Гк рф взыскание с работника

Гражданское дело о взыскании с бывшего работника процентов за пользование чужими денежными средствами

За юридической помощью к адвокату по трудовым спорам обратился работник. Решением суда работодателю было отказано в удовлетворении иска о взыскании с работника процентов за пользование чужими денежными средствами.

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

19 января 2013 г.

Хорошевский районный суд г.Москвы в составе председательствующего судьи Голубевой В.В. при секретаре Наделяевой Е.И., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-95\2013 по иску ОАО «А» к ДСИ о взыскании процентов,

У С Т А Н О В И Л :

Истец ОАО «А» в лице конкурсного управляющего обратился в суд с иском, уточненным в порядке ст.39 ГПК РФ, к ДСИ о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, указывая в обоснование иска, что ответчик на основании трудового договора исполнял в ОАО «А» обязанности генерального директора. Согласно решения суда ответчик незаконно выплатил себе премий на сумму 103771428,31 руб. На основании ст.395 ГК РФ истец просил о взыскании процентов за незаконное пользование ответчиком указанной денежной суммой.

В судебное заседание истец в лице представителей по доверенностям ФИО5, ФИО6 явился, уточненный иск подержал, настаивал на его удовлетворении.

Ответчик ДСИ в суд не явился, извещен, его представитель по ордеру адвокат ФИО7 в суд явилась, иск не признала, представила письменные возражения, заявила о пропуске срок исковой давности. в возражениях представитель ответчика указала, что истец и ответчик состояли в трудовых правоотношениях. На основании ст.238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему действительный прямой ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Требования ст.395 ГК РФ на возникшие правоотношения не распространяются. В заявлении о применении срока исковой давности указала, что исковые требования предъявлены в суд 00.00.0000 На основании ст.392 ТК РФ срок исковой давности по делам данной категории – 1 год. Последняя премия была выплачена ответчику 00.00.0000, то есть срок исковой давности истек 00.00.0000

Заслушав представителей сторон, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

Согласно ст.395 ч.1 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

Анализ указанной нормы закона во взаимосвязи с токованием данного положения, данного Пленумом ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ N 13 и Пленумом ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ N 14 в ПОСТАНОВЛЕНИИ от 8 октября 1998 года «О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ПРОЦЕНТАХ ЗА ПОЛЬЗОВАНИЕ ЧУЖИМИ ДЕНЕЖНЫМИ СРЕДСТВАМИ (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 34, Пленума ВАС РФ N 15 от 04.12.2000) даёт суду основания считать, что проценты указанного рода взыскиваются при наличии между сторонами обязательств гражданско-правового характера.

Судом установлено, что стороны по настоящему делу состояли в трудовых отношениях. Решением суда от 12.03.2010 г. с ответчика в пользу истца был взыскан ущерб, причиненный работником работодателю в виде незаконно начисленных и полученных премий в размере

Согласно ст.238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Следовательно, требования ст.395 ГК РФ на возникшие правоотношения не распространяются, так как стороны по делу состояли с трудовых правоотношениях. Права истца на возмещение прямого действительного ущерба ранее были защищены судебным решением. Упущенная выгода работодателя взысканию с работника не подлежит.

Истец согласно ст.208 ГПК РФ имеет право лишь на индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда, а не на взыскание процентов в порядке ст.395 ГК РФ. Однако такие требования истцом не заявлялись.

В связи с отсрочкой уплаты истцом госпошлины на основании ст.90 ГПК РФ в настоящее время с истца надлежит взыскать госпошлину в доход государства согласно ст. 333.19 ГПК РФ в размере

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194- 199 ГПК РФ, суд

В иске ОАО «А» к ДСИ о взыскании процентов отказать.

Взыскать с ОАО «А» государственную пошлину в доход государства в размере

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд через районный суд в месяца с момента принятия решения суда в окончательной форме.

Денежные обязательства сторон трудового договора: проблемы правового регулирования

Автор: Максим Кратенко

Кратенко М.В., канд. юрид. наук, доцент кафедры гражданского права Сибирского федерального университета (г. Красноярск)
[email protected] , 8-904-892-97-88

Не оспаривая существование трудового права в качестве самостоятельной отрасли, автор указывает на ряд пробелов в регулировании имущественных отношений между работником и работодателем. Отсутствие соответствующих норм в Трудовом кодексе РФ и невозможность субсидиарного применения норм гражданского законодательства существенно ограничивает правоспособность сторон трудового договора, не позволяет эффективно разрешать возникающие между ними конфликты. В свете правовой позиции Конституционного Суда РФ о том, что контрагенты вправе самостоятельно выбирать правовую форму взаимоотношений (трудовой или гражданско-правовой договор) , дальнейшее противопоставление трудового и гражданского законодательства представляется неконструктивным. По примеру ст. 4 Семейного кодекса РФ, автор предлагает дополнить Трудовой кодекс РФ нормой о том, что к имущественным отношениям работника и работодателя, не урегулированным трудовым законодательством, применяются нормы гражданского законодательства постольку, поскольку это не противоречит существу трудовых отношений и не ущемляет права работника.

Денежные обязательства сторон трудового договора: проблемы правового регулирования

1. Денежные обязательства работника и работодателя с точки зрения действующего ТК РФ

Определяя сущность трудовых отношений и содержание трудового договора, законодатель делает акцент на обязанностях работника лично выполнять трудовую функцию (работу по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности) и соблюдать правила внутреннего трудового распорядка (ст. 15, ст. 56 Трудового кодекса РФ). Личное исполнение работником обязательств по договору, несамостоятельный характер труда (отсутствие права собственности на средства производства и риска недостижения результата работ) и наличие субординационной связи между работодателем и работником (подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка) по-прежнему выступают основными критериями разграничения трудовых и гражданско-правовых отношений. Не удивительно, что большая часть статей Трудового кодекса РФ посвящены регулированию процесса труда: рабочему времени и времени отдыха, трудовой дисциплине, охране труда, профессиональной подготовке и переподготовке работника, особенностям труда отдельных категорий работников.

Однако взаимоотношения сторон трудового договора не сводятся к реализации одной лишь трудовой функции. Между работником и работодателем могут возникать и разного рода «денежные обязательства» : по оплате труда работника (выплате заработной платы, компенсаций, выходного пособия); по возмещению работодателем материального ущерба, причиненного имуществу работника, и компенсации работнику морального вреда (ст. 235, ст. 237 Трудового кодекса РФ); по возмещению работником материального ущерба, причиненного работодателю, или затрат, связанных с обучением (ст. 238, ст. 249).

Трудовое законодательство не содержит общих положений об обязательствах, в том числе опосредующих их динамику: о принципах исполнения обязательства, о перемене лиц в обязательстве, о прекращении обязательств и пр. Даже вопросы материальной ответственности работодателя и работника урегулированы Трудовым кодексом РФ выборочно. Так, при нарушении работодателем срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их вместе с процентами в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка РФ от невыплаченных в срок сумм за каждый день просрочки (ст. 236). В то же время законодатель умалчивает о последствиях несвоевременного возмещения работником материального ущерба, причиненного работодателю, или затрат на обучение. Возможность использования работодателем в подобных случаях ст. 395 Гражданского кодекса РФ и взыскания с работника процентов за пользование чужими денежными средствами практически исключена, поскольку отечественный законодатель не рассматривает гражданское и трудовое право в качестве смежных отраслей, допускающих субсидиарное применение норм другой отрасли.

ЗАО «Посейдон-М» обратилось с иском к Е. о взыскании суммы ущерба в размере 432 799,90 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 79 440,72 руб. Исковые требования мотивированы тем, что в период с 25.01.2006 г. по 22.01.2007 г. ответчик состоял с истцом в трудовых отношениях, получил по приходным ордерам денежные средства в сумме 901 200 руб., из которых на сумму 432 799,90 руб. не представил отчет о расходовании денежных средств по назначению.

Решением мирового судьи судебного участка № 136 г. Санкт-Петербурга от 05 февраля 2008 г. исковые требования удовлетворены частично, с Е. в пользу истца взысканы сумма ущерба — 276 157,52 руб. и проценты за пользование чужими денежными средствами — 51 636,47 руб.

Апелляционным решением Невского районного суда г. Санкт-Петербурга от 27 октября 2008 г. решение мирового судьи отменено, в удовлетворении иска ЗАО «Посейдон-М» отказано со ссылкой на несоблюдение истцом правил выдачи денежных средств подотчетному лицу (не указаны цели, на которые выданы денежные средства) и непредставление доказательств использования ответчиком полученных денежных средств не по назначению.

Отменяя все вынесенные по делу судебные акты в порядке надзора, Президиум Санкт-Петербургского городского суда отметил в числе прочего, что положения ст. 395 ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами не применяются к трудовым отношениям.

Случаи, в которых суд прямо высказывается в пользу применения норм гражданского права к денежным обязательствам между работником и работодателем, достаточно уникальны и обусловлены редакцией некоторых статей Трудового кодекса РФ.

Отдел вневедомственной охраны при УВД по Чукотскому автономному округу (далее – ОВО) обратился в суд с иском к Д. о взыскании суммы задолженности, ссылаясь на то, что в период с 2005 по 2007 г. Д. работала в ОВО. В результате ревизии финансово-хозяйственной деятельности истца в 2008, при проверке начисления заработной платы была выявлена переплата ответчику, а также долг ответчика по подотчетным суммам. Истец обратился к ответчику с требованием о погашении образовавшейся задолженности. Ответчик письменно подтвердил свою обязанность по уплате части истребуемой суммы, однако нарушил сроки выплаты, что и стало причиной обращения истца в суд.

Решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 25 мая 2010 г. в удовлетворении иска ОВО отказано в связи с истечением срока давности, установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ (один год со дня обнаружения ущерба).

Отменяя данное решение, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда указала на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права. Согласно ч. 4 ст. 248 Трудового кодекса РФ работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично. По соглашению сторон трудового договора допускается возмещение ущерба с рассрочкой платежа. В этом случае работник представляет работодателю письменное обязательство о возмещении ущерба с указанием конкретных сроков платежей. Отношения между бывшим работником и работодателем с момента дачи работником письменного обязательства, регулируются общими принципами обязательственного права и к ним применим общий срок исковой давности, установленный ст. 196 ГК РФ в три года. Как усматривается из материалов дела, последний платеж от Д. поступил 05.11.2009 г., в дальнейшем никаких денежных переводов от нее не поступало, следовательно, с этого момента работодатель обнаружил нарушение своего права на возмещение ущерба. С иском в суд ОВО обратился 10.03.2010 г., в связи с чем, срок исковой давности, установленный ст. 196 ГК РФ, по требованию ОВО к Д. об исполнении письменного обязательства не может считаться пропущенным.

В данном случае суд кассационной инстанции справедливо обратил внимание на использование законодателем в ч. 4 ст. 248 Гражданского кодекса РФ традиционных гражданско-правовых терминов (обязательство, рассрочка платежа), что позволило сделать вывод о гражданско-правовых последствиях неисполнения работником данного им письменного обязательства и применении к спорным отношениям общего срока исковой давности.

Аналогичный вывод, о гражданско-правовой природе обязательства работодателя, был сделан судом при рассмотрении другого дела, связанного с оспариванием соглашения между работником и работодателем о добровольной компенсации морального вреда. Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия указала на неправильное применение судом норм материального права, поскольку суд при разрешении спора сослался лишь на положения ст. 237 Трудового кодекса РФ («Возмещение морального вреда, причиненного работнику») и несогласие истца с размером полученного от ответчика возмещения. Между тем, указанное соглашение по своей сути является гражданско-правовой сделкой (ст. 153 Гражданского кодекса РФ) и может быть признано недействительным по основаниям, перечисленным в § 2 гл. 9 Кодекса. Одним из таких оснований является кабальность сделки (ст. 179 Гражданского кодекса РФ), на которую истец ссылался в своем исковом заявлении, однако соответствующие обстоятельства (признаки кабальности сделки) судом первой инстанции исследованы не были.

2. О применении гражданско-правовых конструкций (цессии, перевода долга, новации) к денежным обязательствам работника и работодателя: анализ судебной практики

См.: Басалаева С.П. К вопросу о правовой природе трудового договора // Правоведение. 2003. № 4. С. 88-89; Эрделевский А.М. Трудовой и гражданско-правовой договоры: сходство и различия // Трудовое право. 2003. № 2. С. 5 – 6; Сойфер В.Г. Трудовое и гражданское законодательство в регулировании трудовых отношений // Законодательство и экономика. 2005. № 9. С. 85.

В отличие от гражданского, трудовое право не оперирует термином «денежное обязательство», не регулирует место и валюту исполнения денежных обязательств, не устанавливает очередность погашения требований по денежному обязательству и пр.

Затронутая в настоящей статье проблема не возникает в тех правовых системах, где договор о найме работ и услуг («трудовой договор») является одним из институтов гражданского права, что позволяет распространить на него общие положения об обязательствах и договорах и в тоже время не исключает возможности специального правового регулирования отдельных аспектов трудовых отношений. См.: Гражданское уложение Германии. Науч. редакторы – А.Л. Маковский и др. М., 2004. С. 176 и сл.; Трудовое и социальное право зарубежных стран: основные институты. Сравнительно-правовое исследование / Под ред. Э.Б. Френкель. М., 2002. С. 109 и сл.

Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 08 апреля 2009 г. № 44г-46/09 // СПС «КонсультантПлюс».

Определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 04 октября 2010 г. № 33-13577 // СПС «КонсультантПлюс».

Определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 17 августа 2006 г. по делу № 33-5913/2006 // СПС «КонсультантПлюс».

Полная версия статьи в печатной версии Трудовое право.

Статья 1068. Ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником

1. Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

2. Хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива.

Комментарий к Ст. 1068 ГК РФ

1. Комментируемая статья устанавливает особенности ответственности за другое лицо, причинившее вред, а именно:

— работодателя за действия работников;

— заказчиков и других лиц на основании гражданско-правового договора за лиц, действовавших по их заданию и под их контролем;

— полных товариществ, товариществ на вере, производственных кооперативов за их участников при осуществлении ими деятельности товарищества или кооператива.

Положения настоящей статьи не означают, что в трудовых отношениях к работникам приравниваются лица, с которыми заключен гражданско-правовой договор. Как отмечается в ч. 4 ст. 11 ТК РФ, в тех случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на лиц, работающих на основании договоров гражданско-правового характера (если в установленном ТК РФ порядке они одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей). Наличие фактических трудовых отношений может быть установлено судом.

Положение абз. 1 п. 1 настоящей статьи распространяется не только на постоянных работников данной организации, но также и на временных (на основании срочного трудового договора), совместителей или внештатных работников, т.е. на всех лиц, с которыми заключен трудовой договор либо которые на основании фактического допущения приступили к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (ст. 16 ТК).

Работник в момент причинения вреда должен находиться при исполнении своих трудовых обязанностей, обусловленных трудовым договором. Трудовые (служебные, должностные) обязанности работника определяются в трудовом договоре, согласно которому работник обязуется выполнять работу по определенной специальности, квалификации, профессии, должности, конкретного вида, с подчинением внутреннему трудовому распорядку.

В качестве работодателя согласно ст. 20 ТК РФ может выступать физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником. В случаях, предусмотренных федеральными законами, в качестве работодателя может выступать иной субъект, наделенный правом заключать трудовые договоры. В качестве работодателей — физических лиц выступают физические лица, зарегистрированные в установленном порядке в качестве индивидуальных предпринимателей и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также частные нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, и иные лица, чья профессиональная деятельность в соответствии с федеральными законами подлежит государственной регистрации и (или) лицензированию, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления указанной деятельности. Физические лица, осуществляющие в нарушение требований федеральных законов указанную деятельность без государственной регистрации и (или) лицензирования, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления этой деятельности, не освобождаются от исполнения обязанностей, возложенных на работодателей — индивидуальных предпринимателей. Кроме того, в качестве работодателей выступают физические лица, вступающие в трудовые отношения с работниками в целях личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства и не являющиеся индивидуальными предпринимателями.

Если работником вред был причинен при исполнении своих должностных обязанностей юридическому лицу, не являющемуся его работодателем, например при выполнении договорных обязательств между хозяйствующими субъектами, то вред возмещает юридическое лицо, являющееся работодателем работника.

Если вред причинен работником в нерабочее время, не при выполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, то нормы комментируемой статьи не подлежат применению, что подтверждается и судебной практикой .

———————————
Определение ВАС РФ от 7 ноября 2007 г. N 14802/07 по делу N А65-38932/2005-СГ3-12. Исходя из положений ч. 1 ст. 1068 ГК РФ возложение ответственности на юридическое лицо за действия своего работника возможно в том случае, если работник причинил вред при исполнении трудовых обязанностей и имелись общие условия ответственности за вред, предусмотренные ст. 1064 ГК РФ.

В том случае, если вред причинен работником другим работникам юридического лица, то на данные отношения также распространяются нормы комментируемой статьи, что подтверждается и судебной практикой. Так, согласно приговору суда причинитель вреда в момент причинения тяжкого вреда здоровью своего подчиненного, являясь командиром отделения, в котором служил потерпевший, руководил его работой в соответствии с должностными обязанностями. При таких условиях ответственность за вред, причиненный работником, должна нести войсковая часть, т.е. работодатель, где он состоял на военной службе.

———————————
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов за 2001 год» // СПС «КонсультантПлюс».

В процессуальных отношениях работодатель выступает в качестве ответчика, а непосредственный причинитель вреда — в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика. Так, в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» отмечается, что в случае, когда сведения были распространены работником в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии с комментируемой статьей является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Учитывая, что рассмотрение данного дела может повлиять на права и обязанности работника, он может вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле (ст. 43 ГПК).

———————————
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 4.

В правоприменительной практике возникает конкуренция между нормами комментируемой статьи и ст. 1079 ГК РФ, и вопрос решается в пользу последней как специальной, устанавливающей ответственность владельца источника повышенной опасности независимо от вины. При этом не является самостоятельным владельцем и ответчиком по ст. 1079 ГК РФ лицо, управляющее чужим транспортным средством в силу исполнения трудовых или служебных обязанностей. В случае причинения вреда источником повышенной опасности за пределами служебных обязанностей, в нерабочее время, для личных нужд ответственность возлагается на работодателя, если тот не докажет, что транспортное средство выбыло из его владения в результате противоправных действий работника (п. 2 ст. 1079 ГК). При наличии вины работодателя в противоправном изъятии транспортного средства из его владения ответственность может быть возложена как на работодателя, так и на его работника — в долевом порядке.

3. Абзац 2 п. 1 комментируемой статьи распространяется также на лиц, которых связывают гражданско-правовые отношения, но при этом одно лицо действует по заданию и под контролем другого лица.

Возложение на хозяйственные товарищества (полные товарищества, товарищества на вере), производственные кооперативы ответственности за вред, причиненный их участниками (членами), объясняется тем, что их участники (члены) занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества или кооператива в силу участия (членства). Данные отношения носят гражданско-правовой характер. При этом в отношении товариществ на вере целесообразно рассматривать распространение норм настоящей статьи лишь на полных товарищей, которые осуществляют управление деятельностью товарищества на вере (ст. ст. 72, 73, 84 ГК), а не на вкладчиков, правовое положение которых аналогично положению участников хозяйственных обществ. Полные товарищи в полном товариществе и товариществе на вере, а также члены производственного кооператива несут субсидиарную ответственность по обязательствам товарищества принадлежащим им имуществом (ст. ст. 69, 82, 107 ГК).

4. Несмотря на то что лица, указанные в настоящей статье, несут ответственность за вред, причиненный другими лицами, принцип вины, предусмотренный ст. 1064 ГК РФ, применяется и к данным правоотношениям с учетом п. 3 ст. 401 ГК РФ. Как отмечается в Определении Конституционного Суда РФ от 16 февраля 2006 г. N 12-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Полтавцевой Александры Петровны на нарушение ее конституционных прав положениями статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации», положения комментируемой статьи не могут применяться вне системной взаимосвязи с его ст. 1064. Наличие вины — общий принцип юридической ответственности, исходя из которого в гражданском законодательстве установлены основания ответственности за причиненный вред. Так, ст. 1064 ГК РФ, регламентирующей общие основания ответственности за причинение вреда, предусмотрено, в частности, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, которое освобождается от такого возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине; возмещение вреда при отсутствии вины причинителя вреда может быть предусмотрено законом (п. п. 1 и 2 указанной статьи).

Вина названных физических лиц, если их действия совершались в пределах служебных (трудовых) обязанностей, рассматривается как вина самого юридического лица. Работодатель и иные лица, указанные в комментируемой статье, несут гражданскую (имущественную) ответственность за причинителей вреда при исполнении служебных обязанностей, вне зависимости от того, был ли данный причинитель вреда привлечен к уголовной, административной ответственности или нет.

5. Лица, возместившие вред, причиненный другим лицом, согласно п. 1 ст. 1081 ГК РФ имеют право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Исковая давность по такому требованию начнет течь с момента выплаты юридическим лицом суммы возмещения вреда за своего работника.

Данное положение распространяется на требования о возмещении как материального, так и морального вреда. Возмещая моральный вред работнику, пострадавшему в результате несоблюдения требований охраны труда руководителем организации, работодатель вправе взыскать с последнего в порядке регресса выплаченные пострадавшему денежные средства в полном объеме. Если же вред причинен по вине другого работника, то он несет материальную ответственность перед работодателем в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами (ст. 241 ТК).

Лица, с которыми заключен трудовой договор, несут ответственность по нормам трудового законодательства. Глава 39 ТК РФ регулирует отношения, связанные с материальной ответственностью работника перед работодателем. Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами.

6. Спорным является вопрос о применении норм о возмещении вреда в отношении требований о компенсации за нарушение исключительных прав в соответствии с п. 3 ст. 1252 ГК РФ, согласно которому в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Судебная практика исходит из того, что требование о взыскании компенсации за нарушение интеллектуальных прав не входит в категорию требований из причинения вреда. Так, Постановлением ФАС Уральского округа от 11 января 2007 г. N Ф09-11655/06-С6 по делу N А60-8461/06 довод о необоснованном неприменении ст. 1068 ГК РФ был отклонен, поскольку указанной правовой нормой регламентирован порядок возмещения юридическим лицом вреда, причиненного его работником, в то время как иск заявлен о взыскании компенсации за нарушение авторских прав. По нашему мнению, поскольку компенсация взыскивается вместо причиненных убытков, то оснований для отказа в применение норм настоящей статьи к данным правоотношениям нет.

7. В случае ликвидации юридического лица или прекращения деятельности индивидуального предпринимателя, когда не имелось возможности капитализировать платежи, права и обязанности по возмещению вреда прекращаются. При причинении вреда жизни или здоровью граждан видится целесообразным возложение обязанности по возмещению такого вреда на Фонд социального страхования.

Взыскание ущерба с работника: ошибки работодателя

В трудовом законодательстве четко регламентированы правила привлечения работников к материальной ответственности. Однако судебная практика свидетельствует о том, что несмотря на это работодатели совершают массу ошибок, когда пытаются взыскать с работника причиненный им ущерб. Зачастую основная цель — возместить расходы, понесенные организацией из-за работника. При этом пренебрежение требованиями законодательства приводит к потере времени, судебным тяжбам и новым расходам. Обобщив судебную практику, мы выявили наиболее типичные ошибки, которые работодатели допускают при возложении на работника материальной ответственности. Расскажем о них, ведь учиться лучше на чужих ошибках.

Вопросы, касающиеся материальной ответственности работников, регулируются ст. 238—250 Трудового кодекса РФ (глава 39 ТК РФ).

В соответствии со ст. 238 ТК РФ все работники, виновные в причинении работодателю прямого действительного ущерба, несут материальную ответственность, то есть возмещают ущерб. Однако пределы такой ответственности не одинаковы для всех работников и определяются с учетом характера и объема их трудовых обязанностей, различий в служебной компетенции, предоставленных прав и др.

Полная ответственность в виде исключения

По общему правилу материальная ответственность работника, причинившего ущерб работодателю, ограничивается средним месячным заработком (ст. 241 ТК РФ). Ее называют ограниченной.

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника лишь в случае:

1) когда полная материальная ответственность возложена на работника законом;

2) недостачи ценностей, вверенных работнику на основании специального письменного договора или полученных по разовому документу;

3) умышленного причинения ущерба;

4) причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;

5) причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда;

6) причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом;

7) разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в ситуациях, предусмотренных федеральными законами;

8) причинения ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей.

Помимо этого материальная ответственность в полном размере может быть установлена трудовым договором, заключаемым с заместителями руководителя организации, главным бухгалтером (ст. 243 ТК РФ).

Казалось бы, трудовое законодательство четко определяет перечень случаев, когда работник обязан возместить работодателю ущерб в полном объеме. Тем не менее самой распространенной ошибкой является привлечение не к ограниченной, а к полной материальной ответственности.

Приказом работодателя П. принят на работу водителем-экспедитором в транспортный цех ЗАО. На трассе Екатеринбург — Курган 25 марта 2010 г. автомобиль ИЖ-27175-036, принадлежащий ЗАО, под управлением П. вышел из строя и получил механические повреждения.

Общество за свой счет отремонтировало автомобиль. Ремонт обошелся в 23 304 руб. 66 коп. ЗАО обратилось в суд с требованием о взыскании полной стоимости ремонта (она превышала размер месячной зарплаты работника).

Из акта расследования обстоятельств выхода из строя транспортного средства следует, что в причинении ущерба виновен водитель П. Он не принял своевременных мер по устранению неисправности, не сообщил о ней руководству ЗАО и самостоятельно принял решение о дальнейшей эксплуатации машины.

Материалами дела было установлено, что 25 марта 2010 г. водитель-экспедитор П. был направлен в командировку в г. Екатеринбург за грузом в сопровождении инженера Н. На обратном пути со стороны заднего моста автомобиля стал раздаваться скрип. Водитель остановился, поставил машину на домкрат, снял правое заднее колесо и попытался отсоединить тормозной барабан. Попытка не увенчалась успехом, и П. решил двигаться дальше.

В соответствии с должностной инструкцией водитель-экспедитор незамедлительно докладывает руководству обо всех происшествиях, хищениях и т.п. Водитель-экспедитор подчиняется начальнику транспортного цеха.

П. не известил начальника гаража либо руководство акционерного общества о серьезной поломке автомобиля и самостоятельно принял решение о продолжении движения.

Данное обстоятельство, по мнению ЗАО, указывает на наличие вины работника в причинении ущерба. Однако решением суда с П. в пользу ЗАО в счет частичного погашения ущерба был взыскан средний месячный заработок в сумме 9523 руб. 42 коп.

Суд указал, что работник должен нести материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, поскольку оснований для привлечения к материальной ответственности в полном размере причиненного ущерба нет.

(Из обзора судебной практики Курганского областного суда по гражданским делам за 2-е полугодие 2010 г.)

Вывод: привлечь к полной материальной ответственности можно только в одном из случаев, перечисленных в ст. 243 ТК РФ.

Договор о полной ответственности ничего не гарантирует

Еще одна распространенная ошибка работодателя — требование о возмещении ущерба в полном объеме на основании договора о полной материальной ответственности.

Действительно, одним из оснований для взыскания ущерба в полном объеме является п. 2 ст. 243 ТК РФ, то есть наличие договора о полной материальной ответственности. Многие работодатели считают, что наличие такого договора гарантирует взыскание ущерба в полном объеме, и забывают, что суд откажет в подобном иске, если выяснится, что законных оснований для заключения договора не было.

Заключить такой договор можно только с работником, который занимает должность, поименованную в постановлении Минтруда России от 31.12.2002 № 85 «Об утверждении перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности».

Согласно ст. 244 ТК РФ письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ) за недостачу вверенного работникам имущества могут заключаться с работниками, достигшими 18 лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

Таким образом, если должность в названном постановлении отсутствует или в соответствии с должностной инструкцией работник не обслуживает непосредственно ценности и имущество, суд признает необоснованным заключение договора о полной материальной ответственности.

Решением Чапаевского городского суда Самарской области от 18.06.2009 организации было отказано в удовлетворении иска к работнику о возмещении ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей. Суд установил, что сотрудник работал сначала в должности ведущего специалиста, а затем в должности начальника участка. Несмотря на то что между работником и работодателем был заключен договор о полной материальной ответственности по первоначальной должности, в суде работодатель не доказал функции работника по сохранности материальных ценностей. Должностные инструкции ведущего специалиста и начальника участка в организации вообще отсутствовали.

Работодатель обратился в суд с иском к работнику о взыскании суммы ущерба. В обоснование своих требований истец сослался на то, что работник — материально ответственное лицо.

Суды первой и кассационной инстанций удовлетворили иск. Но Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Работник занимал должность специалиста производственного отдела, дополнительно выполнял обязанности по управлению автомобилем, принадлежащим организации. Однако в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденный постановлением Минтруда России от 31.12.2002 № 85, должность, занимаемая работником, как, впрочем, и выполняемая им работа, не включена.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что договор о полной материальной ответственности в принципе не мог быть заключен с работником. Такой договор не служит основанием для привлечения работника к полной материальной ответственности. Требования организации о возмещении ущерба в полном объеме, превышающем среднемесячный заработок работника, противоречат требованиям Трудового кодекса РФ.

Перечни работ и категорий работников, с которыми может быть заключен названный договор, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством РФ. Таким образом, трудовое законодательство предусматривает конкретные требования, при выполнении которых работодатель вправе заключить с отдельным работником письменный договор о полной материальной ответственности, перечень должностей и работ, при выполнении которых этот договор может быть оформлен, взаимные права и обязанности работника и работодателя по обеспечению сохранности материальных ценностей, переданных под отчет.

(Определение по делу № 18-В09-72, из обзора практики Верховного суда РФ за IV квартал 2009 г.)

Вывод: нарушение работодателем требований законодательства о порядке и условиях заключения и исполнения договора о полной индивидуальной материальной ответственности является основанием для освобождения работника от обязанности возместить причиненный по его вине ущерб имуществу работодателя в полном размере, превышающем средний месячный заработок работника.

Правонарушение есть, а ущерба нет

Иногда работодатель, не принимая во внимание, причинен ли реальный ущерб, пытается привлечь к материальной ответственности работника, который нарушил правила выполнения трудовых функций или совершил другое правонарушение, связанное с выполнением служебных обязанностей.

Удовлетворяя требования ООО, суд исходил из того, что Л. — сотрудница общества, с которым был заключен договор о полной материальной ответственности, причинила ООО ущерб в результате выдачи из кассы денежных средств с нарушением правил ведения кассовых операций, установленных Федеральным законом «О бухгалтерском учете», и Порядка ведения кассовых операций в РФ, утвержденного решением Совета директоров ЦБ РФ от 22.09.93 № 40. При этом суд не учел ст. 238, 242 и 243 ТК РФ. Исходя из этих норм причиненный работодателю ущерб возмещается работником в полном размере при доказанности наличия прямого действительного ущерба.

Между тем, как следует из объяснений представителей ООО, факт причинения прямого действительного ущерба установлен не был, поскольку ни одно из лиц, которым были выданы денежные средства по ведомостям и расходным кассовым ордерам, к обществу с требованием о выплате причитающихся им сумм не обращалось.

Иск ООО о возмещении ущерба основывался только на факте нарушения работницей правил ведения кассовых операций, согласно которым выдача денег из кассы, не подтвержденная распиской получателя в расходном кассовом ордере или другом заменяющем его документе, в оправдание не принимается, считается недостачей и взыскивается с кассира.

Кассационная инстанция позицию суда первой инстанции не поддержала и в удовлетворении иска о привлечении к материальной ответственности отказала.

(Определение Пермского краевого суда от 03.08.2010 № 33-5964)

Вывод: основанием для возложения на работника материальной ответственности является установление факта причинения по его вине прямого действительного ущерба.

Гражданско-правовая ответственность неприменима в трудовых отношениях

Работодатель нередко включает в иск требования, основанные на нормах Гражданского кодекса РФ, например наряду с требованием возместить ущерб вменяет работнику проценты за пользование чужими денежными средствами или неполученные доходы (упущенную выгоду).

Здесь надо помнить, что одновременно применить нормы трудового и гражданского права к отношениям, сложившимся между работодателем и работником, можно лишь в случаях, указанных в законе. Так, в ч. 2 ст. 277 ТК РФ установлено, что в случаях, предусмотренных федеральными законами, руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями. При этом убытки рассчитываются в соответствии с нормами, закрепленными гражданским законодательством. Во всех остальных случаях применять к трудовым правоотношениям нормы гражданского законодательства недопустимо. Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) с работника не взыскиваются.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества или на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Индивидуальный предприниматель принял К. на должность юрисконсульта с окладом 5000 руб. Сотрудница приступила к выполнению своих обязанностей. Она получила из кассы 45 000 руб. по расходному кассовому ордеру для заключения с ОАО «РЖД» договора на подачу вагонов на подъездные железнодорожные пути, используемые истцом для предпринимательской деятельности. За полученные по разовому документу денежные средства К. не отчиталась, доказательств расходования денежных средств по целевому назначению не представила.

Работодатель — индивидуальный предприниматель обратился в суд с требованием о взыскании с сотрудницы убытков и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением районного суда исковые требования ИП были удовлетворены частично. С К. взыскано 45 000 руб., проценты в сумме 800 руб., возврат госпошлины 1474 руб. Однако кассационная инстанция отменила решение в части взыскания с К. процентов в сумме 800 руб. и госпошлины.

Краевой суд заключил, что при разрешении спора о возмещении ущерба суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о взыскании с работницы 45 000 руб., правильно руководствовался положениями ст. 238 и 243 ТК РФ, регулирующими правоотношения по возмещению ущерба, причиненного работником. Однако при взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке ст. 395 ГК РФ в сумме 800 руб. нормы материального права были применены неверно. Суд не учел, что трудовые отношения не регулируются нормами ГК РФ, а подлежащие применению положения ТК РФ не преду­сматривают взыскание указанных процентов с работника. Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю только причиненный ему прямой действительный ущерб.

(Определение Пермского краевого суда по делу № 33-1708/2010)

Иногда путаница в применении норм ТК РФ и ГК РФ связана с причинением вреда работником не имуществу работодателя, а третьим лицам. Дело в том, что, возместив ущерб третьим лицам, работодатель вправе подать регрессный иск к работнику, то есть взыскать с него ущерб, который уже возместил. Ущерб третьим лицам в подобной ситуации возмещается по правилам гражданского законодательства. Работодатель, полагая, что гражданское законодательство можно применить и при взыскании ущерба с работника, пытается это сделать без учета особенностей трудового законодательства.

Само понятие регрессного иска — гражданско-правовая категория. Статья 1081 ГК РФ предоставляет работодателю, возместившему вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

В пункте 15 постановления Пленума ВС РФ от 16.11.2006 № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» разъяснено, что под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, выплаченные работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. Получается, что нормы Трудового кодекса о возмещении вреда третьим лицам работодателем за причиненный работником вред корреспондируют с нормами Гражданского кодекса РФ и регрессные требования основываются и на том, и на другом законодательстве.

Важно, что нормы ТК РФ распространяются и на регрессные требования, то есть с работника в порядке регресса можно взыскать ущерб в полном объеме только в случаях, предусмотренных ст. 243 ТК РФ.

Работодатель заявил иск к работнику о возмещении ущерба в порядке регресса. Суд установил, что работник, управляя автомобилем ЗИЛ-431410, выехал на полосу встречного движения. Произошло столкновение с автомобилем ВАЗ-2106, водитель которого от полученных травм скончался. Органы ГИБДД признали работника виновным в ДТП. Постановлением районного суда Челябинской области уголовное дело, возбужденное в отношении сотрудника, было прекращено за примирением обвиняемого с представителем потерпевшего. Решением городского суда с работодателя в пользу потерпевшего была взыскана компенсация морального вреда в сумме 80 000 руб.

Решением первой и кассационной инстанций с работника в пользу работодателя было взыскано в возмещение ущерба 40 000 руб., а также судебные расходы. Но Верховный суд РФ эти решения отменил, указав, что в отношении работника не было вступившего в законную силу обвинительного приговора по уголовному делу. Значит, оснований для привлечения работника к полной материальной ответственности нет.

(Определение ВС РФ от 01.08.2008 № 48-В08-7)

Вывод: ущерб, причиненный работником, возмещается только на основании норм трудового законодательства.

Соотношение административной и материальной ответственности

Работодатель заблуждается, думая, что, уплатив штраф за административное правонарушение, он может взыскать сумму штрафа с работника в рамках полной материальной ответственности. Обосновывается это тем, что привлечение к административной ответственности организации произошло по вине работника.

ОАО обратилось в суд с иском к своему работнику о взыскании ущерба в размере 40 000 руб. Требования мотивированы тем, что за совершение административного правонарушения общество привлекли к административной ответственности в виде штрафа в размере 40 000 руб. Истец считал, что ущерб в виде уплаты административного штрафа причинен в результате ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей заведующей магазином, в обязанности которой входит соблюдение сроков реализации товаров и с которой подписан договор о полной материальной ответственности.

Суд пришел к выводу, что, поскольку заведующая магазином не была привлечена к административной ответственности, взыскивать ущерб в полном объеме нельзя. Можно только взыскать ущерб в размере среднего заработка, то есть применить ограниченную материальную ответственность.

(Надзорная практика Верховного суда Республики Карелия//Бюллетень Верховного суда Респуб­лики Карелия. 2008. № 1(18))

Вывод: материально ответственный работник не может быть привлечен к полной материальной ответственности в связи с причинением ущерба в виде взыскания с организации штрафа, наложенного в административном порядке на организацию.

Это интересно:

  • Свидетельство о наличии собственности Получение справки с БТИ о наличии собственности При заключении сделок с недвижимостью нельзя обойтись без такого документа, как справка с БТИ о наличии собственности. Занимается выдачей этого документа бюро технической […]
  • Мировое соглашение по делу о расторжении брака разделе имущества Правильно ли я составила мировое соглашение по делу о расторжении брака? В Люблинский районный суд г. Москвы Истец: Гусев Алексей Викторович г. Москва, 117148, ул. Маршала Савицкого, д. 26, кв. 115. Ответчик: Гусева Ольга […]
  • Ст 128 гпк рф комментарии Статья 128. Извещение должника о вынесении судебного приказа Судья высылает копию судебного приказа должнику, который в течение десяти дней со дня получения приказа имеет право представить возражения относительно его […]
  • Задержание на улице в нетрезвом виде Власть и право Пьянству — срок Суд запретил задерживать пьяных на улице больше чем на двое суток Конституционный суд запретил задерживать пьяных людей на срок более 48 часов без решения суда. Между тем распитие спиртного и […]
  • Перерыв в судебном заседании и отложение судебного разбирательства Шпоры для каждого! Информационные учебно-познавательные материалы Перерыв и отложение судебного разбирательства в арбитражном процессе Отложение судебного разбирательства представляет собой перенос даты проведения судебного […]
  • Вид на жительство и трудовая книжка Имеет ли право гражданин Украины с видом на жительство работать в России врачом? Порядок трудоустройства таких граждан в медицинскую организацию? Имеет ли право гражданин Украины с видом на жительство работать в России врачом? […]
  • Как узаконить гараж в многоквартирном доме Перепланировка по суду в 2018 году Граждан не всегда устраивает существующая планировка помещения. Можно ли что-то изменить на свой вкус? Как это сделать, и какие могут последствия у таких действий? Переустройство жилья Для […]
  • Андрей тарасов адвокат Андрей тарасов адвокат Тарасов Андрей Семенович Заместитель Управляющего партнера Адвокатского бюро «Резник, Гагарин и Партнеры" Адвокатской палаты г. Москвы Андрей Семенович окончил с отличием юридический факультет МГУ […]