Адвокат не вправе без

ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ПРАКТИКА.
КОДЕКС ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ АДВОКАТА. СТАТЬЯ 9

1. Адвокат не вправе:
1) действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне;
2) занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного;
3) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если он ее отрицает;
4) разглашать без согласия доверителя сведения, сообщенные им адвокату в связи с оказанием ему юридической помощи;
5) принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить;
6) навязывать свою помощь лицам и привлекать их в качестве доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещанием благополучного разрешения дела и другими недостойными способами;
7) допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения;
8) приобретать, каким бы то ни было способом в личных интересах имущество и имущественные права, являющиеся предметом спора, в котором адвокат принимает участие как лицо, оказывающее юридическую помощь.
2. Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования и с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации или Федеральной палате адвокатов.
Исполнение адвокатом возложенных на него полномочий в связи с избранием на должность в адвокатской палате субъекта Российской Федерации или Федеральной палате адвокатов, а также исполнение адвокатом полномочий руководителя адвокатского образования (подразделения) является его профессиональной обязанностью.
При этом вознаграждение, выплачиваемое адвокату за работу в адвокатской палате субъекта Российской Федерации и Федеральной палате адвокатов в связи с исполнением указанных полномочий, носит характер компенсационной выплаты со стороны соответствующей палаты за вынужденную невозможность в полной мере осуществлять адвокатскую деятельность.
3. Адвокат также не вправе:
— заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг;
— вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги либо участвовать в организациях, оказывающих юридические услуги;
— принимать поручение на выполнение функций органов управления доверителя — юридического лица по распоряжению имуществом и правами последнего. Возложение указанных функций на работников адвокатских образований также не допускается.
4. Выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью.
Осуществление адвокатом иной деятельности не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры.

Заключение Квалификационной комиссии № 4 (Вестник 2010 № 7,8)
Федеральный законодатель, а вслед за ним и адвокатское сообщество Российской Федерации в лице Всероссийского съезда адвокатов, установили лишь одну правовую ситуацию, при которой адвокат вправе занять по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, — когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного.

Заключение Квалификационной комиссии № 2 (Вестник 2010 № 3,4)
В тех случаях, когда возникает правовой спор о том, был ли защитник уведомлен следователем о дне, месте и времени производства процессуального (следственного) действия, в том числе когда против адвоката выдвигаются обвинения в нарушении норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката, следователь обязан представить убедительные доказательства факта уведомления. Расторжение соглашения как юридический факт означает, что обвиняемый на данный конкретный момент не обеспечен защитником, что обязывает должностное лицо или государственный орган, в производстве которого находится уголовное дело, совершить ряд последовательных действий, предписанных законом для обеспечения конституционного права каждого обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката (защитника).

Заключение Квалификационной комиссии № 5 (Вестник 2010 № 1,2)
Квалификационная комиссия уже неоднократно отмечала, что уголовно-процессуальное законодательство не возлагает на обвиняемого и защитника процессуальную обязанность подписывать протоколы следственных (процессуальных) действий и указывать в нем свои замечания, а отказ участника следственного действия (обвиняемого, защитника) подписать протокол этого действия и изложить в нем свои замечания не влечет сам по себе признания производства следственного (процессуального) действия незаконным.

Заключение Квалификационной комиссии № 3 (Вестник 2010 № 1,2)
Исходя из логического и систематического толкования норм гражданского законодательства и законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, передача исполнения обязательств, принятых адвокатом согласно заключенному соглашению, другим лицам ( не адвокатам) не допускается.

Заключение Квалификационной комиссии № 2 (Вестник 2009 № 10,11,12)
Квалификационная комиссия отмечает, что установленный абз. 5 пп. 2 п. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» запрет адвокату принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если он оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица, не может быть понимаем лишь в отношении настоящих, но не бывших доверителей адвоката, поскольку положения данной нормы закона должны рассматриваться в системной взаимосвязи с иными нормами законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе регламентирующими институт адвокатской тайны. Квалификационная комиссия выражает сомнение в обоснованности и логичности запрета, установленного п. 9 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которому адвокат не может расторгнуть соглашение на защиту по уголовному делу, если выявятся обстоятельства, при которых адвокат был не вправе принимать поручение.

Федеральная палата адвокатов

Адвокат не должен оказывать юридическую помощь вне рамок надлежащим образом оформленного соглашения с доверителем

Распоряжением Президента Адвокатской палаты г. Москвы № 180 от 13 октября 2006г. было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката С. Основанием для возбуждения дисциплинарного производства явилась жалоба предпринимателя С-кого.
В жалобе, адресованной в Совет Адвокатской палаты г. Москвы, С-кий указал, в частности, следующее.

В 2003-2004 гг. заявитель, действуя в личном качестве, а также в качестве руководителя ЗАО, обращался к адвокату С. За оказанием юридической помощи и выдавал ему в этих целях несколько доверенностей. По этим доверенностям адвокат С. Осуществлял различные юридически значимые действия. В частности, в апреле 2004 г. С. Участвовал в качестве представителя С-кого в районном суде г. Москвы в рассмотрении гражданского дела по его иску к С. О взыскании денег. Исковое заявление по этому делу было подготовлено адвокатом С.

27.11.2005 г. истец С-кий узнал, что основное доказательство по делу – Соглашение между Б. и Г., по которому ему было уступлено право требования, «недостоверно». 2 декабря 2005 г. производство по указанному гражданскому делу было прекращено в связи с отказом истца от иска.

Пользуясь имевшейся у него доверенностью, адвокат С. 29.11.2005 г. без ведома и согласия своего доверителя забрал из материалов гражданского дела оригинал указанного выше соглашения между Б. и Г.

Через некоторое время – 22.12.05 г. в отношении заявителя СО при ОВД района Х. г. Москвы было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Причем основным доказательством по делу являлось все то же соглашение между Б. и Г. Указанный документ был выдан следствию адвокатом С. Кроме того, в рамках уголовного дела адвокат С. В качестве свидетеля дал показания против своего бывшего доверителя. Эти показания адвокат С. подтвердил также в ходе очной ставки между ним и С-ким, которая имела место 21 февраля 2006г.

В результате того, что С. дал показания против С-кого и передал следствию Соглашение, заявитель был признан обвиняемым, объявлен в розыск и в отношении него была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

По мнению С-кого, выдвинутое против него обвинение было абсолютно надуманным и необоснованным, но С. предпринимал самые активные меры к тому, чтобы ухудшить положение своего доверителя. Заявитель полагал, что адвокат С. грубо нарушил Кодекс профессиональной этики адвоката.

Изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив доводы заявителя С-кого, его представителя адвоката Г., выслушав объяснения адвоката С., Квалификационная комиссия, проведя голосование именными бюллетенями, пришла к следующим выводам.

В апреле — ноябре 2005 г. адвокат С. являлся представителем истца С-кого при рассмотрении гражданского дела в районном суде г.Москвы о взыскании денег с С-ва. Своим заявлением от 27 ноября 2006 г. С-кий отказался от иска к С-ву и 02 декабря того же года суд производство по делу прекратил.

Однако 29 ноября 2005 г. до вынесения определения суда о прекращении производства по делу без ведома и согласия истца С-кого адвокату С. по его заявлению из материалов дела судом было выдано Соглашение между Б. и Г., по которому ему было уступлено право требования. Узнав об этом, 02 декабря 2005 г. С-кий направил в суд г. Москвы заявление об отзыве доверенности.

Как видно из объяснений участников дисциплинарного производства и представленных ими материалов, которые обозревались в заседании Квалификационной комиссии, юридическая помощь в районном суде г. Москвы заявителю С-кому оказывалась адвокатом С. на основании нотариально удостоверенной доверенности. Соглашение между С-ким и адвокатом С. об оказании юридической помощи не было надлежаще оформлено.

Между тем в соответствии с пп. 1 и 2 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, т.е. гражданско-правового договора, заключаемого в простой письменной форме. Как со всей очевидностью следует из ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат не вправе оказывать юридическую помощь вне рамок адвокатской деятельности. Вступив в гражданское дело на основании доверенности без заключения письменного соглашения и без предъявления суду ордера, адвокат С. Ненадлежащее исполнял свои профессиональные обязанности перед доверителем. Совершение адвокатом такого рода действий является дисциплинарным проступком.

В то же время в данном случае адвокат С. за совершение указанного дисциплинарного проступка не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

В соответствии с абз. 2 п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года. Производство по гражданскому делу, в котором адвокат С. был представителем заявителя С-кого, определением суда было прекращено 02 декабря 2005 г., т. е. за пределами годичного давностного срока привлечения к дисциплинарной ответственности.

В то же время Квалификационная комиссия констатирует в действиях адвоката С. наличие дисциплинарного проступка, который заключается в следующем.

Адвокат не должен оказывать юридическую помощь вне рамок надлежащим образом оформленного соглашения с доверителем. Однако, если в силу каких- то причин адвокат участвовал в процессе без требуемого ст. 25 Закона оформления своего соглашения с доверителем, он как профессиональный участник судопроизводства, тем не менее, остается членом адвокатского сообщества, к которому обратились за оказанием квалифицированной юридической помощи. Соответственно и в этом случае, на него распространяются все правила, действующие в этом сообществе.

На основании пп. 2 и 3 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката. В соответствии с пп. 1- 6 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката без доверия к адвокату не может быть уверенности в сохранении тайны. Профессиональная тайна адвоката представляет собой иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией Российской Федерации.

Профессиональная тайна является безусловным приоритетом деятельности адвоката. Срок хранения тайны не ограничен во времени.

Адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя.

Без согласия доверителя адвокат вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу.

В частности, правила сохранения профессиональной тайны распространяются на:
— факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;
— все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;
— сведения, полученные адвокатом от доверителей;
— информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;
— содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;
— любые другие сведения, связанные с оказанием юридической помощи.

Адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей, а на основании пп. 1 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя.

Как видно из представленных заявителем документов, 22.12.2005 г. СО при ОВД района г. Москвы по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ в отношения доверителя адвоката С. С-кого было возбуждено уголовное дело. Он был обвинен в хищении денежных средств, принадлежащих Г., путем совершения мошеннических действий в размере 5 млн. рублей, т.е. в особо крупном размере.

14.06.2006 г. С-кий А.И. был задержан, ему было предъявлено обвинение в хищении денежных средств Б., В. и Г., т.е. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159 и ч. 4 ст. 159 УК РФ, а 15.06.2006 г. в отношении заявителя районным судом г. Москвы избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Однако, как со всей очевидностью следует из постановления о возбуждении уголовного дела от 22.12.2005 г., постановления Заместителя прокурора г. Москвы от 11 августа 2006 г. об отмене постановления о привлечении в качестве обвиняемого, письма Заместителя Генерального прокурора РФ на имя депутата Государственной Думы РФ С. от 11 сентября 2006 г., а также постановления о прекращении уголовного дела от 14 сентября 2006 г., уголовное дело в отношении заявителя Г-кого было возбуждено незаконно. Гражданско-правовые отношения, связанные с заключением договора займа, а затем с уступкой требования, абсолютно искусственно и весьма неуклюже были преподнесены в качестве уголовного преступления. По указанной причине прокуратурой г. Москвы 11.08.2006 г. постановление о привлечении в качестве обвиняемого С-кого было отменено, как необоснованное и из-под стражи он был освобожден. Постановлением от 14 сентября 2006 г. уголовное дело в отношении С-кого было производством прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления.

Незаконное предъявление С-кому обвинения в мошенническом хищении денежных средств в особо крупном размере, соединенное с незаконным лишением его свободы в значительной степени базировалось на действиях адвоката С., который разгласил профессиональную тайну и действовал вопреки законным интересам доверителя.

В частности, в ходе очной ставки 21 февраля 2006 г. с его доверителем С-ким адвокат С. подробно рассказал следствию обо всех обстоятельствах гражданского дела, которое в апреле — декабре 2005 г. он вел в интересах С-кого в суде г. Москвы. Так, адвокат С. на очной ставке сообщил о факте обращения к нему С-кого с просьбой оказать юридическую помощь в подготовке Соглашения об уступке требования, обо всех деталях этого соглашения, о даче адвокатом разного рода консультаций и разъяснений, о подготовке иных юридических документов, а также об обстоятельствах подготовки и ведения гражданского дела в районном суде г. Москвы.

Указанные сведения в полной мере подпадают под действие ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката, разглашать которые адвокат не имеет право.

Соответственно, адвокат С. не вправе был давать свидетельские показания и участвовать в качестве свидетеля в очной ставке, поскольку это было связано с разглашением обстоятельств, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей.

Разглашенные адвокатом С. обстоятельства гражданско-правового характера впоследствии органами предварительного следствия были необоснованно квалифицированы в качестве преступления.

Поступая подобным образом, адвокат С., вне сомнения, действовал вопреки законным интересам своего доверителя, тем самым, нарушив положение, сформулированное в пп. 1 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.

То обстоятельство, что незаконно возбужденное в отношении С-кого уголовное дело являлось типично «заказным» со всей очевидностью вытекает из представленных заявителем документов. В частности, из письма следователя 3 отдела СЧ ГСУ при ГУВД г. Москвы И. от 14.09. 2006 г. на имя С-кого следует, что он — следователь удовлетворил ходатайство заявителя о приобщении к материалам уголовного дела № 23885 «диска с имеющимися на нем файлами, а именно: аудиозаписью телефонных разговоров Б. с сотрудниками правоохранительных органов, распечатанным текстом, распечатанным списком участников переговоров» и пояснением С-кого к этой информации.

В письме Заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на имя Депутата Государственной Думы С. говорится:

«По поводу выявленных нарушений уголовно-процессуального законодательства прокуратурой города 15.08.2006 внесено представление на имя начальника ГСУ при ГУВД г. Москвы. Управлению по расследованию особо важных дел Генеральной Прокуратуры Российской Федерации поручено проверить сведения о противоправной деятельности ряда работников правоохранительных органов в порядке ст.ст.144, 145 УПК РФ».

На основании пп. 4 п. 1 ст. 7 и пп. 2 п. 2 ст.17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокат обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката. В соответствии с п. 1 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и названного Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности.

Квалификационная комиссия по результатам рассмотрения жалобы дает заключение о наличии или об отсутствии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей.

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты г. Москвы, руководствуясь пп. 4 п. 1 ст. 7, пп. 2 п. 2 ст.17, п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 5 – 6, пп. 1 п. 1 ст. 9, п. 1, абз. 2 п. 5 ст. 18 и пп.1, пп.5 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, по результатам рассмотрения жалобы С-кого выносит заключение
— о наличии в действиях адвоката С. нарушения норм Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившегося в его участии в качестве свидетеля в очной ставке против доверителя С-кого, в ходе которой были разглашены сведения, составляющие профессиональную тайну.
— о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката С. в части его действий, выразившихся в ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей перед доверителем, вследствие истечения срока применения мер дисциплинарной ответственности, обнаружившегося в ходе разбирательства Квалификационной комиссией.

Совет согласился с решением квалификационной комиссии и вынес решение о прекращении статуса адвоката С.

Адвокат не вправе без

Российская газета опубликовала Федеральный закон от 03 июля 2018 г. №…

О текущих (расчетных) счетах а…

Уважаемые коллеги! Публикуем письмо Центрального банка России о текущих (расче…

27 апреля состоялось заседан…

Рассмотрены итоги работы адвокатов в 1 квартале текущего года по исполнению…

ВНИМАНИЕ КОНКУРС. …

Редакционная коллегия журнала «Вестник ТОАП» объявляет конкурс на 2018 г. по сле…

Кодекс профессиональной этики адвоката

1. Помимо случаев, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, адвокат не вправе принимать поручение на осуществление защиты по одному уголовному делу от двух и более лиц, если:

1) интересы одного из них противоречат интересам другого;

2) интересы одного, хотя и не противоречат интересам другого, но эти лица придерживаются различных позиций по одним и тем же эпизодам дела;

3) необходимо осуществлять защиту лиц, достигших и не достигших совершеннолетия.

2. Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда.

Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции.

3. Адвокат-защитник не должен без необходимости ухудшать положение других подсудимых. Всякие действия адвоката, направленные против других подсудимых, чьи интересы противоречат интересам подзащитного, оправданы лишь тогда, когда без этого не может быть осуществлена в полной мере защита его доверителя.

4. Адвокат-защитник обязан обжаловать приговор:

1) по просьбе подзащитного;

2) если суд не разделил позицию адвоката-защитника и (или) подзащитного и назначил более тяжкое наказание или наказание за более тяжкое преступление, чем просили адвокат и (или) подзащитный;

3) при наличии оснований к отмене или изменению приговора по благоприятным для подзащитного мотивам.

Отказ подзащитного от обжалования приговора фиксируется его письменным заявлением адвокату.

1. При невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат должен при возможности заблаговременно уведомить об этом суд или следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе, и согласовать с ними время совершения процессуальных действий.

2. Адвокат вправе беседовать с процессуальным противником своего доверителя, которого представляет другой адвокат, только с согласия или в присутствии последнего.

3. При использовании права на отпуск (отдых) адвокат должен принять меры к обеспечению законных прав и интересов доверителя.

1. Адвокат строит свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав.

2. Адвокат не должен:

1) употреблять выражения, умаляющие честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката либо авторитет адвокатуры;

2) использовать в беседах с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями выражения, порочащие другого адвоката, а также критику правильности действий и консультаций адвоката, ранее оказывавшего юридическую помощь этим лицам;

3) обсуждать с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями обоснованность гонорара, взимаемого другими адвокатами.

3. Адвокат не вправе склонять лицо, пришедшее в адвокатское образование к другому адвокату, к заключению соглашения об оказании юридической помощи между собой и этим лицом.

4. Адвокат обязан уведомить Совет о принятии поручения на ведение дела против другого адвоката.

Если адвокат принимает поручение на представление доверителя в споре с другим адвокатом, он должен сообщить об этом коллеге и при соблюдении интересов доверителя предложить окончить спор миром.

5. Отношения между адвокатами не должны влиять на защиту интересов участвующих в деле сторон. Адвокат не вправе поступаться интересами доверителя ни во имя товарищеских, ни во имя каких-либо иных отношений.

6. Адвокат обязан выполнять решения органов адвокатской палаты и органов Федеральной палаты адвокатов, принятые в пределах их компетенции.

7. Адвокат обязан участвовать лично или материально в оказании юридической помощи бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством, или по назначению органа дознания, органа предварительного следствия или суда в порядке, определяемом адвокатской палатой субъекта Российской Федерации.

8. Адвокаты-руководители адвокатских образований (подразделений) и руководители адвокатских палат субъектов Российской Федерации обязаны принимать меры для надлежащего исполнения адвокатами профессиональных обязанностей по участию в оказании юридической помощи бесплатно и помощи по назначению, а также по осуществлению отчислений на общие нужды адвокатской палаты и выполнению иных решений органов адвокатской палаты и Федеральной палаты адвокатов, принятых в пределах их компетенции.

1. Адвокат имеет право на получение вознаграждения (гонорара), причитающегося ему за исполняемую работу, а также на возмещение понесенных им издержек и расходов.

2. Гонорар определяется соглашением сторон и может учитывать объем и сложность работы, продолжительность времени, необходимого для ее выполнения, опыт и квалификацию адвоката, сроки, степень срочности выполнения работы и иные обстоятельства. Соглашение об оказании юридической помощи может содержать условие о внесении доверителем в кассу либо о перечислении на расчетный счет адвокатского образования (подразделения) денежных сумм в качестве авансовых платежей.

3. Адвокат вправе включать в соглашение об оказании юридической помощи условия, в соответствии с которыми выплата вознаграждения ставится в зависимость от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера.

3.1. Адвокат вправе принимать денежные средства в оплату юридической помощи по соглашению за доверителя от третьих лиц (с ведома доверителя). При этом адвокат не обязан проверять взаимоотношения между доверителем и плательщиком-третьим лицом.

4. Адвокат вправе с согласия доверителя делить гонорар с лицами, привлекаемыми для оказания юридической помощи.

5. Адвокату запрещается принимать от доверителя какое-либо имущество в обеспечение соглашения о гонораре.

6. В случае если в процессе оказания юридической помощи адвокаты принимают поручение доверителя по распоряжению принадлежащими доверителю денежными средствами (далее – «средства доверителя»), для адвокатов является обязательным соблюдение следующих правил:

– средства доверителя всегда должны находиться на счете в банке или в какой-либо другой организации (в том числе у профессиональных участников рынка ценных бумаг), позволяющей осуществлять контроль со стороны органов власти за проводимыми операциями, за исключением случаев наличия прямого или опосредованного распоряжения доверителя относительно использования средств каким-либо другим образом;

– в сопровождающих каждую операцию со средствами доверителя документах должно содержаться указание на совершение данной операции адвокатом по поручению доверителя;

– выплаты какому-либо лицу из средств доверителя, осуществляемые от его имени или в его интересах, могут производиться только при наличии соответствующего непосредственного или опосредованного поручения доверителя, выраженного в письменной форме;

– адвокат в порядке адвокатского делопроизводства обязан вести учет финансовых документов относительно выполнения поручений по проведению операций со средствами доверителя, которые должны предоставляться доверителю по его требованию.

«Адвокат» без статуса

О ненадлежащей рекламе юридических услуг, предоставляемых лицами, не имеющими статуса адвоката

5 апреля на заседании Совета ФПА рассматривался вопрос о незаконном использовании терминов «адвокат», «адвокатская деятельность», «адвокатура», «адвокатская палата», «адвокатское образование», «юридическая консультация» в нарушение ст. 5 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Совет ФПА РФ принял решение рекомендовать советам региональных палат вести мониторинг устранения подобных нарушений.

Тема о том, что ряд юристов представляется адвокатами, не имея адвокатского статуса, в адвокатском сообществе не нова. Не так много юристов и юридических фирм, прямо нарушающих ст. 5 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в которой указано, что использование в наименованиях организаций и общественных объединений терминов «адвокатская деятельность», «адвокатура», «адвокат», «адвокатская палата», «адвокатское образование», «юридическая консультация» или словосочетаний, включающих в себя эти термины, допускается только адвокатами и созданными в порядке, установленном Федеральным законом, организациями.

Однако почти в каждом регионе такие случаи не единичны. Считаю, что они не должны быть оставлены без реагирования. Думается, что каждый президент адвокатской палаты вспомнит не одного посетителя, который возмущался недобросовестным отношением представителя, участвующего по его делу, требовал его наказания и удивлялся, что этот представитель – не адвокат, и управы на него, по сути, нет. Разве что обратиться в суд. Однако это не означает, что он может вернуть свои деньги за такую «юридическую помощь». Но для адвокатского сообщества главное, что в глазах этих людей все, кто участвуют в суде, – это адвокаты, и переубедить их в этом бывает сложно.

Такой гражданин пришел и ко мне на прием. Из его рассказа следовало, что его представитель не явился на судебное заседание, хотя взял у него доверенность и убедил, что самому истцу ходить в суд не надо. Дело было проиграно, жалоба вовремя не подана. Он назвал фамилию представителя и, услышав, что это не адвокат, обвинил нас в том, что мы даем недобросовестную рекламу.

Заинтересовавшись таким заявлением, мы выяснили, что, действительно, ООО «Юридическая ассоциация» размещает в средствах массовой информации объявления следующего содержания: «Всероссийская «юридическая ассоциация». Все виды юридических услуг, эксперты, адвокаты: Семейные дела, алименты / Выплаты по ДТП за 3 дня / Защита прав потребителей / Бесплатные консультации…»

Наше предупреждение руководству ООО «Юридическая ассоциация» о прекращении нарушения законодательства о рекламе было проигнорировано. Поэтому Адвокатская палата Республики Марий Эл обратилась с заявлением в Марийское УФАС России о возбуждении дела о нарушении п. 2, 3 ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе».

Комиссия УФАС по Республике Марий Эл по рассмотрению дел по признакам нарушения законодательства о рекламе наше заявление удовлетворила, признав указанную рекламу ООО «Юридическая ассоциация» ненадлежащей, и выдала ему обязательное для исполнения предписание о прекращении нарушения законодательства о рекламе.

При этом в решении указано следующее. В рассматриваемой рекламе содержится информация о том, что ООО «Юридическая ассоциация» оказывает юридические услуги, в том числе предоставляет помощь адвокатов, юристов, экспертов. В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре и адвокатской деятельности) адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном указанным Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее – доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Кроме того, в силу ч. 2 ст. 1 Закона об адвокатской деятельности, адвокатская деятельность не является предпринимательской. Не является адвокатской деятельностью юридическая помощь, осуществляемая участниками и работниками организаций, оказывающих юридические услуги, а также индивидуальными предпринимателями.

Статья 2 указанного закона устанавливает, что адвокатом является лицо, получившее в установленном законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской или иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности.

Адвокат осуществляет свою деятельность в одной из форм адвокатского образования. Формами адвокатского образования являются: адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация (ст. 20 Закона об адвокатуре и адвокатской деятельности).
Уставом Общероссийской негосударственной некоммерческой организации «Федеральная палата адвокатов Российской Федерации» к полномочиям Совета Федеральной палаты адвокатов отнесена разработка единых принципов и рекомендаций по организации деятельности и соблюдению действующего законодательства адвокатскими образованиями (ст. 32 Устава).
Нормы, регулирующие деятельность адвоката, а также возможность размещения информации (рекламы) об оказании адвокатских услуг содержатся также в Кодексе профессиональной этики адвоката, принятом Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.

В соответствии с ч. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат не вправе: заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг, за исключением научной, преподавательской, экспертной, консультационной (в том числе в органах и учреждениях Федеральной палаты адвокатов и адвокатских палат субъектов РФ, а также в адвокатских образованиях) и иной творческой деятельности, вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, а также участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе.

Статья 17 указанного Кодекса также устанавливает, что информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит: оценочных характеристик адвоката, отзывов других лиц о работе адвоката, сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов, заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды.

Кроме того, отдельные рекомендации по размещению информации об оказании услуг адвоката содержатся в Рекомендациях адвокатам по взаимодействию со средствами массовой информации (далее – Рекомендации), утвержденных Протоколом № 5 Совета Федеральной палаты адвокатов от 21 июня 2010 г. В п. 7.6 указанных Рекомендаций разъясняется, что, информируя о себе, адвокат не вправе предлагать потенциальным доверителям какие-либо скидки или иные льготы, формирующие представление об адвокатской деятельности как о предпринимательской. Важнейшим этическим правилом адвокатской профессии является запрет навязывания своей помощи лицам и привлечения их в качестве доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещанием благополучного разрешения дела и другими недостойными способами.

В соответствии с п. 7.1 Рекомендаций адвокатам следует воздерживаться от размещения информации о себе на платной основе, независимо от того, связана ли такая информация с его профессиональной деятельностью или нет. Исключение составляют случаи размещения справочной информации.

Также в силу п. 7.2 Рекомендаций информирование о деятельности адвоката и организации, в которой он состоит, допускается в справочных и информационных изданиях, на официальных интернет-сайтах. Она должна содержать указание на фамилию, имя и отчество адвоката, наименование адвокатского образования, в котором он состоит, реестровый номер и наименование адвокатской палаты. Распространение анонимной информации об адвокате не допускается. В соответствии с п. 7.5 Рекомендаций адвокат не вправе размещать информацию о себе в рекламе организаций, оказывающих юридические услуги и не являющихся адвокатскими образованиями.

Кроме того, решением Совета Адвокатской палаты РМЭ от 14 мая 2014 г. в протоколе № 5 утверждены Рекомендации по вопросу допустимости рекламы адвокатской деятельности и требованиях, предъявляемых к информации об адвокате и адвокатском образовании. Так, в рекомендациях содержится указание на то, что реклама деятельности адвоката как в прямом, так и в переносном смысле не соответствует его статусу, снижает доверие общества как к конкретному адвокату, так и к адвокатскому сообществу в целом, поэтому, несмотря на отсутствие в законодательстве прямого запрета на рекламу адвокатских услуг, адвокат должен воздерживаться от совершения подобного рода действий.

Адвокат вправе информировать общественность о себе и своих услугах исключительно путем сообщения информации, предусмотренной ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката, указав в ней в обязательном порядке свои фамилию, имя, отчество, реестровый номер и наименование адвокатского образования и адвокатской палаты субъекта РФ (при желании адвоката), при этом воздерживаясь от использования таких форм, которые явно не соответствуют престижу профессии, в частности, посредством расклеивания объявлений, помещения их на транспортные средства, стены и двери зданий, заборы, мусоропроводы, распространения листовок, рекламных предложений, визиток, открыток, помещения их в почтовые ящики потенциальных доверителей, использования механизма «спам-почты» и т.п. При размещении такой информации адвокатом должны быть соблюдены предусмотренные законодательством требования к ее содержанию и форме.

Таким образом, из содержания приведенных нормативно-правовых актов и рекомендаций следует, что не допускается размещение анонимной информации об оказании адвокатских услуг, размещение информации о конкретном адвокате возможно только в справочных и информационных изданиях, при этом в такой информации должны содержаться сведения о лице, оказывающем адвокатские услуги (наименование, место оказания юридических услуг).

Из материалов дела следует, что ООО «Юридическая ассоциация» не является формой адвокатского образования, общество оказывает юридические услуги. Согласно сведениям из ЕГРЮЛ, основными видами деятельности ООО «Юридическая ассоциация» являются деятельность в области права, бухгалтерского учета и аудита, консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления предприятием.

В ходе рассмотрения дела установлено, что в штате ООО «Юридическая ассоциация» состоят директор и четыре юриста, адвокаты в штате организации отсутствуют.

Марийским УФАС России направлено требование о представлении информации в адрес адвокатов, осуществляющих деятельность на территории Республики Марий Эл, о фактах направления ООО «Юридическая ассоциация» в адрес адвокатов клиентов. Однако из ответов, представленных в материалах дела, следует, что ни один адвокат не сотрудничает с ООО «Юридическая ассоциация», сведения о направлении потенциальных клиентов в адрес адвокатов и адвокатских образований Республики Марий Эл отсутствуют.

Указание в рассматриваемой рекламе на то, что ООО «Юридическая ассоциация» предоставляет клиентам услуги адвокатов, является недостоверным, вводит потребителей в заблуждение, поскольку создает впечатление о возможности получения адвокатских услуг именно в ООО «Юридическая ассоциация».

Рассматриваемая реклама об оказании ООО «Юридическая ассоциация» адвокатских услуг носит анонимный характер, поскольку в ней не указаны фамилия, имя, отчество, реестровый номер и наименование адвокатского образования и адвокатской палаты субъекта РФ, что также недопустимо в соответствии с действующим законодательством.

Комиссия Марийского УФАС России приходит к выводу о том, что рассматриваемая реклама нарушает требования п. 2 ч. 3 ст. 5 Закона о рекламе, поскольку содержит недостоверные сведения относительно характеристик и потребительских свойств услуг, оказываемых ООО «Юридическая ассоциация».

Кроме того, ООО «Юридическая ассоциация» привлечено к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ.

Хочется отметить, что это не первое дело, которое возбуждено в Марийском УФАС по заявлению Адвокатской палаты РМЭ о нарушении законодательства об адвокатуре. Во всех случаях наши заявления были удовлетворены.

На этом примере мы видим, что ООО «Юридическая ассоциация», ссылаясь на сотрудничество с адвокатами, пыталось увеличить количество обратившихся к нему лиц для получения услуг.

Убеждена, что каждая адвокатская палата должна анализировать рекламу подобного рода и принимать меры для ее прекращения. Такие примеры еще раз показывают, насколько необходимо вводить представительство в суде только адвокатами.

Это интересно:

  • Пдд термин грузовой автомобиль Глава 1. Общие положения Формы и методы контроля за выполнением участниками дорожного движения требований настоящих Правил определяются Министерством внутренних дел. 5. Нарушение настоящих Правил влечет ответственность, […]
  • Презентация про права и обязанности ребенка ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ РЕБЕНКА. Разграничить понятия «права» и «обязанности» Воспитывать уважение к правам других Систематизировать имеющиеся у учащихся. - презентация Презентация была опубликована 5 лет назад […]
  • Судебный пристав бахтин Награжденные в 2011 году Список работников УФССП России по Орловской области, награжденных правами ФССП России и Минюста России, правами Губернатора Орловской области в 2011 году 1. ПОЛЕВСКИЙ Сергей Александрович, начальник […]
  • Челябинск мировой суд Челябинск мировой суд Мировые судьи Курчатовского района г. Челябинска (судебные участки № 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10) Мировой судья судебного участка № 1 – Изюмова Татьяна Анатольевна Адрес: г. Челябинск, ул. Свердловский […]
  • 1 Понятие гражданского права предмет метод система принципы источники 1 Понятие гражданского права предмет метод система принципы источники Основы трудового права РФ кратко Предмет трудового права - общественные отношения, возникающие с сфере труда и иные связанные с трудом отношения, а именно […]
  • Ст 396 ук рф Статья 396. Суды, разрешающие вопросы, связанные с исполнением приговора СТ 396 УПК РФ 1. Вопросы, указанные в пунктах 1, 2, 9, 10, 11, 14, 15, 16 и 20 статьи 397 и статье 398 настоящего Кодекса, разрешаются судом, постановившим […]
  • Как выкупить квартиру за материнский капитал Выкуп доли в квартире с использованием материнского капитала. Уважаемая Екатерина! 1. Вам необходимо обратиться в Пенсионный фонд того района, который выделяет материнский капитал2. Прийти лучше на приём к ст. инспектору3. […]
  • Уголовный кодекс статья 105 часть 3 Уголовный кодекс Российской Федерации Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (внесены правки от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря […]