, появились произведения, где честность противопоставлялась подлости, щедрость жадности, любовь ненависти.

Многие писатели для придания занимательности использовали прием «переодевания», а также меняли хронологию событий. Главный герой такого произведения был неизменно красив, честен, благороден, смел, а заканчивался авантюрный роман победой главного героя.

А.С. Пушкин сделал попытку написать подобное произведение, но глубина вскрывшихся в его романе жизненных проблем не позволили ему закончить это произведение. А.С. Пушкин не смог вместить живых героев в жесткие схемы этого жанра.

Действие романа «Дубровский» происходит в двадцатые годы девятнадцатого века и развивается в течение полутора лет.

Каким было общество тех времен?

Самодержавие, крепостное право. Во главе государства – царь. Основные сословия – дворяне, чиновники, крестьяне, крепостные и воины. Дворянин владел имением, которое состояло из земли и крепостных крестьян. Дворянство было неоднородным. Некоторые дворяне владели обширными землями, поместьями и большим количеством крестьян, владения других были небольшие. Дворяне могли выходить замуж и жениться только на людях из своего сословия.

Большинство дворян считали крепостное право нормальным и распоряжались своими крестьянами как имуществом. Большинство людей, не принадлежавших к дворянской фамилии, они не считали достойными уважения и внимания.

Дворяне жили в своем поместье, занимались хозяйством, ездили, друг к другу в гости. Крестьяне называли своего хозяина «барин», хозяйку – «барыня», а детей –«барчуками» или «барчатами».

Главными героями романа Александра Сергеевича Пушкина являются Кирила Петрович Троекуров, его дочь Марья Кирилловна, его сосед и друг Андрей Гаврилович Дубровский и его сын Владимир.

Поговорим о Троекурове.

Что говорит о нем Александр Сергеевич Пушкин:

Его богатство, знатный род и связи давали ему большой вес в губерниях…

То есть Троекуров имел власть над людьми и мог поступать как ему заблагорассудится:

Соседи рады были угождать малейшим его прихотям; губернские чиновники трепетали при его имени; Кирила Петрович принимал знаки подобострастия как надлежащую дань…

Грубость и своенравие Кирилы Петровича Троекурова можно объяснить большим богатством и неограниченной властью над людьми. Можно сказать, что к своим гостям он относился так же, как к крепостным крестьянам, он считал, что может все купить, и унижал достоинство людей.

Около семи часов вечера некоторые гости, хотели ехать, но хозяин, развеселенный пуншем, приказал запереть ворота и объявил, что до следующего утра никого со двора не выпустит. Таким он был «в домашнем быту».

В домашнем быту Кирила Петрович выказывал все пороки человека необразованного. Избалованный всем, что только окружало его, он привык давать полную волю всем порывам пылкого своего нрава и всем затеям довольно ограниченного ума.…

Он раза два в неделю страдал от обжорства… (рис. 2)

Рис. 2. Открытка-иллюстрация к повести А.С.Пушкина «Дубровский». Художник Д.А. Шмаринов (Источник)

Всегдашние занятия Троекурова состояли в разъездах около пространных его владений, в продолжительных пирах и в проказах, ежедневно притом изобретаемых

Троекуров, надменный в сношениях с людьми самого высшего звания, уважал Дубровского, несмотря на его смиренное состояние. Некогда были они товарищами по службе, и Троекуров знал по опыту нетерпеливость и решительность его характера.

Дубровский, единственный из окружающих его людей, держался гордо, был независим и отказался от покровительства своего бывшего сослуживца.

Троекуров и Дубровский были похожи отчасти характерами и наклонностями, это сходство проявлялось в гордости, но Троекуров поддерживал в себе это чувство сознанием своего богатства и власти, а Дубровский – осознанием древности своего рода и дворянской чести. У обоих помещиков был горячий, вспыльчивый характер, оба любили псовую охоту и держали собак.

Разбил их дружбу случай на псарне Троекурова (рис. 3):

Рис. 3. Открытка-иллюстрация к повести А.С.Пушкина «Дубровский». Художник Д.А. Шмаринов (Источник)

Отдан приказ псарям и стремянным быть готовыми к пяти часам утра. Палатка и кухня отправлены были вперед на место, где Кирила Петрович должен был обедать. Хозяин и гости пошли на псарный двор, где более пятисот гончих и борзых жили в довольстве и тепле, прославляя щедрость Кирила Петровича на своем собачьем языке. Тут же находился и лазарет для больных собак, под присмотром штаб-лекаря Тимошки, и отделение, где благородные суки ощенялись и кормили своих щенят. Кирила Петрович гордился сим прекрасным заведением и никогда не упускал случая похвастаться оным перед своими гостями, из коих каждый осмотривал его по крайней мере уже в двадцатый раз. Он расхаживал по псарне, окруженный своими гостями и сопровождаемый Тимошкой и главными псарями; останавливался пред некоторыми конурами, то расспрашивая о здоровии больных, то делая замечания более или менее строгие и справедливые, то подзывая к себе знакомых собак и ласково с ними разговаривая. Гости почитали обязанностию восхищаться псарнею Кирила Петровича. Один Дубровский молчал и хмурился. Он был горячий охотник. Его состояние позволяло ему держать только двух гончих и одну свору борзых; он не мог удержаться от некоторой зависти при виде сего великолепного заведения. «Что же ты хмуришься, брат, – спросил его Кирила Петрович, – или псарня моя тебе не нравится?» – «Нет, – отвечал он сурово, – псарня чудная, вряд людям вашим житье такое ж, как вашим собакам». Один из псарей обиделся. «Мы на свое житье, – сказал он, – благодаря бога и барина не жалуемся, а что правда, то правда, иному и дворянину не худо бы променять усадьбу на любую здешнюю конурку. Ему было б и сытнее и теплее». Кирила Петрович громко засмеялся при дерзком замечании своего холопа, а гости вослед за ним захохотали, хотя и чувствовали, что шутка псаря могла отнестися и к ним. Дубровский побледнел и не сказал ни слова. В сие время поднесли в лукошке Кирилу Петровичу новорожденных щенят; он занялся ими, выбрал себе двух, прочих велел утопить (рис. 4).

Рис. 4. Открытка-иллюстрация к повести А.С.Пушкина «Дубровский». Художник Д.А. Шмаринов (Источник)

Случай на псарне характеризует Дубровского как человека гордого, не желающего превращаться в шута, обладающего чувством собственного достоинства, и поэтому замечание псаря Дубровский оценил как оскорбление холопом дворянской чести.

Ссору Дубровского и Троекурова нельзя назвать нечаянным случаем, она была закономерна, потому что Троекуров ко всем относился надменно. Дубровский был глубоко оскорблен и не мог стерпеть этого унижения.

Обидеть Дубровского Троекуров не хотел и желал вернуть дружбу гордого соседа, но когда Дубровский наказал воровавших у него лес мужиков Троекурова, известных разбойников, то Троекуров» вышел из себя и в первую минуту гнева хотел было со всеми своими дворовыми учинить нападение на Кистеневку, разорить ее дотла и осадить самого помещика в его усадьбе». Таковые подвиги были ему не в диковину.

В Троекурове возникает жажда мести, и он выбирает самый подлый способ мести – отобрать имение у своего бывшего товарища.

В том-то и сила, чтобы безо всякого права отнять имение.

Причем сделать это под видом законности и чужими руками.

Для исполнения этого подлого плана он выбирает заседателя Шабашкина, который за деньги готов с огромным рвением выполнять противозаконные замыслы Троекурова, то есть нарушить закон, представителем которого он является.

Шабашкин за него хлопотал, действуя от его имени, стращая и подкупая судей и толкуя вкривь и впрямь всевозможные указы.

Дубровский был изумлен. Он не допускал мысли, что кто-то может посягнуться на его законную собственность.

Шабашкин понимает, что Дубровский мало знает толку в делах и что человека столь горячего и неосмотрительного не трудно будет поставить в самое невыгодное положение.

Первая глава заканчивается неутешительно:

Февраля 9 дня, Дубровский получил через городовую полицию приглашение явиться к ** земскому судье для выслушания решения оного по делу спорного имения между им, поручиком Дубровским, и генерал-аншефом Троекуровым, и для подписки своего удовольствия или неудовольствия. В тот же день Дубровский отправился в город; на дороге обогнал его Троекуров. Они гордо взглянули друг на друга, и Дубровский заметил злобную улыбку на лице своего противника.

Бывшие товарищи стали врагами.

Чиновники уездного суда встретили Дубровского и Троекурова по-разному. На Дубровского «никто не обратил внимание, когда же приехал Кирилла Петрович писари встали и заложили перья за ухо, члены встретили его с изъявлением глубокого подобострастия придвинули ему кресло из уважения к его чину летам и дородности».

Картина суда вызывает чувство досады и жалости к Дубровскому, возмущение против торжества Троекурова и протеста против низкопоклонства и подобострастия судей.

А.С. Пушкин подчеркивает противоестественность этого суда такими деталями: к Троекурову заседатель обращается с низким поклоном, а к Дубровскому просто подносит бумагу. Троекуров при этом сидит в кресле, а Дубровский стоит, прислонившись к стене.

Судья рассчитывали на благодарность Троекурова. Троекуров подписал под решением суда «совершенное свое удовольствие».

Дубровский стал неподвижен, потупя голову.

Несправедливое преступное решение суда привело Дубровского к внезапному помешательству.

Судьи не получили от Троекурова желаемой награды, так как внезапное сумасшествие Дубровского сильно подействовало на его воображение и отравило его торжество. Троекуров понял, что зашел слишком далеко, в нем заговорила совесть. Вся затея судом обернулась настоящей бедой для Дубровского, и у него помутился разум.

Рис. 5. Открытка-иллюстрация к повести А.С.Пушкина «Дубровский». Художник Д.А. Шмаринов (Источник)

Троекуров хотел наказать своего непокорного соседа. Кистеневка была ему не нужна, ему хватало собственных имений, собственного богатства, он хотел сломить гордость и независимость Дубровского, растоптать его достоинство, но довести своего противника до сумасшествия он, конечно, не желал.

Александр Сергеевич Пушкин хотел показать, что неограниченная власть калечит душу ее обладателя, а также приводит к трагедии многих других людей.

Список литературы

  1. Александр Сергеевич Пушкин в исполнении мастеров художественного слова/Сборник/МР3-CD. – М.: АРДИС-КОНСАЛТ, 2009.
  2. В. Воеводин. Повесть о Пушкине. – М.: Детская литература, 1955.
  3. Пушкин А.С. Дубровский. – М.: Детская литература. 1983.
  4. Литература. 6 класс. В 2 ч. / [В.П. Полухина, В.Я. Коровина, В.П. Журавлев, В.И. Коровин]; под ред. В.Я. Коровиной. – М., 2013.

Дополнительные рекомендованные ссылки на ресурсы сети Интернет

  1. Либрусек. Много книг. «Наше всё». Что читать о Пушкине А.С. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: (Источник).
  2. «Энциклопедия русской живописи» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: (Источник).
  3. Электронные публикации Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН. Пушкинский кабинет [Электронный ресурс]. – Режим доступа: (Источник).

Домашнее задание

Задание на выбор (1 или 2).

  1. Подготовьте сжатый пересказ одной главы по самостоятельно составленному плану.
  2. Подготовьте устный рассказ на одну из тем (А или Б).

А. Тема: «Почему Владимир Дубровский стал разбойником?»

План.

  1. Краткая история жизни героя.
  2. Изменения в судьбе героя после смерти отца.
  3. Черты характера героя: честолюбие, любовь к отцу (3 глава), благородство (4 глава, заступается за Шабашкина); смелость, отвага, находчивость, решительность, хладнокровие.
  4. Дубровский-разбойник.
  5. Любовь к Маше Троекуровой.
  6. Авторская симпатия к главному герою.
  7. Мое отношение к Владимиру Дубровскому.

Б. Тема: «Владимир Дубровский и Маша Троекурова».

План.

  1. История жизни героев и их семей (дружба отцов, рано лишились матери, одиноки и впечатлительны).
  2. Дубровский – Дефорж (любовь к Маше).
  3. Неравнодушие Маши к Дубровскому.
  4. Встречи Маши и Владимира.
  5. Сватовство князя Верейского.
  6. Ожидание помощи от Дубровского.
  7. Свадьба Маши.
  8. Честь и верность данному слову – главные ценности героев.
  9. Мое отношение к героям.

Если вы нашли ошибку или неработающую ссылку, пожалуйста, сообщите нам – сделайте свой вклад в развитие проекта.

Какие мысли и чувства вызывают суд и чиновники

«Сведения о наилучших правилах, которыми следует руководствоваться при уголовном судопроизводстве, важнее для человечества всего прочего в мире.
Только на применении к делу этих сведений и может быть основана свобода.»
«Общество, в котором не обеспечены права и не осуществлено разделение властей, не имеет конституции». /Включено в ст.16 «Декларации прав человека и гражданина» 1789г./

Шарль Монтескье «О духе законов»

Законы, разумеется, знать надо. Конституция, уголовный кодекс, уголовно-процессуальный кодекс, кодекс об административных правонарушениях, гражданский и гражданский процессуальный кодекс — вот тот минимум юридической литературы, который полезно иметь каждому гражданину. И хотя бы время от времени перелистывать эти книги.

Но юридические законы имеют существенное отличие от законов природы. Последние безукоризненно выполняются. И если мы сталкиваемся с каким-то отступлением от законов природы, то считаем чем-то исключительным, склонны трактовать как чудо. На свежий взгляд вся юстиция в России сплошное чудо. Поскольку законы, юридические нормы, имеют обыкновение нарушаться, а их выполнение скорее исключение, чем правило. Поэтому-то всякий поживший в России, знакомый с правоприменительной практикой не понаслышке, напротив, как истинному чуду, удивляется справедливому приговору суда, обоснованному решению прокурора, законным действиям следователя.

Если шансы стать очевидцем сверхъестественного события у вас крайне невелики, то чудеса российской юстиции поджидают буквально на каждом шагу. Например, вы имели глупость гулять по Москве без паспорта. Вас остановил милиционер и, под предлогом отсутствия документов, стал вымогать деньги. Вы возмутились. Вас доставили в ближайший опорный пункт милиции и заперли в «обезьяннике». Кого-то по соседству били, вы протестовали, досталось и вам. Утром, с парочкой синяков и опустошенными милицией карманами, вас выпихнули на улицу. Без каких-либо бумаг, протоколов и прочих формальностей. Вы обратились в прокуратуру. Прокуратура промолчала. Вы подали жалобу на прокуратуру в суд. Та самая милиция, с которой вы недавно познакомились, с благословения той самой прокуратуры, на которою вы жаловались, нагрянула к вам с обыском. С намерением во чтобы-то ни стало найти в квартире наркотики. Ну и так далее.

Это, конечно, приблизительная схема. События могли развиваться иначе, или вовсе не произойти. И смысл написанного вовсе не в том, что надо по возможности сидеть дома, откупаться от милиции, равнодушно взирать на насилие и «не рыпаться против начальства». Но в том, что кроме знания системы законодательства совершенно необходимо знание системы беззакония. Чтобы подготовиться к возможным /закономерным!/ неожиданностям, достойно вести себя в столкновениях с правоохранительными /правонарушительными!/ органами, не стать жертвой правосудия /»левосудия»!/ Чтобы знать, в какой стране вы живете, как защитить себя и других, как отстаивать свои права. Помня при этом: право едино и чужих прав не бывает. В том смысле, что если нарушают чьи-то права, то тем самым нарушают и ваши.

Существенный вопрос: действительно ли беззаконие в России носит системный характер? Может показаться, будто нарушение законов со стороны милиции, прокуратуры, суда — случайное, хаотическое явление. Разумеется, правовая система, юридические установления — дело рук человеческих. Следовательно, как всякий общественный, социальный институт, условны. Тем более, реальное соблюдение законов конкретными людьми не может быть идеальным. Человеку свойственно ошибаться. Судебные ошибки, преступления против правосудия случаются в любой стране. Сами по себе нарушения закона, пусть и в большом количестве, еще не составляют системы беззакония. Вполне возможно, такие нарушения свидетельствуют о несовершенстве законов, о трудности их корректного применения на практике, о низком профессиональном уровне работников юстиции. Действительно, подобные причины вносят свой вклад в российское беззаконие. Тем не менее, можно утверждать: беззаконие в России есть продуманная, согласованная, стабильная система. Поскольку об этом свидетельствует ряд системообразующих признаков.

Принципы построения юридической системы, системы правосудия, известны человечеству достаточно давно. Многие из них сформулированы еще в античности, греками и римлянами. Этими принципами и пользуется, в основном, современная западная цивилизация. К которой, по крайней мере формально, причисляется и Россия.

Представления о праве и необходимости восстановления нарушенного права, по-видимому, стары как человечество. Некоторые зачатки правовых отношений существуют даже у высших животных. Тут, конечно, права практически тождественны правилам. Этология многое дает для понимания юриспруденции.

Юридическая наука стала формироваться тогда, когда люди поняли: для благополучия членов сообщества и сообщества в целом необходимо установление законов, регламентирующих правовые отношения. Законов, определяющих права и обязанности как между индивидуумами, так и между индивидуум и сообществом. Законов, выраженных в четкой форме посредством словесной формулы и/или текста. Законов, предусматривающих ответственность за нарушение законов. Законов, предусматривающих порядок и механизмы восстановления права, законности. Что и составляет юридическую систему в целом и правосудие, как ее часть.

Одновременно люди убедились: юридическая область — зона повышенной опасности, а правосудие — механизм, нуждающаяся в точном ходе и большом запасе прочности. Обеспечению таких качеств и служат юридические принципы. Устанавливая их, человек не оказался совершенно оригинален. Сложные системы, в том числе и юридическая, имеют некоторые общие черты. Иерархия законов позволяет выделять главное в законодательстве. Иерархия судов, наличие инстанций, рассматривающих дела в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, служат исправлению судебных ошибок. Это контроль по «вертикали». Законность действий должностного лица может быть рассмотрена и прокуратурой, и судом. Суд рассматривает и законность действий прокуратуры. В свою очередь, по представлению Генерального прокурора, с согласия коллегиального судейского органа, возбуждаются уголовные дела в отношении судей. Все это пример контроля по «горизонтали». Право принесения протестов по судебным решениям принадлежит и судьям, и прокурорам. Так дублируются их функции для рассмотрения дела в надзорном порядке. Возможность возбуждения уголовного дела по заявлениям граждан, материалам прессы, есть дополнительный фактор законности. Независимость суда служит его автономности. Принцип гласности судебного разбирательства, институт присяжных заседателей, наличие защиты до некоторой степени препятствуют злоупотреблениям в судах. Выборность парламента, его прерогатива принимать законы, позволяют юридической системе развиваться. Мы коснулись некоторых основополагающих принципов и норм, присущих юридической системе. Их выполнение, воплощение в практику, свидетельствует о законности, как системе. Напротив, систематическое нарушение основных юридических принципов и норм, их декларируемый, а не реальный характер, свидетельствует о системе беззакония. Кратко рассмотрим ее признаки.

В ч.1 ст. 15 Конституции РФ говорится: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации не должны противоречить Конституции Российской Федерации.» Таким образом, в иерархии законов Конституция занимает верховное положение и имеет высшую юридическую силу. Которая, на практике, становится высшим юридическим бессилием. Например, при отказе призывников от прохождения военной службы. Постоянно и повсеместно суды еще недавно отказывались удовлетворять жалобы призывников на действия военкоматов, отказывали в их праве на прохождение альтернативной гражданской службы. Не смотря на положение ч.3 ст. 59 Конституции: «Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.» Мотивация судебных решений стандартная: «Суд руководствуется законом о прохождении военной службы пока нет закона об альтернативной гражданской службе.» Что, конечно, противоречит не только вышеперечисленным положениям Конституции, но и следующим ее положениям.

«Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. » — ч.1 ст.18.

«Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется.» — ч.1 ст. 45.

Требуя от призывников доказывать свои убеждения в обоснование на право прохождения альтернативной гражданской службы суды прямо нарушали ч.3 ст. 29 Конституции: «Никто не может быть принужден к выражению своих взглядов или отказу от них.» Попутно нарушая положение ст.28 Конституции: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право. свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствие с ними.» Кстати, права и свободы, предусмотренные этим положением Конституции, не подлежат ограничению в силу ч.3 ст.56 Конституции даже в условиях чрезвычайного положения. Возможно, после недавнего президентского указа об альтернативной службе, положение с призывом несколько изменится.

«Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими», — согласно ст. 18 Конституции. В целом положения о правах и свободах человека и гражданина «составляют основы правового статуса личности в Российской Федерации» в соответствие со ст. 64 Конституции. Вернее, должны были бы составлять. Поскольку Конституция РФ, права и свободы человека и гражданина систематически нарушаются, в том числе и судами, в угоду интересам власти.

Ч.1 ст. 27 Конституции гласит: «Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.» Но всюду действуют положения о регистрации граждан, как ныне стыдливо именуют прописку. Причем регистрация фактически имеет разрешительный, а не заявительный характер. С вытекающими отсюда последствиями: не зарегистрированные граждане преследуются в административном порядке. Конституционный Суд РФ , не имея решимости отменить регистрацию в целом, периодически отменяет те или иные о ней положения, изобретаемые властями. Толку мало — жилищные конторы, паспортные столы, отделы внутренних дел упорно делают по своему. Например, регистрируют временно.

Ч.1 ст. 8 Конституции гласит: «В Российской Федерации гарантируется единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности.» Но главы администраций постоянно устанавливают внутренние экономические барьеры, например запреты на вывоз зерна. Молчит прокуратура, молчат суды.

Еще пример, иллюстрирующий иерархию законов на практике. Начальник следственного изолятора не предоставил свидания с обвиняемым защитнику, ссылаясь при этом на отсутствие у последнего письменного разрешения на свидание от следователя. Никакими федеральными законами такое разрешение не предусмотрено. По жалобе защитника дело рассматривалось в суде. Защитник ссылается на ч.2 ст. 48 Конституции: «Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления, имеет право пользоваться помощью адвоката /защитника/ с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.» Ссылается на федеральные законы: уголовно-процессуальный кодекс, закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Начальник следственного изолятора ссылается на подзаконный акт: «Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исправительной системы министерства внутренних дел Российской Федерации», утвержденные приказом МВД. Ч.2 ст. 120 Конституции гласит: «Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствие с законом.» Казалось бы, все ясно — суд обязан вынести решение в пользу защитника. Теперь вопрос, в чью пользу вынес решение суд? Правильно! В пользу начальника следственного изолятора.

Глухота российского правосудия есть его наиболее характерная черта. Российскую Фемиду следует изображать не столько с повязкой на глазах, сколько с затычками в ушах. Типичная картина: вы ссылаетесь на ясно выраженное, не подлежащее произвольному толкованию положение закона. Ни суд, ни прокуратура с вами и не спорят. Просто делают вид, что ни положения закона, ни ваших доводов не существует.

Приведем пример. Приговором районного суда гражданин З* признан виновным в угоне автомобиля без цели сбыта. Назначено наказание: 9 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима. Угон совершен группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья. Потому и срок большой. З* свою вину начисто отрицает. В уголовном дело множество неясностей, противоречий, процессуальных нарушений. Но вот что главное. Группа лиц, это З* и некто А*. Свою вину А* признает, но утверждает, что знать не знает З* и тот в угоне не участвовал. То же утверждает и З*. Тем более не может быть и речи о предварительном сговоре. На очной ставке и в судебном заседании оба твердо стоят на своем. Как следует из приговора: «Допрошенный в судебном заседании свидетель С* пояснила, что опознание проводилось в соответствие с УПК. З* и А* доставлялись в изолятор временного задержания одновременно и содержались в одно время, имели реальную возможность согласовать свои показания.

Суд считает, что показания А* на очной ставке с З* и в судебном заседании объясняются именно этим обстоятельством.» Удивительный пример судебного творчества! Во-первых, свидетель С* — следователь по тому же самому уголовному делу. Следователь в качестве свидетеля, случай редкий. Поскольку он лицо прямо заинтересованное, приглашать его свидетелем — ход весьма остроумный. Во-вторых, С* не показывает ничего существенного. А* и З* доставлялись одновременно, но не вместе! Содержались одновременно, но не вместе! Казалось бы, подозреваемые задерживаются и помещаются в изолятор в целях изоляции друг от друга, их изоляции от общества. Дабы не могли влиять на ход расследования. Но по логике следствия и суда именно это и является уликой. Оказывается, арест и тюрьма несомненно вредят расследованию, служат сговору обвиняемых. Мол гуляете на свободе, все хорошо. А сажаем в изолятор, чтобы были виновны, тюрьмы для того и строятся!

Все же наиболее удивительны слова «имели реальную возможность». В качестве доказательства принято предположение, что противоречит всем мыслимым юридическим нормам. В первую очередь УПК, где ясно сказано: «Обвинительный приговор не может быть основан на предположении.» Пишутся жалобы в прокурорские и судебные надзорные инстанции, вплоть до Верховного Суда. Ответы даже намеком не касаются главного: обвинительный приговор основан на предположении. Ответы уныло бубнят — «дело рассмотрено полно, всесторонне и объективно», «действиям осужденного судом дана правильная оценка», «оснований для принесения протеста не имеется». Именно подобная глухота, нежелание даже рассматривать суть жалобы и есть основная характеристика российского правосудия. Нежелание исправлять судебные ошибки есть главное свидетельство беззакония.

Другая важная составляющая беззакония — нарушение принципа неотвратимости в исполнении закона, неотвратимости судебного преследования, неотвратимости уголовного преследования. Древние римляне говорили: «Пусть весь мир рухнет, но закон восторжествует.» Со стороны российского правосудия миру опасаться нечего. Из государственного бюджета пропадают огромные суммы денег, присваивается государственная собственность, высокопоставленные чиновники берут взятки, генералы торгуют казенным имуществом /вплоть до крейсеров!/ Деньги налогоплательщиков тотально разворовываются, уголовные дела почти не возбуждаются. А возбужденные, как правило, закрываются.

В милиции бьют, подследственных пытают, фальсифицируются уголовные и гражданские дела, судьи выносят заведомо неправосудные приговоры и решения. Все это носит массовый характер, доказательств более чем хватает, но расследуется крайне редко. Случаи привлечения судей за вынесение заведомо неправосудных решений /приговоров/ вообще единичны.

В областном городе произошла следующая история. За убийство двух маленьких девочек во время грабежа квартиры, приговорили к смертной казни двух молодых людей и одного к 15 годам лишения свободы. Невиновных. Следствие сфальсифицировало доказательства, подследственных пытали, суд принял обвинительный уклон и намеренно нарушал закон. Вмешалась правозащитная общественность. Приговор несколько раз отменялся Верховным Судом и вновь выносился, с вариациями, судом областным. Наконец, после шести лет пребывания в следственном изоляторе, обвиняемых освободили. За не доказанностью обвинения. Ни оперативные работники, ни следователи, ни тюремная администрация, ни судьи к ответственности не привлекались. А началось все с «пустяка». Единовременно по всему городу задержали с десяток людей под предлогом совершения ими административных правонарушений. Мол те сквернословили в общественных местах в нетрезвом состоянии. Типичная для России картина! Если кого-то надо задержать, из дома забирают в отделение милиции и пишут протокол: в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения выражался нецензурными словами. Ни доказательств, ни свидетелей, ни потерпевших, ни экспертизы. Судьи не глядя выписывают постановления об административном аресте. Дальше дело опытных истязателей. Так и на этот раз.

Судья вынес постановления об административных арестах. Заведомо неправосудные, в отсутствие привлекаемых к ответственности при рассмотрении дел. В итоге 15 «суток» для троих молодых людей растянулись на 6 лет. Генеральная прокуратура возбуждать уголовное дело против судьи отказалась.

Принцип неотвратимости в осуществление закона, неотвратимости уголовного преследования, нарушается прокуратурой постоянно. Той самой прокуратурой, которая и призвана преследование осуществлять.

В одном из московских следственных изоляторов /»Матросской тишине»/, перед окошком спец части, висело /наверное и до сих пор висит/ любопытное объявление. «Для сведения следователей. По указанию прокуратуры г. Москвы, арестованные, в отношении которых не поступили в следственный изолятор уведомления о продлении сроков содержания под стражей, на допрос и проведение следственных действий выдаваться не будут. Администрация.» Тут несколько интересных моментов. Во-первых, если санкция не продлена, арестованный должен быть освобожден. Иначе происходящее должно квалифицироваться как незаконное содержание под стражей и влечет уголовную ответственность. Во-вторых, такое уголовное дело против администрации должна возбуждать прокуратура. Которая как раз и потакает беззаконию. Наконец, слово «выдаваться» очень точно характеризует отношение к заключенным, как к некому государственному имуществу. Что хорошо иллюстрируется следующей повсеместной практикой. Выше уже говорилось, для свидания с подзащитным от защитника требуют письменное разрешение от следователя /не предусмотренное никакими законами/. В нарушение конституционного права на защиту. Допустим, защитник разрешение получил. Мог бы и не получить, ведь порядок и основания для получения разрешения нигде не прописаны! Если кто-то полагает препятствия для защиты исчерпанными, то глубоко заблуждается. Предварительное следствие закончено, обвиняемый и защитник познакомились со всеми материалами дела, дело передано в суд. Если адвокат, продолжая считать себя защитником, придет на свидание к подзащитному, то ему скажут: «Обвиняемый числится за судом. Принесите разрешение на свидание от судьи.» Что это требование абсолютно незаконно, очевидно — нарушается право обвиняемого на защиту. Можно подумать, будто перевозка бумаг из одного учреждения в другое аннулирует обязанности и полномочия защиты! Но такие требования только на первый взгляд кажутся абсурдными. Логика проста: арестованный рассматривается как некое государственное имущество. Тюрьма — камера хранения этого имущества, тюремщики — кладовщики. А распоряжаются имуществом временные владельцы — сперва следствие, потом суд. С какой стати оно будет выдаваться без разрешения очередного хозяина? Рассматривать заключенного как наделенного правами человека, в голову правоохранителям не приходит. Поэтому в подобной ситуации защитники в следственный изолятор не спешат. Они знают, в работе наступил, в лучшем случае, двухнедельный перерыв. Пока дело окажется в суде, пока будет назначен судья по рассматриваемому делу. Тот самый судья, с разрешения которого только и можно попасть к подзащитному. Тот самый судья, который еще до суда потворствует нарушению прав обвиняемого.

Другая сторона нарушения принципа неотвратимости в осуществлении закона — его избирательное применение. В области экономических взаимоотношений например. Где законодательство составлено таким образом, что субъект хозяйствования обычно просто не может не нарушать законы. Хотя бы в силу их противоречивости. Исходя из буквы закона /другого и быть не должно!/ большинство предприятий, банков, компаний подлежит закрытию. Предприниматели, юридические лица, акционерные общества ставятся в положение, когда они все виноваты перед законом. Власть готова снисходительно прикрывать глаза. Но если ей кто-то неугоден, например телевизионная компания, с ней быстро расправятся. Якобы по закону. «Якобы» потому, что закон, осуществляемый в избирательных случаях, оставаясь законом на бумаге, в реальности таковым быть перестает. Именно в силу нарушения его всеобщности.

Другой пример — нарушение процессуальных сроков в судах всех уровней. Такая практика обусловлена не только непрофессионализмом судей, но и их физической невозможностью справится с потоком дел, при явно недостающим количестве судей. Если среди них заведется принципиальный судья, неугодный властям и судейской корпорации, на него легко оказать давление. По причине нарушения процессуальных сроков. Нечто подобное происходит на предприятиях. Обычно администрация даже заинтересована в нарушении работником производственной дисциплины. Мол пусть потихоньку таскает что-то домой, выпивает на работе.

Но если такой работник вдруг посмеет отстаивать свои права, конфликтовать с администрацией, от него проще отделаться.

Один из основополагающих принципов правосудия — гласность судебного разбирательства. Важность этого принципа была полностью осознана еще античными демократиями. Открытость, публичность судопроизводства, возможность любого гражданина видеть, как совершается правосудие — залог здоровья судебной системы, противоядие от злоупотреблений. В конструкции демократии гласность суда есть необходимейший элемент гражданских прав, устанавливающий сопричастность каждого к народовластию. Напротив, тайный суд есть верная примета несвободного общества, не демократичности государства.

Закон разрешает в отдельных случаях закрытое судебное разбирательство. Например по уголовным делам: если обвиняемым менее 16 лет, по делам о преступлениях против половой неприкосновенности, в интересах безопасности участников процесса и их близких лиц, в интересах сохранения государственной тайны. Но в любом случае приговор должен провозглашаться в открытом судебном заседании, по крайней мере его вводные и результативные части. Допустим, закрытое судебное заседание проходит в следственном изоляторе. Кто ни будь видел, чтобы для оглашения приговора открывались двери тюрьмы и впускалась публика с улицы? Широко распространены и так называемые «лагерные суды», когда судебное разбирательство проходит на территории исправительного учреждения. Как правило рассматриваются дела об изменении наказания: условно-досрочном освобождении, об изменении вида исправительного учреждения и т.д. Поскольку дел много, чтобы не возить заключенных, судья сам приезжает в лагерь. Публику, естественно, в лагерь не пустят. Широко процветает практика «открыто-закрытых» судов. Формально суд открытый, на деле создаются препятствия для его публичности. По телевизору часто проходят следующие сюжеты. Судья удалил журналистов из зала, судья не пустил журналистов в зал. Причем вовсе не в связи с кино-видео съемками /на них нужно разрешение суда/, а разбирательство гласное, т.е. журналисты та же публика. Наконец, очень часто охранники просто никого не пускают в здание суда. Кроме лиц, способных подтвердить свое участие в том или ином процессе. Допустим, вы идете мимо здания Верховного Суда и решили заглянуть: как там вершится правосудие? Вас не пустят. Если уж самим Верховным Судом так попирается закон, то чего можно ожидать от правосудия в целом?

Подведем некоторые итоги. Мы кратко рассмотрели состояние дел с соблюдением важнейших юридических принципов в российской действительности. А именно, в областях связанных с:

возможностью исправления судебных ошибок

правом на защиту

неотвратимостью в осуществлении закона

Выводы неутешительные. Беззаконие в России носит системный характер и обусловлено само работой юстиции. Не говоря уж о попустительстве юстиции преступлениям федеральной власти в Чечне. Но если нам в общем известно «кто виноват?», то следует закономерный вопрос «что делать?» Отвлечемся от общественных, политических, культурных составляющих во втором вопросе. Что может сделать гражданин, если беззаконие касается его лично и его близких, окружающих его людей? Как ему себя вести и чего он не должен делать? Способов нарушения законов на порядок больше их количества. Следовательно, для противостояния системному беззаконию требуется выработать системный подход, соблюдать некоторые правила поведения, осознать и выполнять главные принципы. Которые в России хорошо известны — не верь, не бойся, не проси. По трудности выполнения, для юридически неискушенного гражданина, эти принципы стоят именно в таком порядке.

Не верь. В отношение власти, особенно правоохранительных органов, должна действовать презумпция их виновности. Разумеется, вот этот конкретный милиционер, прокурор, судья могут быть честными, добросовестными людьми. Но могут и не быть. В любом случае они часть противостоящей вам системы и вы априори не должны им доверять. Как мил, обходителен, вежлив этот следователь. Возможно, он прекрасный семьянин, хороший друг, добрый в быту человек. Не заблуждайтесь! Сейчас он на работе, он следователь. То есть часть обезличенного, равнодушного к вам механизма. Наивно полагать, будто нацистские главари были извергами в быту, не подавали дамам руки на ступеньках, не слушали с упоением классическую музыку. Высокопоставленный эсэсовец, придя с работы домой, обнимал жену, целовал детей, гладил собаку. Не отдохнув, с цветами в руках шел к соседям проведать больную женщину. Но сегодня же отправил в газовые камеры тысячи невинных людей. Работа сама по себе, жизнь вне работы сама по себе. Сидящий перед вами следователь прямой наследник тех следователей, что по приказу свыше превратили в лагерную пыль миллионы людей. Да, сейчас отчасти иная политическая система, другие законы, время другое. Но жив все тот же дух беззакония. По-прежнему человек пылинка для следствия, прокуратуры, суда. Не хотите, чтобы вас сдули, не верьте. Не давайте себя обольстить никакими обещаниями, никакими манерами, сколь бы искренними они ни казались. Даже если они действительно не просто прием, не верьте. Лучше ошибаться в подозрительности, чем в доверии. Самое главное, не питайте иллюзий насчет справедливости. Мол во всем разберутся, закон восторжествует, вашей судьбой кто-то озабочен. Это опаснейшее заблуждение! Милейший следователь готов применить любой незаконный прием, обмануть. Не задумываясь сломать вашу судьбу, судьбу ваших близких. Работа такая. «Дело пустяковое, ничего серьезного, во всем разберемся, обещаю вам. Просто распишитесь здесь.» Не верьте! Может быть дело и пустяковое, но иногда пустяки приводят к катастрофам. Вы склонны видеть в следователе человека, он видит в вас материал для работы. Как и судья, прокурор, милиционер. Десять раз подумайте, прежде чем сказать. Сто раз подумайте, прежде чем подписать. Если не знаете как поступить, ничего не говорите, ничего не подписывайте. Поймите раз и навсегда: вы и юстиция противники. Против вас опытные и безжалостные люди, детали бездушной машины. Как в борьбе физической проигрывает делающий лишние движения, так и тут. Нет правил без исключения, это правило. Опытный борец может позволить себе обманные движения. Притвориться, что поверил, завлечь тем самым противника в расставленную ловушку, обмануть обманывающего, выведать его истинные намерения. Но только не переоценивайте себя. А самое главное — не верьте! Пусть ваши действия будут продиктованы расчетом, сознанием своей силы, подозрительностью, умом, превосходством и твердостью. Но только не доверием! Иногда опытные преступники идут на сговор со следователями и те свои обещания выполняют. Но это доверие профессионалов профессионалам. Уголовный и правоохранительный мир осознают свое парадоксальное единство, репутация здесь дорого стоит, а обман в единичном случае может помешать успеху в сотнях других. Но настоящая статья и не рассчитана на искушенных преступников, им достаточно в жизни и своего нелегкого опыта.

Не бойся. Доверие и страх связаны друг с другом. Страх, ощущение беспомощности вызывают желание опереться на кого-то, переложить на него тяжесть груза, довериться. Тут противник и подставит вам лукаво свое плечо. Имея дело с юстицией следует всего опасаться и ничего не бояться. Страх обессиливает, искажает реальность. И боимся мы, как правило, нам не известного. «Расскажите все, подпишите и мы сейчас же вас отпустим. Иначе отведем в камеру.» Не бойтесь! Камера, так камера. Везде люди. Тюрьма, изнутри, не враждебна человеку. Враждебны те, что сажают и охраняют. Они то и хотят вас устрашить. Не позволяйте им этого.

«Признайтесь, подпишите, получите условное наказание. Иначе будете сидеть.» Сидеть, так сидеть. Учтите, с твердо ведущим себя человеком гораздо меньше искушений поступать незаконно, чем с трусящим. Если вы не боитесь, противник понимает: на все его действия найдется противодействие. Смелость и слабого делает сильным, страх и сильного превращает в слабого. Не позволяйте себя запугивать.

Страх плохой советчик. Несколько подростков были арестованы за нападение на пьяного человека. Избитый скончался. Против несовершеннолетнего А* нет прямых улик. На него показали другие подростки, якобы он тоже участвовал. Следствие получило показания путем давления на ребят, применило незаконные методы. Причем были доказательства этого. У А* есть хорошее алиби: несколько человек свидетельствуют о его нахождении во время преступления за десятки километров от места преступления. Но следствие оказало давление и на этих свидетелей защиты. Что опять-таки можно доказать. В подобной ситуации требовалась бескомпромиссная борьба со следствием — заявления, ходатайства, жесткая линия защиты, толковый адвокат. Мать А* поступила иначе. В страхе перед нахождением сына в следственном изоляторе, предприняла все возможное для его освобождения под подписку о невыезде. Наняла сомнительного адвоката, бывшего милиционера, имеющего ходы к судье и следователю. Заплатила много денег и добилась своего. А* до суда освободили, подельники его оставались сидеть. Но защищать А* стало невозможно, да и некому. Любое противодействие следователю наталкивалось на угрозу возвращения в тюрьму. В итоге А*, якобы главный зачинщик, получил максимальный по сравнению с другими срок — 9 лет лишения свободы. Причем остальным их время пребывания под арестом засчитали в срок. Быть им на зоне уже меньше назначенного приговором.

Не проси. Из трех заповедей самая простая для выполнения. Всякая просьба ставит просителя в зависимость. А рождена доверием или страхом. Уж если вы не верите и не боитесь, то и не просите. Только требуйте.

«Хорошо», — подумает читатель — «Понятно, чего не надо делать, а что делать надо?» Невозможно выписать рецепты на все случаи жизни. Но есть общие правила. Перед вами, скрепленный общностью интересов, монолит: исполнительная власть, прокуратура, суд. Старайтесь найти зазоры, трещины в монолите и вбивайте в них клинья. Разделяйте, чтобы не властвовали. Общая схема такова. Решения, действия и бездействие должностных лиц /органов государственной власти, органов местного самоуправления/, нарушающие права и свободы граждан, могут быть обжалованы в порядке гражданского судопроизводства. Если действия должностного лица к тому же подпадают под уголовную статью, требуйте возбуждения уголовного дела от прокуратуры. Отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован в соответствие с уголовно-процессуальным кодексом. Как и решения и действия /бездействие/, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, либо затруднить доступ граждан к правосудию. Правда, суды упорно не хотят принимать такие жалобы к производству. Но не пытаясь их заставить это делать, мы всегда будем иметь мертворожденный УПК. Незаконные действия следователя, дознавателя, такие как фальсификация доказательств, принуждение к даче показаний путем применения угроз, шантажа, насилия, издевательств, пыток влекут уголовную ответственность. Вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта является уголовно наказуемым деянием. Решение суда первой инстанции может быть обжаловано с суде второй инстанции, в кассационном /апелляционном / порядке. Вступившие в законную силу судебные решения могут быть обжалованы в надзорном порядке. Нормативные правовые акты органов государственной власти, органов местного самоуправления или должностных лиц, нарушающие права и свободы граждан, могут быть признаны противоречащими закону полностью или частично в порядке гражданского судопроизводства. Конституционный суд по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность законов, примененных или подлежащих применению в конкретных делах. Европейский суд по правам человека /г. Страсбург/ рассматривает жалобы граждан на нарушения их прав и основных свобод, предусмотренных Европейской Конвенцией по правам человека, если исчерпаны внутригосударственные средства защиты.

Действуйте последовательно, не оставляйте без внимания никакие прегрешения власти, ставьте ей каждое лыко в строчку, реагируйте на любые нарушения ваших прав. Если заинтересованы в положительном исходе своего дела. Нарушению принципа неотвратимости уголовного преследования противопоставьте свой принцип. Принцип неотвратимости вашего личного преследования беззакония. Используйте иерархию законов, иерархию судебных и прочих инстанций. Главный ваш инструмент — бумага. Заявления, жалобы, иски, ходатайства. Бюрократической системе юстиции следует противопоставить собственную бюрократическую систему. Для юстиции не существует человека, только документ. Зачем ей решать проблему в реальности, если существует решение на бумаге? Пусть так. Бумагам противопоставьте бумаги. Зачем правоохранителям головные боли по вашему поводу, если проще отписаться? Докажите, что не проще. Поставьте юстицию перед необходимостью решать не ваши проблемы, а ее собственные. По вашему поводу. Каждый из милицейских начальников, судей, прокуроров склонен думать о гражданах: «Вас тут много, а я один.» Они заблуждаются. Пусть поймут: вы один, а их много. Допустим, с вами случилась история, описанная в начале статьи. На незаконные действия милиции вы подали: жалобу в МВД, заявление о преступлении в прокуратуру, жалобу в суд /в соответствие с ГПК/. На отказ прокуратуры в возбуждение уголовного дела подали жалобу в суд /в соответствие с УПК/. По этому же поводу подали жалобу в вышестоящую прокуратуру. Если судами явно были нарушены ваши права, вынесены заведомо неправосудные определения в отношении ваших ходатайств, исчисления сроков и т.п., обратились в Генеральную прокуратуру о привлечении судей к уголовной ответственности. Молчание или отказ в возбуждении уголовного дела со стороны Генеральной прокуратуры обжаловали в суде /в соответствие с УПК/. По поводу тех же определений судов подали жалобы в кассационном порядке. Окончательные судебные решения по вашим делам полностью или частично опять-таки обжаловали в кассационном порядке /в соответствие с ГПК и УПК/. И так далее. То есть вы реагируете по принципу нанесения нескольких ударов по юстиции на каждый удар с ее стороны.

Каждая вышестоящая инстанция вынуждена разбираться по поводу нижестоящей инстанции. Даже если разбирательство формальное, на него тратятся время и усилия, хотя бы для сочинения отписок. Вышестоящая инстанция готова прикрывать глаза на беззакония нижестоящей инстанции. Но до определенного предела. Пока действия подчиненных не начинают доставлять хлопоты и неприятности. Поскольку и у начальников есть свои начальники. Кроме того, суд вынужден разбираться с прокуратурой, прокуратура с судом, а все вместе они с милицией. Если вы явно правы, а интересы каждой прокурорской и судебной инстанции не затронуты явным образом, милицию могут призвать к порядку. И не только ее. К тому же все ваши противники могут согласовать свои действия только на основании закона. А беззаконие и незаконная интерпретация закона вызывают разноголосицу. Вполне понятную, каждый начальник не может посоветоваться с каждым начальником, да они и не подозревают до поры до времени об общем участии в вашем деле. Их много, а вы один! Чем больше несогласованности в их действиях, нестыковок в решениях и аргументации, тем сильнее болит голова у каждого из них. А все вместе они вынуждены решать свои проблемы по вашему поводу. Перед вами отряды регулярной армии. Сила которой была бы в согласованности, дисциплине, единообразном исполнении устава, т.е. закона. Вы партизан, наносящий неожиданные удары с разных сторон. Преимущественно по растянутой линии фронта, в стыках между отрядами. Разумеется, противники могут консолидироваться на основе беззакония, почувствовав угрозу своим высшим, кровным интересам. Что и происходит в важных политических, имущественных, общественных делах. Но в рядовой стычке с милицией, например, у вас есть шансы на победу. Которые, впрочем, существуют в любом деле, сколь бы не были малы. Преподать урок, потрепать противника, вы можете почти всегда. Все зависит от вашей заинтересованности. И ваших сил, которые надо беречь. Не следует ходить по инстанциям, нарываться на не приемные дни и часы, отсутствие начальников, вздорные отказы и т.п. Не позволяйте себя изматывать. Каждое заявление, жалобу, иск, ходатайство следует отправлять заказным письмом с заказным уведомлением о вручении. Стараясь соблюдать следующие правила. Одно заявление — одно письмо. Два заявления — два письма. Одно существенное требование — одно заявление /ходатайство, жалоба/. Два существенных требования, пусть и в одно место, два заявления /ходатайства, жалобы/.Вы можете устно заявлять ходатайства в судебном заседании. Но отметят ли в протоколе, а главное, как отметят? Подайте письменное ходатайство, пусть лежит в деле. Не слишком надейтесь на исполнительных секретарш, добросовестные канцелярии, работящие дежурные части. Старайтесь иметь документальное подтверждение всех ваших действий и действий противника, копии всех ваших бумаг, оригиналы и копии бумаг противника. Допустим, вы получили ответ из прокуратуры. Приобщайте к жалобе в суд не оригинал ответа, а его копию. Оригинал можно предъявить в судебном заседании. Будьте мелочны и подозрительны. Бюрократия изощрена в мелочах, нечестна в приемах. Проявляйте предусмотрительность, не предоставляйте возможности для обмана. Конечно, иногда необходимы немедленные действия, при непосредственной угрозе жизни, здоровью, необратимых последствий беззакония. Тут уже не до почты, не грех побегать по инстанциям, позвонить прокурору, пробиться на прием к председателю суда. Но обязательно продублируйте свои действия бумагами. Сперва отданными секретарю, в дежурную часть, в канцелярию. Затем отправленными по почте.

Не поддавайтесь эмоциям. Изложение должно быть сухим, точным. Используйте «канцелярит», юридический жаргон. Все, что вы опротестовываете, квалифицируйте с юридической точки зрения, со ссылками на соответствующие статьи, части, параграфы закона. Каждое свое требование основывайте на соответствующих юридических нормах, указывая статьи, части, параграфы. Не скупитесь на дословное цитирование. Если простую мысль можно выразить простым же языком или цитатой из закона, прибегайте к цитате. Показывая себя тем самым искушенным, знающим противником. Стоит ли с вами связываться? Добиваясь и другой цели. Формирования в голове адресата готового юридического решения в вашу пользу. Особенно полезно обращение в суд. Старайтесь любой вопрос решать в суде. Не потому, что там больше справедливости. Но потому, что судопроизводство есть процесс, запускаемый вашим обращением. Прокурору легко отмолчаться или отписаться. Судье трудно: в любом случае он должен принять дело к производству или отказать в этом определением. Оснований для отказа предусмотрено законом немного. К тому же определение суда может быть обжаловано в следующей инстанции. Итак, судье придется: принять дело, принять решение о подготовительном слушании, назначать сроки рассмотрения, разрешать вопросы о привлечении свидетелей, истребовании доказательств, оповещении сторон, участии прокурора. Проводить судебное заседание, выносить решение, обеспечивать сторонам доступ к материалам дела, принимать замечания на протокол, выдавать копии и т.д. Столько хлопот! Потом дело может рассматриваться во второй инстанции, а оттуда вернуться назад! Обращаясь периодически в суд, тем более в один и тот же, вы заставляете правосудие пусть и плохо, но работать. Создаете себе репутацию в глазах суда и оппонентов. Создаете антирепутацию оппонентам в глазах суда. Так стоит ли с вами лишний раз связываться? Тем более, если дела частенько выигрываете?

Беззаконие растение тенелюбивое, боится гласности. Старайтесь вытащить его на свет, на обозрение публики. Не слишком удобно привлекать внимание общественности к своей персоне, да еще по пустякам. Но когда беззаконие касается другого, вполне допустимо. Присутствие публики в зале, да еще с блокнотами в руках, действует на суд отрезвляюще. Как и публикации в прессе, если случай серьезный. Демонстрации, внимание газет и телевидения хорошие аргументы в правозащитной кампании.

Во всяком деле есть свои издержки. Как не стать сутяжником? Надо отстаивать свои права, права других. Обостренное внимание к нарушению собственного права, бурная реакция на любую мелкую несправедливость, излишняя чувствительность к личным неприятностям — вот где опасность. Хорошо защищает свои права тот, кто защищает права других. Разумеется, и себя надо защищать. Когда дело стоит этого, когда затронуты ваши существенные интересы, когда это велят совесть и честь. Когда понимаете: сопротивляясь произволу вы действуете и на благо других. Важна мера. Вообще, нахождение меры, по видимому, одна из главных жизненных задач человека. В любом случае полезно выработать некоторые правила. Сильные эмоции, излишняя трата интеллектуальных, душевных сил — непозволительная роскошь, особенно в собственном деле. Обдумали все, написали бумагу, отправили и . забыли. Важно терпение, кто не умеет ждать, тот ничего не умеет. Пришло время — написали новую бумагу. Не следует ни бурно радоваться победе, ни сильно огорчаться поражению. Кончился суд — забыли. До нового суда. Скажите себе: «Да кто они такие, чтобы все время занимали мои мысли и чувства, заслоняли собой весь мир?» Состояние повседневной напряженной борьбы обедняет человека, иссушает душу, ограничивает кругозор. Вот почему в борьбе всегда есть опасность походить на противника. Разумеется, существуют ситуации, когда только постоянное напряжение сил, деятельная ненависть, стремление к цели позволяют выжить. И телу, и духу. Например в тюрьме, на войне. Но нелепо превращать всю жизнь в тюрьму и войну. Фанатичное преследование цели зачастую обесценивает ее. История общества, индивидуальные судьбы дают тому много примеров. К защите собственного права следует относиться как к рутинной необходимости. И даже в самых острых схватках хорошо бы видеть элементы игры, сохранять спокойствие и непринужденность. Подобно ловкому борцу на ковре.

Важно знать, когда остановиться и где предел возможностей. Бывают дела, которые не выиграть. Или выигрыш /моральный тоже/ не стоит затраченных усилий. Полезно оглянуться вокруг: действительно ли мои неприятности так велики, не пустяк ли они по сравнению с несчастиями других? Не важнее ли помочь им?

Печальна участь человека, годами, а то и десятилетиями, вкладывающего всю душу в отстаивание своего права по любому пустяку. Все ищущего и ищущего справедливости по инстанциям. Справедливость не где-то там, а в нас самих.

«Обезьянник» — специальное помещение для задержанных в участке милиции.

Это интересно:

  • Форма заявление на получение единовременного пособия при рождении ребенка Приказ о выплате единовременного пособия при рождении ребенка Приказ — это распорядительный документ, посредством которого руководитель или иное ответственное лицо, его замещающее, отдает распоряжение совершить определенные […]
  • Долги у приставов узнать псков Банк данных исполнительных производств В соответствии со статьей 6.1 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» Федеральная служба судебных приставов создает и ведет банк данных исполнительных […]
  • Налоговый кодекс рф статья 259 Статья 259. Методы и порядок расчета сумм амортизации 1. В целях настоящей главы налогоплательщики вправе выбрать один из следующих методов начисления амортизации с учетом особенностей, предусмотренных настоящей главой: 1) […]
  • Отказ ресурсоснабжающей организации от заключения договора Какие могут быть основания расторжения ресурсоснабжающей организацией договоров на поставку коммунальных ресурсов (теплоснабжение, холодное и горячее водоснабжение), заключенных между ресурсоснабжающей организацией и управляющей […]
  • Льготы на получение земельного участка ветеранам труда Льготы на земельный участок ветеранам труда Добрый вечер Максим, внимательно изучив вашу ситуацию, могу сказать Вам следующее. К великому сожалению, все вопросы связанные с исполнением льготных обязательств по отношению к […]
  • Мировое соглашение закон Мировое соглашение о разделе имущества супругов Одним из самых сложных семейных споров является спор о супружеском имуществе, который чаще всего возникает в связи с разводом. Судебное разбирательство, как правило, долгое, […]
  • Юридическая помощь в воронеже Бесплатная юридическая помощь: порядок оказания, список адвокатов Федеральным законом от 21.11.2011 г. № 321-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» установлены основные гарантии реализации права граждан […]
  • Адвокат александр семенов Адвокат александр семенов В Краснодаре суд оставил в силе решение по делу о громком ДТП с сыном бывшего начальника милиции, виновника аварии защищает известный московский адвокат Александр Добровинский. О тяжелой аварии, […]